шлюхи Екатеринбурга

Ксюха. Расчет лабораторок. Часть 5

     – Да хоть и так, кстати классный фильм. Или вон как в девчатах. А все парни вокруг, только и думают, наверное, о! блондинка, щас я ее трахну. У нас в школе, одноклассники пацаны сохли по трем старшеклассницам, и в старших классах, когда тех уже не было в школе, постоянно обсуждали, какие они клевые. А одна еще в школе шалавилась, и в выпускном классе, когда была, давала всем направо и налево, все наши пацаны в ней побывали. А нам знаешь, как обидно было, что на нас не смотрят всего лишь потому, что мы себя тискать не позволяем! А тут ты. Ты другой. Сначала я видела, как ты флиртовал и заигрывал со всеми подряд. Но ведь это простое мальчишество, да? Завоевание авторитета. Но я видела, что ты умный, начитанный, и ты интеллектуал, да еще и с разумом логика.

     – О как! А потом, когда стали делиться на пары на лабах, ты поначалу противилась. – съязвил я.

     – Ну то для проформы, не выдавать же сразу свой интерес к тебе. Я думала, что тебе я не нравлюсь, тем более слышала твои высказывания о блондинках. – она улыбалась, хитро сощурив глазки.

     – Ну видимо не до конца дослушивала, конечная фраза там – но исключения бывают!

     – Ах, вот так. Хотя правда, меня начло фразы уже бесило. А ведь ты не обращал на меня внимания, ведь правда?

     – Да нет, просто, ты немножко задирала свой миленький носик поначалу, да и выглядела букой, ботаником. Это уже при более плотном общении, глазик на тебя загорелся, с тобой интересно.

     – А ведь начал ты издалека. Хитрец! За интересовал, обволок романтикой. И вот теперь сидишь передо мной, такой желанный: а ведь я тебе досталась девочкой, если ты еще не понял: а бука: , наверное, это защита от нападок хамов. Ну то что у тебя были девки, это итак было понятно. Только в отличие от того же Волчка, твоего друга, ты не кобелируешь, и не гусарствуешь в наглую. А обвораживаешь, а дальше выбираешь, взять или нет.

     – А ты тонкий психолог. Только я это называю творческий поиск. Хочется не как Волчку, трахнуть, не важно кого, а получить не просто физическое, но и душевное удовольствие.

     – Ну ты более утонченный. Психолог. Ладно, я посуду сама помою, чур ко мне щас не приставать. Пока мою: -и снова этот заливистый смех.

     Я вернулся в комнату, и включил телевизор. Там шля какая-то воскресная развлекательная программа. Ксюха покончив с посудой грациозно зашла в комнату, встала между мной и телевизором, грациозно откинув левую ножку в сторону, указательный пальчик правой руки приложила ко рту, и с похотливой улыбкой спросила:

     – Что, кроме как в ящик уже и смотреть не на что?

     Пульт я держал в руках, потому выключил телевизор, положил пульт на стол, встал перед ней:

     – А может предложишь что-нибудь посмотреть?

     Она расстегнула мне джинсы, сдернула их вниз и толкнула обратно на диван. Я в одних трусах повалился на него и подобрался повыше, к пуфам, для созерцания зрелища. Она подошла к столу, включила музыкальный центр, выбрала какой-то диск, и из динамиков полилась чуть приглушенная музыка. Вернувшись в центр комнаты, повернулась ко мне спиной и начала под музыку производить какие-то движения. Это была какая-то эротическая феерия.

     Она в такт музыке чуть наклонилась вперед, чуть прогнулась, положила ладони на половинки своей попы. Покрутила сначала в одну сторону, потом в другую. Повернулась ко мне в пол оборота и начала медленно подтягивать халатик вверх. Зрелище было завораживающим и дух забирающим. У меня конечно же было все на изготовку, но я пока ничего не предпринимал. Халатик подбирался все выше, а она прогибалась вперед все больше. Ее это тоже сильно заводило. И вот осталось совсем чуть-чуть и будут видны ее трусики. Но когда были преодолены халатиком эти пара сантиметров, то трусиков там не оказалось, и мне открылся вид на сочащуюся уже вагину. Ксюха медленно развернула туловище в другую сторону и смотрела на меня в пол оборота, но уже, с другой стороны. Пока она проделала это движение я стянул с себя трусы. Поэтому, когда она закончила свой маневр с разворотом подняла свой взор на меня, то невольно аж сглотнула. Но все равно продолжила свою игру.

     Мелодия уже сменилась. Он встала в полный рост, развернулась ко мне лицом, отпустила халат, руки приложила к животу и медленно повела их вдоль тела вверх. Глаза сверкали истомой и похотью. Сама она уже подрагивала всем телом, что говорило о ее сильном возбуждении. Ее руки дошли до воротничка халата и она, схватив за их края начала разводить их в сторону. Открылось приличное декольте, так как халат был застегнут всего на пару пуговиц возле пупка. Ее руки скользнули внутрь халата, раздвигая халат и открывая ее красивую грудь. Сейчас полушария были ровными и чуть вздернутыми, соски уже были торчком, как вишенки. Продолжая раздвигать полы халата вниз, она дошла до оставшихся пуговок, по одной их расстегнула, придерживая полы и резко распахнула. Передо мной стояла сама грация. Обводы ее фигуры были практически идеальны. Плоский животик, с аккуратной ямочкой пупка. Два великолепных полушария грудей, красивые бедра, очаровательная стрелка волосиков на лобке. Чуть расставленные ноги открывали блеск ее сочащейся вагины и следов соков на внутренней стороне бедер. Горошина клитора возбужденно торчала, чуть приоткрыв свой капюшончик.

     – Ну, тут интересней телека? – было видно, что она уже сильно возбуждена, потому почти шептала.

     – Значительно, вот только плохо видно детали.

     Она сделала шаг к дивану, встала на диван одним коленом, прогнулась, и грациозно как кошка, медленно стала подбираться ко мне на четвереньках.

     – НУ что тебе показать поближе?

     – Все, – взял ее за плечи и потянулся к ней губами.

     Мы застыли в долгом и глубоком поцелуе, наши языки блуждали в недрах наших ртов. Наконец мы оторвались от губ друг друга и Ксюха покрывая поцелуями мое тело стала опускаться вниз, взяв в руку моего бойца. Наконец она опустилась губами до него и нежно охватила головку. Я был на грани. Ксюха тоже уже дрожала. Я одним движением взял ее за попу и развернул ее к своему лицу ее вагиной. Ее влагалище чуть раскрывшееся, сочилось. Клитор выйдя из своего капюшончика подрагивал. Я нежно опустил губы на него и надавил языком. Она затряслась. Несколько раз лизнув ее наружные губы и клитор, я погрузил язык в ее влагалище, стараясь проникнуть как можно глубже. Стенки ее влагалища стали сокращаться, сжимая мой язык. Я сделал несколько движений языком внутри нее и тут она вся затряслась, сокращения стенок стали сильнее и чаще.

     И мне в рот полетели брызги ее соков. Она кончала. Долго протяжно. Я видимо из-за того, что сосредоточился на ней, еще не дошел до конца. Она успокоилась. Но мой член она так и не выпустила из своих губ. Успокоившись она начала медленно погружать его, а потом выпускать и обратно. Я лежал и не двигался, лишь иногда языком касался ее вагины, от чего она тут же вздрагивала. Она наращивала темп, глаза ее снова осоловели. Видимо не выдержав пытки касаний моего языка, она резко поднялась и уселась на корточки прямо на член. И начала активные движения то поднимаясь, то опускаясь. Она наращивала темп, при этом выпуская его полностью и тут же возвращая его в свое лоно, как будто хватала его своим нутром.

     Я уже ощущал сокращение стенок ее влагалища. Вид, открывшийся мне в такой позиции, еще больше усиливал ощущения. Я начала кончать. Она перестала выпускать меня из себя и принимая очередную, небольшую, но порцию моего семени. И когда я уже разрядился, затряслась, выпустила меня, упала на бок, свернувшись калачиком. Ее сотрясали спазмы, то сильные, то слабые. Она стонала, не слышно, но широко открыв рот. Глаза закрыты, сама калачиком, руки раскинуты. Это продолжалось несколько минут.

     Она затихла и перевернулась на спину. Руки раскинула, ноги раскинула и расслабилась. Глаза чуть приоткрыты, но блестят. В уголках глаз слезинки.

     – Алекс: Я хочу еще! – она посмотрела на меня.

     – Дай хоть пять минут передышки.

     – Не дам, сегодня ты мой, часов до шести. – она встала на четвереньки и поползла в мою сторону.

     Я встал на колени и мой член оказался перед ее лицом. Я увидел, как ее опять стало потрясывать. Она лизнула головку и развернулась ко мне задом.

     – Хочу теперь так.

     Меня долго звать не пришлось, боец уже был готов к бою, и я сделал шаг на коленях к ней и сходу вошел в нее. Она охнула и протяжно застонала. Она прогнулась, выпятив взгляд, я обхватив ее за талию, начал гонку раскачку. Она вовсю подмахивала мне, даже чуть прикрикивала между стонами. Темп уже был почти бешенный. Чувствуя, что я подхожу к логическому завершению, стал пытаться простимулировать ее. Одну руку я подсунул ей под живот и дотронулся до клитора. Она вся вздрогнула, и продолжила дальше сотрясаться. Наконец я достиг апогея, сбавил темп почти до нуля. Выплеснул очередную порцию (хотя, чего уж там плевок) семени ив этот момент почувствовал спазмы ее стенок. Член потерял на какое-то время чувствительность, но пока еще стоял. Я продолжил еще какое-то время двигаться в ней, пока не свалился. Я отпустил ее, она еще какое-то время оставалась в той же позе, выпятив свою попку. Ее тело покрывал ровная мелкая дрожь.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]