Красное к красному. Часть 2

    Дверь открыла очень приятной внешности молодая женщина. Её волосы имели цвет вороного крыла и густыми пышными прядями спадали на плечи. Кожа была загорелой, а черты лица не имели изъянов. Фигура тоже не имела недостатков, и можно было бы принять эту девушку за фотомодель, если бы не её женственные формы, совсем не напоминающие вешалку, рост, чуть ниже среднего и взгляд, выдававший интеллект и склонность к шалоcтям. Было ещё что-то в этом взгляде, что воспринималось только на подсознательном уровне. Он излучал искренность и доброжелательность, а ещё жизнерадостность. Она была явно счастлива и хотела, чтобы все вокруг неё были также счастливы. На вид ей было лет тридцать, но в отличии от своих сверстниц, возраст не добавил ей лишних килограммов, седых волос и морщин под глазами, а наоборот, словно воздействие солнца на наливающийся соком персик, сделал её тело упругим, а ум острым.

     Её звали Марта.

     Виктору она сразу понравилась. Она не смотрела на него с укором, снисходительностью, заискиванием или безразличием, как он ожидал. Его странно удивило, что он вдруг почувствовал, что очень давно с ней знаком, словно они вместе учились в школе. Она сразу завязала разговор на непринуждённую тему, и они весело общались о том, какая нынче жара и как люди страдают от этого, как кто-то спит под мокрыми простынями, а потом простужается, как компании, продающие таблетки от простуды, возможно, выбрасывают новые вирусы в воздух летом, чтобы их таблетки лучше покупали, но даже если это не правда, то они уж точно могли бы предлагать влажные простыни бесплатно, как ЖЭС отключает горячую воду, когда хочется принимать душ каждые два часа. Виктору вдруг захотелось рассказать ей про капельку пота, которая иногда щекочет ему нервы, но он сдержался.

     Марта была в топике, короткой юбке и пушистых тапочках. Юбка и топик были безупречно белыми и плотно облегали её фигуру. Уже с первого мгновения при их встрече Виктор заметил, что под топиком не было бюстгальтера и присмотревшись можно было рассмотреть очертания сосков на упругих грудях. Но это было не то, что приковало его взгляд и интерес к этой женщине окончательно. Приглашая пройти в зал, Марта развернулась и гибкой походкой пантеры пошла по коридору. Теперь он мог рассмотреть её сзади, тем более, что она явно не спешила и ждала пока он пойдёт за ней. Виктор по привычке попытался нащупать взглядом стринги под юбкой, но ничего не увидел, зато увидел что-то, что заставило его дыхание сбиться, пульс подскочить и вызвать испарину на лбу.

     Там, где ягодицы сходились, под белым обтягивающим стретчем юбки, были явно видны очертания большого бордового рубина. “Как он там держится?” – была его первая мысль. “Возможно, это часть стрингов”. Но разум подсказывал ему, что это часть чего-то большего. Чего-то, что имеет конусообразную форму с одной стороны и ручку в виде шарика с другой. Такие игрушки использовались в порнофильмах. Конус засовывался в попу и ручка красиво торчала снаружи, возвещая всем о готовности попы не только к конусу. Иногда вместо ручки была имитация лошадиного хвоста, это тоже выглядело завораживающе.

     Всё это лишь на мгновение мелькнуло перед его глазами, пока они шли по коридору, но этого было достаточно, чтобы дать его фантазии ход.

     Для Виктора тема анального секса была с одной стороны запретной, с другой – необычайно притягательной. Жена категорически отказалась заниматься анальным сексом, сославшись на боль и потенциальные проблемы с прямой кишкой. Был упомянут геморрой, выпадение прямой кишки, скапливающиеся микробы. При этом он сам был обвинён в излишней развращённости и чрезмерном просмотре фильмов для взрослых. В общем, тема анального секса в их семье была закрыта.

     Марте явно доставляло удовольствие идти по коридору, она слегка виляла бёдрами и ставила ноги в одну линию перед собой. От этого её упругая попка приобретала форму шарика в центре которого под полупрозрачной тканью юбки красовался рубин.

     Наконец, зайдя в красиво обставленный зал, они плюхнулись в мягкие кресла друг напротив друга. Между ними стоял стеклянный столик, на котором лежали какие-то бумаги. На нижней полке столика ничего не лежало, зато она слегка отражала то, что ему так хотелось увидеть. Но Марта скрестила ноги и слегка поёрзала в кресле с пленительной улыбкой на губах. Виктор представил, как глубоко теперь сидит в ней этот конус, как плотно её попка обхватила узкую часть ручки, и ему захотелось взять эту женщину прямо сейчас в этом кресле.

     “Она дразнит меня”. “Но мне это нравится”. Он решил попытаться сосредоточится на деле. Марта плавно перешла к идее, вокруг которой она решила организовать этот закрытый клуб.

     -Я не хочу, чтобы вы воспринимали происходящее неправильно. Многие мужчины заводят себе любовниц и платят большие деньги на подарки, убеждая себя, что так они проявляют любовь. Разве это не самообман? Любовь – это то, что нельзя купить за деньги. Любовь проявляется в словах, чувствах, поступках. Эти мужчины просто не хотят посмотреть правде в глаза. Я решилась сделать это и увидела, что людям не обязательно любить друг друга как муж и жена, чтобы лечь в одну постель. Достаточно обычной симпатии и страсти, возникающей всегда самопроизвольно. Я люблю секс, люблю экспериментировать, но мне тоже не всё равно, с кем я этим занимаюсь. Меня всегда возбуждали мужчины при деньгах. Для меня это показатель того, что такой мужчина сильный и достаточно умный, чтобы их заработать.

     Вы скажете психология любовницы? Что ж, пожалуй. Только я не хочу заниматься самообманом или потворствовать ему, я также не хочу ни от кого зависеть. И чтобы жить, мне нужны деньги. Мужчина, по своей природе, – собственник. Он хочет, чтобы любовница принадлежала только ему. При этом его психология может позволить ему завести себе несколько любовниц. Разве женщина не может хотеть такого же? Этот закрытый клуб, как я его называю, это клуб любовниц и любовников, где все равны. Где любовники прилежно дают деньги любовницам, а не выдумывают, что бы ещё такое подарить, потому что давать деньги – это уже не так называется. Не важно, как это называется, важно то, как ты к этому относишься. Я хочу, чтобы люди забыли о деньгах и просто получали удовольствие от занятия сексом. Я хочу, чтобы они не зависели друг от друга и не чувствовали ответственности за партнёра. Ведь, именно это создаёт столько проблем в отношениях между мужчиной и женщиной.

     Виктор не мог не согласиться. Он был удивлён, как легко Марта смогла убедить его, что это не проституция, а скорее новый подход к индустрии секс-услуг. Закрытый клуб – это, скорее всего, было самое важное, что отличало данное явление от проституции. Идея была очень хорошей. Проститутки всегда пугали его своей нечистоплотностью. Даже поцелуй с ними казался заразным.

     Но если знать, что эти женщины спят только с несколькими одними и теми же мужчинами, которые к тому же женаты и явно богаты, чтобы позволить себе такое развлечение, а значит достаточно умны, чтобы не вляпаться в какую-нибудь историю, он вполне могу себе позволить такое развлечение.

     Когда Марта дала ему листок бумаги с условиями вступления в клуб, его опасения стали ещё меньше. Каждый любовник обязан был раз в месяц проходить венерологическое обследование и проверку на СПИД и предоставлять справки. Для любовниц справки нужно было предоставлять раз в две недели. Анальный и вагинальный секс всегда должен был проходить в презервативе. Были и другие правила. Особое его внимание привлекло правило для любовниц, которое обязывала их не отказывать партнёру в анальном сексе. Он снова вспомнил о рубине в попе Марты, хотя его сильная эрекция не проходила почти с того самого момента, как он её увидел. Теперь эта эрекция тщательно скрывалась в складках его брюк.

     Было несколько вариантов посещения, от этого зависела оплата. При любом раскладе, это было ненамного больше, чем посещение элитной проститутке. Но при этом намного безопаснее, потому что ни о каких справках в других случаях речи не шло. Оплата производилась в безналичном расчёте банковским переводом. Забавно, в назначении перевода нужно было указать “благотворительность”.

     На столе лежала анкета. Марта предложила её заполнить. Вопросы имели отношение исключительно к его предпочтениям в сексе. Какие девушки ему больше нравятся: блондинки, брюнетки, или рыжеволосые. Что его возбуждает больше всего: высокие каблуки, колготки в сеточку, какого цвета колготки, нижнее бельё, кружевное или мини. Нравится ли ему доминирование, в какой форме. Татуировки, латекс, пирсинг, какого цвета презервативы, какой производитель. И так далее.

     Виктор тщательно заполнил эту анкету и прочитал правила клуба. Было очень много правил, касающихся безопасности в любом её проявлении. Знакомство начиналось и заканчивалось в клубе. Любовница и любовник не могли просто подойти друг к другу на улице и мило побеседовать. Это, конечно, имело свою логику. Это могло бы скомпрометировать мужчину или женщину.

     В конце Виктор подписался, что с правилами согласен и готов уже было собираться уходить, но Марта явно не торопила его.

     Она взяла анкету (в правилах было сказано, что только противоположный пол имеет право получать эту информацию, и не имеет права разглашать её другим членам клуба) и пробежалась глазами по ответам. Это слегка напрягло Виктора. Не каждый день красивая девушка, от которой у тебя в штанах лежит торпеда уже полчаса, готовая взорваться в любую секунду, изучает твои сексуальные предпочтения. При этом на её лице не возникло глупой улыбки, которую он вот-вот ожидал увидеть, скорее это был огонёк в глазах. Губы её приоткрылись, и дыхание явно стало замедленным.