шлюхи Екатеринбурга

Кукловод. Спасти отца. часть 12

Утро. Тишина. Туман. Только птички чего-то чирикали, переговариваясь о своем. Может быть о любви, а может и о своих славных предках — манирапторах или даже натурально целурозаврах. Кто их разберет? Яркий солнечный свет. Небо с редкими белыми пятнами облаков. Листва кустов и деревьев, пятна цветов на ковре зелени – типичная природа средней полосы.

А я иду к Маше, она позвала меня по очень важному делу. Ну что ещё? Девушку я вылечил и они с мамочкой своей уже и уехали… Поцелуй был долгим и страстным. Если бы не моё обещание, я бы её уже уволок в спальню. Видимо что-то такое почувствовав, она отстранилась и сказала:

— Привет! Я ужасно соскучилась. Женчик, я хочу попросить тебя… – и густо так покраснела. ну Маша! А тут ещё из радиолы Анна Герман “Один раз в год сады цветут”

Вдруг она закинула мне свои горячие руки на шею и сладко поцеловала. Я обнял девушку и стал вдыхать аромат её волос. Они пахли яблоком и солнцем. С последними звуками песни Маша выдохнула и стала меня целовать. В её глазах стояли слезы:

– Женчик, сделай мне, как моей сестрёнке. Вон Вика так еле ходила после “этого”… А она такая довольная! И ты же экстрасенс!

Ну разве можно ей отказать? Тем более Маша вновь крепко обняла меня и обхватила меня руками. Её упругая грудь уперлась в меня и мое молодое тело отреагировало, как и должно.

Она поцеловала меня и глубоко задышала. Я понял, что она приняла решение. Я взял её на руки и отнёс в спальню. Глаза её были счастливыми и одновременно испуганными. Я помог ей раздеться и разделся сам. Машенька была скованна, но настроена решительно. В моей прошлой жизни у меня было много женщин и я умел с ними обращаться. Поэтому я знал, что то, как это получилось в первый раз, девушки помнят всю свою жизнь и я должен сделать так, чтобы у Маши остались в памяти самые яркие и приятные воспоминания об этом.

Я начал языком и губами ласкать её грудь. Её соски затвердели, а дыхание стало более частым. Я поцелуями опускался всё ниже и ниже. Девушка начала постанывать. Когда я опустился в самый низ, коленки Светика непроизвольно раздвинулись и раздался более громкий стон. — Пора, — решил я и вошёл в неё.

Я сделал всё нежно, так, что боль от первого проникновения Светик практически не почувствовала. Она кончила быстро, а я чуть позже и успел выйти из неё до семяизвержения. Я продолжал нежно целовать её грудь, гладить её плоский живот и шептал нежные слова. Маша открыла глаза и сказала:

– Женчик, я знаю, ты будешь с Наташкой, но я хотела именно с тобой сделать “это”. Спасибо, было так чудесно…

Тебе было хорошо со мной?

— Очень. Я бы ещё не отказался, но тебе нельзя. У тебя там сейчас больно, несколько дней тебе надо воздержаться.

— Да, девчонки рассказывали. А как же ты? У тебя проблем не будет? Вон он как у тебя опять торчит, — сказала Маша и захихикала. — Я знаю, как я тебе могу помочь. Мне девчонки рассказывали, что парни часто просят в попу. Говорят, что это больно, но я согласна потерпеть ради тебя.

— Я возьму крем и смажу, а сам одену презерватив.

— Давай попробуем. Для тебя я готова сделать всё.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки