Кукловод. Особо важное задание-1

     Многие имена, фамилии, воинские звания и должности героев, как и прочих персонажей книги, а так же населённые пункты изменены, либо являются выдумкой автора.

     

     Оказывается, параллельные миры — это вовсе не выдумка, а самая что ни на есть реальность. Каждый слой отстоит от стоящих рядом параллельных течений времени ровно на 70 лет. Исторические процессы и личности в них зачастую идентичны, хотя и имеются отличия в частностях. До начала двадцатого века таких отличий, за редким исключением, не так много. То есть частности могут расходиться, но в общем и целом исторические события повторяются из слоя в слой.

     

     Если вспомнить об одном сверхсекретном проекте — «Кукловод». Наряду с открытием параллельных миров были выявлены и уникумы среди людей, которые при определенных условиях способны брать под контроль другую личность. Под полный контроль. И при этом в их распоряжении оказывались все знания, способности и даже полученные навыки подопечного. И главное, при всем при этом кукловод оставался в безопасности, так как в случае гибели носителя сознание Кукловода переносилось обратно в свое тело.

     

     В конце шестидесятых годов возник проект, во главе которого стоял мало кому известный физик Вольцев Сергей Иванович. Кто-то считал его гением, кто-то сумасшедшим. Но всё ему удалось и данный проект назвали «Вектор». Вот тут меня и «запрягли». Нужно её спасти! Обязательно! Это просьба нашего куратора — генерала Иванова!

     

     Ну что, пора. Я уже лежал в этом чертовом стеклянном гробу, который они называли просто «Капсулой». На самом деле вся эта стеклянная хренотень была одним огромным датчиком, который настраивался на моё ментальное поле и считывал мой мозг, слой за слоем, подчищая не только память, но и то, что делает человека уникальной личностью: он считывал привычные пути мышления. Мне сложно объяснить всё с точки зрения физиологии, но наша мысль материальна, она вызывается движением определенных групп нейронов, а вот запись таких стандартных импульсов создает уже более-менее адекватный слепок мозга.

     

     И вот… Вспышка нетерпимой боли, круженье в абсолютной черноте, стремительный полет к черту на кулички, наверное, потому что лететь в чёрное пространство — это лететь в никуда. Оставалось только осознание, что я куда-то лечу, и тут снова мое эфирное тело распалось мозаикой нестерпимой боли! Но я так не договаривался! Я так не хочу…

     

     Резкий удар света по глазам. Кажется, я потерял сознание. Только кто я?

     

     Я лежу на мягкой траве, точно в густом лесу, на небе солнце, жарко, но под большой елью мне прохладно. И, наконец, ОСОЗНАЮ… Я в том времени! Откуда я знаю?

     

     И тут ко мне подошли две симпатичные девушки в военной форме:

     

     — Товарищ майор, а почему Вы лежите и не встаёте?

     

     — Хочу и лежу, — огрызнулся я. А вы кто такие, — я медленно поднялся на ноги.

     

     — Военврач Павлова. Военфельдшер Никитина, — громко представились обе. А можно Ваши документы, товарищ майор?

     

     — Девушки-красавицы, ну что вы сможете понять в моих документах, — они обе смутились.

     

     — Ладно, вот у меня приказ — найти и вывести группу наших перепуганных штабных из разгромленной 10 армии. Сейчас дикая нехватка генералов и штабных работников уровня армии и корпуса. Вот видите — я показал им лист с подписью маршала Шапошникова, начальника Генштаба.

     

     Девушки обрадовались и рассказали мне, что впереди них прошла группа каких-то военных. Они чуть странные, мы же в немецком тылу, идем тихо, а они шумели и орали. Мы решили с ними не идти и спрятались под вот этой большой елью,

     

     — Товарищ майор, а вы можете нас с собой взять? Мы очень испугались и не знаем куда идти, — они так грустно и выжидающе посмотрели на меня. — Конечно, но вначале мы с вами поедим, сейчас как раз время обеда, — ответом мне было урчание их желудков. Проголодались!

     

     Я им выдал одну банку тушенки на двоих и парочку сухарей. Они старались есть медленно, но было видно, что сильно проголодались. По дороге я удачно подстрелил двух немецких связных на велосипедах. Затащил их в кусты, в ранцах взял отличные аптечки и немного еды. И у второго самое главное — кусок сала! И кус хлеба. Так что девушки получили ещё отличный перекус и теперь после отдыха шли бодро. К вечеру мы набрели на стоявшую в кустах машину грузовик «Ман» с кунгом. Оп-па, а в кузове нижнее белье, портяночное полотно и большая сумка с крестом возле клапана — медикаменты.

     

     Повезло! А вот и немчура валяется! Видимо окруженцы убили немцев, а водить машину никто не умеет. Мы сели в кабину и я проехал пару километров — отличная машина! И тут видим крохотное озеро — купаться! Я спрятал немецкое авто за деревьями и купаться!

     

     Девушки совершенно не стесняясь меня, разделись догола (врачи!) , постирались в небольшом бочажке (вода просто кипяток!) и развесили вещи на ветках. Мол к утру всё высохнет, а то просто закорлузло от пота и пыли. Ну и я смог убедить медичек, что мы не мародёры, раз взяли медикаменты, мыло и полотенца немцев, а всё это — военные трофеи. Это моё выражение им сильно понравилось и мы в полной темноте легли спать в кузове, там были матрасы и простыни. Легли мы на полу, на матрасах было мягко.

     

     Милые чистые девушки нахально прильнули ко мне, видимо они были сильно перепуганы войной. да тут и сработал инстинкт продолжения рода — они по очереди совратили меня. Было так до удивления сладостно-чудесно — мы все трое были в полном восторге. Война! Она обостряет все чувства! Девушки крепко, до боли, целовали меня… И очень ловко раздвигали свои ножки, приглашая меня. Это было так невероятно!

     

     Утром одна из девушек, одев только сапоги, совсем голой пошла в кустики, а вторая, став страстно меня целовать, захотела ещё. Ну разве можно отказать такой прелести! Пусть идёт война, пусть гибнут люди и рушатся города, а мы вовсю предались страсти. Я так чудесно кончил, да и девушка тоже. Она захотела «рачком», а я вроде и случайно, всунул ей в попку, кончая. Она тихо заохала, но не возражала. Тут и вторая вернулась — она тоже хочет! Без всяких нежностей обошлось, раз она совсем голая. Девушка ловко раздвинула свои ножки, правда сразу стала петь обычное женское: «Только не в меня!» Ну так и сделал! Пошло вместо завтрака — девушка ловко проглотила этот белок.

     

     Потом мы оделись, поставили котелок на огонь и тут привет! — из леса вышли девять пограничников и их старшина, бывший командир заставы. Мы проверили документы друг у друга, затем девушки занялись нашими уставшими воинами. Йодом прижгли мелкие раны и йарапины, а двоим двже сделали уколы из немецких лекарств — я им перевёл. Пограничники были в восторге — врачи рядом! Поели, отдохнули. а вот ехать мы решили под вечер.

     

     Почему? — да немцы ездят по дорогам, включив фары, а на тенте кунга немецкий флаг закреплён, чтобы «горячие мальчики Геринга» не раздолбали своих. так что ночью будем ехать смело, а днём — как получится. Но нас они бомбить не будут — знак на тенте!

     

     Я ещё анекдот рассказал, чтобы немного развеселить. Анекдот, школьный ещё. «Маленький сын прибегает к отцу с матерью и кричит: «Мама, папа, я слово написал из трех букв!» Мать ему шлепнула подзатыльник: «Ах ты, пошляк мелкий!» Сын обиделся, захныкал: «Мама, ну я же слово «дом» написал!» Тут отец матери хлоп подзатыльник: «О доме думать нужно! О доме, дорогая! А не о… трёх буквах!» Хохот стоял такой, что наверно и за километр слышно было. Но зато настроение у всех поднялось.

     

     Я сел за руль, девушки в кабину, а погранцы — в кузов. Но что-то буквально тянуло меня на вот эту лесную дорогу. И вот к утру мы удачно проехали к какой-то лесопилке. Вылезли мы из кабины, пора и в кустики. А когда вернулись, из небольшого барака выскочили два лихих полковника и один стал дёргать кобуру, прикрытую полой кителя:

     

     — Хальт! Хенде хох! — а сам никак клапан не откроет и свой «ТТ» не вытащит. Герой!

     

     — Успокойся и не ори, не дома, — ошеломил я его. Мы в немецком тылу. Герой тыла! Штабной что ли? Понятно… Иди в дом и успокойся! И не ори больше! Герой!

     

     Тут из второй двери вышли четверо девушек, меня аж дёрнуло! Вот она, Татьяна Лурье! Я сразу узнал её, вспомнив фото! Вот именно её мне и нужно спасти. А вот эти совсем перепуганные, но гонористые штабные — так просто «дымовая завеса». Будем работать!

Страницы: [ 1 ]