шлюхи Екатеринбурга

Красная юбка-1

     Я написал рассказ “8 Марта” к женскому празднику 2008 года. По объективным причинам отослать рассказ перед праздником я не мог, а 14 марта, когда я был готов отправить файл по e-mail в редакцию “Стульчика”, было, конечно, поздно. Теперь рассказ лег в “долгий ящик”, до 8 марта 2009 года. Там я хотел поэкспериментировать и написать рассказ от первого лица, причем от лица Девушки. Думаю, что попытка моя обречена на провал, но рискнуть ведь хочется. Говорят, что мужчина не может по-настоящему понять женщину, ее внутренний мир, мысли, чувства и поступки. Утверждают даже, что Льву Толстому писать роман “Анна Каренина” помогала жена, Софья Андреевна. То есть, намекают, что даже “такая глыба, такой матерый человечище” и то не мог с образом женщины справиться. Где уж нам уж, в таком случае… И, все же, все же… Все-таки, рискую написать вещь от лица женщины, то есть, большую часть, но не весь рассказ, а “8 Марта” будет уже вторым опусом в этом плане.

     … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … …

     Я – женщина. В смысле – не девушка и не девочка. Причем, уже давно. Впрочем, теперь уже не женщина, а тварь. Ну, об этом позже…

     I. Детство. Лишение девственности

     Отец оставил семью, когда я была еще малышкой. У мамы после этого долго не было постоянного мужчины. Потом она встретила ЕГО, моего будущего отчима. Внешне он был просто красавцем и сразу располагал к себе: высокий, мужественный, с хорошо развитой мускулатурой. Да и характер соответствовал внешности. Я с детства любила устроиться у него на коленях и слушать сказки. Он хорошо читал и хорошо пересказывал. Мы жили дружно. Но мама умерла, когда мне было двенадцать лет. Я не чуралась домашней работы, после школы ходила по магазинам, готовила еду, стирала, убирала квартиру. Отчим помогал по хозяйству, тоже ходил по магазинам, убирал, мыл посуду. За три года я сильно повзрослела и стала замечать, что мужчины на улице провожают меня взглядом. У меня развилась грудь, бедра, попка. Я любила повертеться перед зеркалом, оценивая свою внешность. Все было недурно, но ОН не обращал на меня внимания. То есть, отчим помогал мне с учебой, давал денег на приобретение вещей, на кино. Но мне уже было этого мало. Я мечтала вновь оказаться у НЕГО на коленях, только не слушать сказки для маленьких девочек, а прижаться к его широкой, заросшей густыми волосами, груди, целовать его в губы и отдаваться ему. Стала замечать, что он довольно часто задерживается на работе. “Наверно, женщину себе завел. А я чем хуже других?” Я составила план, как заполучить ЕГО в любовники.

     Мне было пятнадцать. На 23 февраля я приготовила праздничный ужин. Отчим служил в армии, воевал в Афгане и свой праздник чтил. Обычно к нам приходили его боевые друзья, но после смерти матери он отмечал праздник на стороне, чтобы не нагружать меня готовкой и уборкой. Глупец! Я была бы рада доставить ему удовольствие. И не только гостеприимством для его друзей. В этот раз он задержался с друзьями не так долго, как в прошлые годы. Я поздравила его и подарила новый бритвенный станок. Деньги были заработаны мной распространением рекламы. Сели за стол. Он с удовольствием ел приготовленное мной мясо с картошкой, я тоже поела. За ужином отчим выпил водки, а я, как всегда “Кока-колы”. Но одну рюмку водки он мне разрешил выпить за мужской праздник. Я вышла из комнаты, унося грязные тарелки. Побывав на кухне, зашла в ванную и сняла трусы, начав осуществлять свой план. Юбка на мне была домашней, тонкой, и я надеялась, что мое горячее тело (а оно было горячим!) соблазнит его. В комнате я включила медленную музыку и пригласила его на танец. Отчим танцевал хорошо, и мне было вдвойне приятно ощущать на себе его сильные руки. Потанцевав немного, мы сели.

     – Можно я сяду к тебе на колени, как прежде?

     Он ответил не сразу, а, подумав:

     – Ты уже большая. Ты похожа на маму и повзрослела за эти годы. Ну, ты понимаешь, о чем я. Ты больше похожа теперь на женщину, чем на девочку, которую я когда-то качал на коленях. В то же время еще несовершеннолетняя. А если мужчина усадит женщину к себе на колени, то это, скорее всего, закончится в постели.

     Я схитрила, не стала говорить, что вот мне именно и хочется затащить его в постель.

     – Мне не хватает ласки. Ну, пожалуйста, разреши мне сесть к тебе.

     Он ответил совсем тихо:

     – Хорошо, садись.

     Я села, а отчим прижал меня к себе и поцеловал в щеку. Не выдержав возбуждения, я задрожала. Он обнял меня крепче и хотел еще раз чмокнуть в щеку, но я уже почувствовала, что его крепкий член напрягся и уткнулся в меня снизу. Я быстро увернулась от поцелуя в щеку и впилась поцелуем в его губы. Он долго целовал меня так, что закружилась голова, потом подхватил на руки и понес на диван. Уложив меня навзничь, задрал мою юбку и, увидев, что я без трусов, усмехнулся и покачал головой. Я не успела отреагировать, как голова Игоря (так его звали) оказалась меж моих бедер, его губы и язык подарили мне незабываемую ласку. Я бурно кончила, он поднял лицо, блестевшее от моей смазки. Игорь поставил меня на диван в коленно – локтевую позу, быстро сбросил свои брюки и трусы, и вошел сзади. Боль пронзила меня. Отчим вовремя достал член и, похоже, залил мне всю спину (так показалось в тот момент) . Потом мы долго лежали рядом, он ласкал мои грудь, бедра, живот.

     – Ты сердишься на меня?

     – За что?

     – За то, что я тебя взял.

     – Я этого хотела, Игорь. Можно я тебя так буду звать?

     – Хорошо, Лина.

     Так я лишилась девственности, но ничуть об этом не сожалела. Почти два года мы жили душа в душу. Потом Игорь стал ко мне все холоднее и холоднее. Однажды, кляня судьбу, я плакала, когда отчим вернулся с работы. Он погладил меня по голове, как маленькую, отвел в комнату, усадил в кресло, другое занял сам.

     – Теперь ты стала совсем взрослая. Я виноват, конечно, что не устоял тогда. Это неправильно, что я, взрослый мужик, живу с дочерью, хотя и неродной. Ты гораздо моложе, у тебя все еще впереди. Встретишь еще свою любовь. А я… Надо рубить сук по плечу. Хм-м-м. Какая двусмысленная фраза. В общем, мне надо найти женщину, близкую по возрасту, скорее не по любви, а по расчету, и жениться на ней. А тебя я никогда не забуду, но любить буду теперь только как дочь.

     Этот вечер был тяжелым. Если бы Игорь знал, что из его замысла получится? По-настоящему я была счастлива только эти два года, что была его женой, пусть и гражданской. Отчим, конечно, нашел себе пару и женился. Слава богу, у него все сложилось хорошо. Но не у меня. Я долго жила в одном доме с Игорем и его женой. А мои сексуальные опыты продолжились еще в школьные годы.

     

     II. От соска до вагины

     Мне исполнилось семнадцать. Я оканчивала школу и была уже “здоровая телка”, как говорят мужики. Родилась в декабре, поэтому поздно пошла учиться, поздно и завершала учебу. Я тяжело переживала разрыв с отчимом, поэтому искала, как отвлечься. Сексуальность моя росла с каждым днем, я могла на уроке запустить руку между ног, сдвинуть полоску трусиков и трахать себя авторучкой. Я искала возможности отвлечься в основном среди мальчишек, и они этим умело воспользовались. Они часто угощали меня вином, а от вина я становилась сговорчивее. Поцелуи становились все жарче, и мои трусики намокали. Я сосалась с пацанами, как ненормальная, возбуждаясь, сжимала ляжки в порыве самозащиты, а пацаны, видя, что я теснее смыкаю ноги, хотели, наоборот, их широко раздвинуть. На день рождения одного из парней друзья-мальчишки уговорили меня остаться в школе после уроков. Двери в класс закрыли на швабру, чтобы учителя не помешали нам пить шампусик и закусывать шоколадом и фруктами. Выпили изрядно, по крайней мере, я. Мальчишки предложили заняться измерениями на моем теле (Какое расстояние между сосками и т. д.?) . Я разделась, не задумываясь. Мы были в кабинете химии, там нашлись лаборантские халаты, ими застелили стол. Стесняясь, я разделась, сняла туфли, юбку, колготки, трусы, водолазку, бюстгальтер. Мальчишки уложили меня голую на стол, достали линейку, портновский сантиметр, штангенциркуль. И начались измерения.

     – Диаметр соска? Да пальцами его слегка пощупай, чтоб затвердел.

     Нахальные пальцы погладили мои груди, пощупали их, приласкали соски. Сосок затвердел.

     – Сосок как писька. Потрешь, помнешь, он твердеет.

     – Эх, ты! Сиська – писька… Это все эрогенные зоны. Ты Линке сосок приласкал, он затвердел, а у тебя в штанах тоже затвердел…

     – Да, затвердел.

     – Измеряй, хватит мечтать. Да не #уй, урод! Сосок.

     Окружность соска нежно измерили штангенциркулем.

     – Столько-то… … … … … … … … … … …

     – Между сосками сколько?

     Один из ребят фиксировал конец портновского сантиметра у меня на левом соске, а второй растянул сантиметр до правого. При этом оба измеряющих легко поглаживали соски, а один из них свободной рукой попытался влезть меж моих ног.