Кристина или мое раздвоение личности. Часть 1

     Пролог.

     Когда-то настает момент, когда далекое прошлое не кажется постыдным. И есть возможность вспомнить и поделиться с кем-то. Не судите строго.

     

     Мы морщили лбы, решая задачу, которую поставили перед нашим классом. Школьный капустник или КВН уже не помню. Предложение, внесенное на классном часе, выглядело так – делаем пародии на музыкальных певцов и певиц. Парни побрутальнее и нахальнее, застолбили за собой такие группы, как “Кармен”, “Кино”, “Дюна” и пр. Самый мелкий парнишка и самая высокая девочка решили изобразить кабаре-дуэт “Академия”, остальные поделили прочие звучащие в то время эфире группы.

     Все стали галдеть и расспрашивать друг друга о наличии и возможности взять что-то для своей роли, какие-нибудь элементы одежды, кепки, бейсболки, кожанки.

     Ну а насчет меня, все посчитали, что мне очень пойдет быть Пресняковым, Маликовым или даже Аллегровой почему-то.

     Но единогласным решением все же приняли, что самая лучшая роль для меня это Кристина Орбакайте.

     В то время уже не было жестких правил в школе по форме и внешнему виду. Шла середина 90ых.

     У меня были светло-соломенные волосы, чуть касающиеся плеч. Мама очень гордилась такой моей прической, она же мне мешала иногда, особенно в бассейне.

     Обычно у меня был хвостик и чёлка, зализанная наверх маминым гелем. Но если я опускал чёлку на лоб, и действительно становился похож на молодую Кристину Орбакайте. В тот год как раз вышел на экраны ее клип “Поговорим о том, о сём” (погуглите “Поговорим” 1993 г. и вы на 95% сможете представить меня) и я частенько слышал про сходство, только не такие длинные волосы, как у нее.

     Я сам чуть выше среднего роста, худощав, с хорошим плоским животом почти прессом, но без каких-то особенно развитых рельефных мышц. Даже занятия плаванием не придали развития верхнему плечевому поясу, руки и плечи были худыми. Зато велосипедом развил хорошие стройные ноги и упругие ягодицы.

     Голубые глаза, ровный римский нос и чуть припухлые губы. Я не редко ловил на себе заинтересованные взгляды девочек. А уж мамины коллеги всегда расхваливали меня и причитали о том, сколько же я сердец разобью.

     Чуть позже я понял, что нравлюсь и сильному полу. А иногда даже чувствовал это сильно и глубоко.

     Но, первой была вот эта история. Которая что-то перевернула во мне. Как я узнал позже, это “что-то” называлось “ориентацией”.

     

     – Ладно-ладно, ребзя. – я сдался под натиском одноклассников. – Хотя это неправильно девчачьи роли парням отдавать.

     – Ну, у нас в классе ни одной блондинки, светлее тебя нет, – произнесла наша староста Женя. – Я тебе даже могу старую футболку отдать и юбку какую-нибудь. Я из нее выросла уже, а тебе нормально будет.

     Большинство захихикало. Кто надо мной, кто над Женей, которая у нас была ярая спортсменка, занималась теннисом и была, наверное, в два раза крупнее и мощнее меня.

     – А у меня папа записал на кассету этот клип ее, “Поговорим” который. Могу дать, чтоб спародировал, как она танцует. Только где бы такую красивую юбку тебе достать, как в клипе?

     – Да пусть главное так же дрыгается на сцене.

     – А я могу черные колготки такие дать, я больше не хожу на танцы, и они валяются без дела.

     Советы посыпались со всех сторон. Кто-то из девчонок уже учил, как красить губы, кто-то из парней из чего сделать парчовую юбку. А мой друг Стас предложил пойти к нему разучивать номер, тем более он был обладателем современного видака. Да к тому же у него остался кое-какой гардероб и косметика от старшей сестры, поступившей в прошлом году в областной ВУЗ и умотавшей из родительского дома.

     

     И вот через неделю мы у Стаса дома. Я пришел с сумкой и кучей вещей принесенных девчонками. Дома даже не стал распаковывать, зная позицию отца, который бы ремнем отбил бы все желание в кого бы то ни было перевоплощаться. Я только взял на время из маминой шкатулки цепочку и клипсы, которые она уже не носила.

     

     – Вот Рома смотри, тут в шкафу остались шмотки сеструхины, а вот в этом ящике комода, всякие ее косметические причиндалы.

     – Хорошо, давай я прикину разные наряды, а потом выйду к тебе в большую комнату на твою оценку. А когда твои предки придут?

     – Матушка на сутках, а батя в рейсе. До утра мы свободны.

     

     Я вытащил всё из сумки и из шкафа. Разложив на диване свои вещи и шмотки сестры, я стал подбирать наряд. Футболку, которую дала Женька, я без зазрения совести отрезал покороче, чтоб была похожа на топик, отрезал ворот, и она стала широкой оголяя плечи.

     Я разделся до трусов и стал одеваться. Понял, что семейники будут нелепо смотреться под колготками, и смело скинул их. Еле натянул колготки на голое тело, почувствовал неприятное покалывание и как-то слишком жарко стало.

     Черную парчовую юбку, я ничем заменить не смог, зато нашел отличную джинсовую короткую юбочку, которая наверно уже давно стала мала сестре Стаса.

     К сожалению ни одного лифчика я не нашел. Да и не заморачивался пока что, так как в нашем классе только у двоих начала расти грудь, одна из которых была, кстати, Женька, но мы все шутили, что это она по вечерам в качалку наверное ходит. Поэтому статистически без лифчика я напоминал любую свою одноклассницу.

     

     Закончив гардероб, я посмотрел на себя в зеркало, на меня смотрела такая милая худенькая девчонка. Пшеничные волосы одна прядь заправлена за изящное ушко, на котором надета клипса, а вторая чуть касается голого плеча, длинная шея с маминой цепочкой. Черная футболка-топик открывает вид на пару ребер и плоский животик с аккуратным пупком. Джинсовая юбка и стройные худые ножки в черных колготках, острые коленки. Никаких туфель я сожалению не нашел.

     Сам не заметил, как стал возбуждаться, смотря в зеркало сам на себя же.

     Взяв себя в руки, я поплевал на кисточку туши и попытался хоть немного подвести ресницы. Синими тенями, чуть-чуть мазнул по векам и кое-как растер пальцем.

     – Мдааа, уроки по макияжу не помешали бы – пробормотал я.

     Зато очень удачно получилось подкрасить губки, яркая помада, и мои голубые глаза выглядели очень эффектно.

     

     – Стас, зацени. – я вышел из комнаты сестры в коридор.

     – Ого, блин, Рома ну ты даешь, ты просто перевоплотился. – Стас ошарашенно смотрел на меня

     – Стас, давай с этого момента, будем играть в игру, и меня будут звать: ну например: ну вот пусть даже Кристина.

     – Конечно, Кристина конечно, – сходу принял правила Стас.

     – И еще, ты же знаешь, я хочу поступать в театральное после школы, и хотел бы понять насколько могу вжиться в роль. Давай так, сегодня я буду играть девчонку пока хватит моего терпения, и ты будешь ко мне относиться, как подруге какой-нибудь. И проверять мое терпение, только без всяких подколок и смеха! И главное об этом знаем только мы!

     – Да, конечно Рома без вопросов, бл. . буду, я могила! Никому. – Побожился Стас, продолжая поедать меня глазами.

     – Только условимся, – решил закончить я. – Что если я скажу “СТОП”, то мы сразу заканчиваем игру. Ну и ты сам тоже говори так же, если надоест или я чего не то сделаю. Сейчас мне надо понять, я могу просто побыть в девчачьей шкуре или нет. А потом уже браться за пародии. Так что я просто Кристина, твоя одноклассница.

     Я еще раз взглянул в зеркало, сделал движение губами утрамбовывая помаду, и повернувшись к Стасу улыбнулся ему милой улыбкой и вошел в большую комнату.

     Стас зашел следом, видимо желая посмотреть на меня сзади, я вышел на середину комнаты и покружился, встав на носочки, юбочка очень подчеркивала стройность ног и моих ягодиц.

     – Привет Стасик. Раз пригласил меня к себе, то что будем делать? – я придал голосу нежности и высоты.

     – Ну: , мы с тобой можем, к примеру, потанцевать? – неуверенно произнес Стас.

     – Если ты хочешь, давай, – ответил я и добавил несколько жеманно – Только свет приглуши немножко, я стесняюсь.

     

     Стас щелкнул выключателем люстры, оставив зажжённым только торшер. Подошел к двухкассетному “Шарпу” и повозившись с кассетами, запустил какие-то медляки, которые когда-то позже войдут в серию “Романтик Коллекшн” на СD.

     Я стоял посреди комнаты, склонив голову, смотрел из-под челки, обхватив и поглаживая обнаженные плечи руками, немного смущенный, не каждый день ты переодетый в девочку стоишь рядом с парнем, который смотрит на тебя совсем как не на друга. И действительно Стас пожирал глазами, мою фигурку и не мог поверить, что еще полчаса назад, я был его другом, одного с ним пола.