Кукловод. Нам нужен пеницилин

В СССР первые образцы пенициллина получили микробиологи Зинаида Ермольева и Тамара Балезина. В 1942 г. они обнаружили штамм Penicillium Crustosum, продуцирующий пенициллин. В ходе испытаний лекарство показало гораздо большую активность, чем его английские и американские аналоги.

— Прочёл, Евгений Иванович? Вот тут тебе и придётся работать. Лаборатория через час будет готова отправить тебя. Всё срочно,дорогой друг, — нашему генералу видимо дали строгое указание! Ну что — работаем! Кукловод всегда готов, как пионер!

… Шелковистые женские волосы приятно щекочут кожу на груди, а нежные тонкие пальчики казачки гладят ее — едва касаясь, очень нежно и очень волнующе. Жар крепкого, упругого тела великолепной молодой женщины просто сладко согревает левый бок — я не чувствую ее веса, а лишь волны тепла, исходящие от полуобнаженной красавицы. Так приятно… И так хорошо было несколько минут назад, когда в податливых объятьях красавицы и умнички, в торопливых и даже немного грубых ласках я выпускал из себя все напряжение последних дней, позволяя себе хоть ненадолго, но забыться! А сейчас мы, обессилившие, просто лежим. Очень хочется спать, очень…

Как тесен наш мир! Из Сталинграда нужно срочно выехатьв столицу. Добравшись до вокзала, я в воинской кассе купил билет и благополучно прошёл в купейный вагон, где согласно билету, моя нижняя полка слева. Обнаружив на ней аж трёх сидельцев, несколько удивлённо приподнял левую бровь:

— Не понял?

Это не были представители криминального мира, обычные такие людишки, даже непонятного сословия, не то горожане, не то деревенские. Само купе переполнено было, я насчитал девять человек. И на верхних полках, и на нижних. На мой вопрос не ответили, отвернулись как будто это их не касается, поэтому я сказал:

— Занимаем места согласно купленным билетам. Предъявляем билеты. Если его нет, вон из купе.

— А ещё красный командир, — сказала одна из женщин, их тут три было.

— Я за порядок. Есть билет, едите. Нет, пошли вон.

— Мы заплатили, — пискнула другая женщина.

— Кому платили, тот пусть вас и рассаживает, а я тесноты в своём купе не потерплю. Так, мне вас вышвырнуть или сами уйдёте?

Ушли те сами, стоило только кобуру с «Парабеллумом» расстегнуть, табельное мне выдадут в части, как быстро собрались, вещи свои прихватили, и ушли. Ни у одного из них билета в это купе не было. Понятно, что проводник химичит, но я не собирался терпеть неудобства за его попытки подзаработать. Так что мне спать в коридоре, раз проводник решил немного «подкалымить»!

Слегка прибравшись в купе, я закинул свой вещмешок на багажную полку, и отстегнув ремень, сняв вместе с портупеей, стал расстёгивать пуговицы шинели, чтобы снять её, фуражку я уже снял и положил на вещмешок, как меня прервали:

— Извините, к вам можно? — услышал я за спиной.

Обернувшись, посмотрел на статную, красивую женщину, лет тридцати, с ней была девочка лет десяти, сразу видно, они мать и дочь. Видимо моё молчание та за раздумья приняла, а я просто изучал их, поэтому поторопилась сообщить: