шлюхи Екатеринбурга

Котенок

     Это произошло когда мне было лет одиннадцать или двенадцать. Подружка у меня заболела, ну я и поехала навестить. Жила она далеко за "Каховской", потом еще на автобусе. Домов там много строилось. Я шла, искала адрес, потом увидела дырку в заборе, и решила через стойку – быстрее. И вдруг услышала в недостроенном доме буквально кричит котенок. Я нашла лестницу, поднялась на второй этаж, потом на третий. Прошла через пролет по деревянным сходням. И тут увидела двух ребят подростков.

     Один прижал котенка к полу, методично бил по голове, приговаривая:

     – По ушам гниде, по ушам…

     Другой сосредоточенно и усердно приматывал проволокой к кошачьему хвосту тяжелый шкворень.

     Я замерла на секунду, потом стремительно бросилась к ним – схватить котенка и убежать. И со всего маху упала на жесткий цементный пол: третий, стоявший за дверным косяком подставил мне ногу.

     Это был парень лет пятнадцати, долговязый с тонкими бледными губами и близко посаженными маленькими глазками (косую темную челку, угри на щеках, обгрызенные ногти на узловатых пальцах – все это я рассмотрела уже потом).

     – Ты кто така-а-а-я? -Едва разжимая губы спросил он.

     – А вы кто такие?

     – А ты сме-е-е-лая, что ли? Козел кто мы такие?

     – Мы мэ-э-эстные, – проблеял один из мальчишек, мы тихие… и не злобливые…

     – Поняла? Тихие мы! Если нас не злить. Так откуда ты взялась?

     – Я услышала котенок кричит и подумала…

     Парни засмеялись разом:

     – Гера она жалостливая…

     – И тоже добренькая…

     – Возьмем её в компанию!

     – Она котяток разводить станет…

     – Ребята, – перебила я их, – зачем его мучить, лучше мне отдайте.

     – Нет, – ответил Гера. – Мы его утопим.

     – Как…

     – очень просто, – шкворень к хвосту привязали и в пруд.

     – Ну, пожалуйста, не надо!

     – Надо, он бродячий. Значит заразный. У него наверное лишай, так что мы делаем благородное дело: спасаем население от заразы.

     – Никакой он не больной. Вы же сами берете его руками.

     – Мы рискуем

     – Отдайте его мне и он не будет бродячим. Я возьму его домой.

     – Ты живешь недалеко?

     – Далеко. Это я к подруге приехала. Отдадите?

     – Нет.

     – Почему?

     – Потому что утопим. Я так решил.

     – Ну давайте я у вас его куплю!

     – И много у тебя денег?

     – Почти девятнадцать рублей.

     – С собой?

     – Нет, дома. Но я привезу.

     – Дома говоришь. – Гера посмотрел на меня долгим взглядом. – Пожалуй я отдам тебе котенка. Просто так…

     – Правда?!

     -… Если ты разденешься сейчас.

     – Прямо при вас?

     – Да.

     Я почувствовала, что краснею…

     – Но ведь стыдно…

     – Ах стыдно? – усмехнулся Гера и пошел к котенку.

     Тот сидел на полу, привязанный за хвост к тяжелой железяке, время от времени вставал, тыкался в стороны и жалобно мяукал. Парень ударом ботинка опрокинул котенка на спину и наступил на живот. Котенок закричал – жалобно и пронзительно.

     – А если я сейчас придушу эту падаль и он на твоих глазах кровью захлебнется? Из за тебя! Не стыдно?

      Гера надавил сильнее.

     – Не надо , пожалуйста, я сейчас! – не расстегивая я рванула платье через голову.

     Ребята замерли, разглядывая меня.

     – Дальше! – приказал Гера.

     – Что?

     – Снимай трусы!

     – Можно я отвернусь?

     – Можно.

     Я повернулась к ним спиной и спустила трусики.

     – Совсем.

     Я заплакала, но подчинилась.

     – А теперь повернись лицом.

     – Избушка-избушка, повернись к лесу… -кривляясь, нараспев начал один из мальчишек.

     – Заткнись! – прикрикнул Гера.

     Я стояла перед ними прикрывая низ живота.

     – Убери руки! – велел Гоша. Двое других переглядывались весело и возбужденно.

     – Ребята, ну пожалуйста…

     – Козел, прищеми-ка котику лапку чем потяжелее.

     Котенок снова закричал, я вздрогнула, развела руки… И почувствовала, как слезы катятся по щекам.

     А Гера шагнул ко мне, протянул руку. Я отпрянула.

     – Отойди!

     – Да ладно, ничего с тобой не случится. – Голос у него стал хриплым, а глаза словно пленкой подернулись, стали как не живые.

     – Отойди! – Я отступила еще на шаг. Все дальше некуда – стенка.

     – Гер, а чего ты ее уговариваешь? Я щас котику петельку на шею сооружу да затяну потуже – она снова шелковой станет.

     А тот словно не слышал. Сделал шаг ко мне, еще шаг…

     – Здесь командую я. Поняла? Я!

     Прямо в лицо дохнуло гнилью порченных зубов. И тут снова закричал котенок.

     Я зажмурилась. Гера положил руку мне на плечо. Я вздрогнула и инстинктивно отбросила его руку. Он ударил меня по щеке.

     – Не дергайся сука!

     Гера неловкими движениями стал ощупывать чуть припухшие бугорки на груди. Я чувствовал как задрожали его руки. И меня как будь-то колотил озноб.

     – Пожалуйста не надо! Ну, пожалуйста! Мальчики!

     -Ма-а-альчики! Не на-а-а-адо! – Издевательски запричитал Козел. Он подошел ближе, держа в одной руке мяучившего котенка и из за плеча Геры показывал мне его.

     Гера, казалось, ничего не замечал вокруг себя. Он остекленевшим взглядом уставился мне в лицо, приблизился вплотную и ощупывал меня уже двумя руками. Его руки спускались все ниже, он опустил руку вниз и я почувствовала как его пальцы скользнув по гладкому лобку оказались у меня между ног.

     – Нет! Отойди, урод! – Я закричала, попыталась оттолкнуть его в грудь.

     Но Гера навалился на меня всем телом, прижав меня к холодной стенке. У него был вид умалишенного. Он ожесточенно орудовал пальцами в моей письке. Видимо плохо представляя что, нужно делать в таких случаях, поэтому просто тер ее ладонью и пытался всунуть в меня пальцы. Меня била дрожь. В ушах звенело, и сквозь этот звон я слышала как плачет котенок. Я тоже заплакала в голос. Ноги вдруг стали ватными. Если бы Гера не прижимал меня своим телом – я бы соскользнула на пол.

     – Гера! Давай её, – мальчишки были возбуждены не меньше Геры.

     Я стояла, опустив руки и ревела. Вдруг Гера отпрянул от меня и я опустилась на пол, размазывая по лицу слезы. Он трясущимися руками начал расстегивать ремень, затем пуговицы на ширинке.

     – Пожалуйста, нет, отпустите меня! Пожалуйста, – как заведенная повторяла я.

     Гера достал письку, она была большая и напряженная. Конец, там где кожи не хватало, был багрово-красный, Гера стал тыкать им, пытаясь попасть в губы и почти сразу что то теплое брызнула мне в лицо. Я на секунду зажмурилась. А когда открыла – Гера держал в руке обмякший и красный половой член с капельками белой жидкости сочившейся из него.

     -Оближи мой хуй.

     Я была близка к обмороку

     – Возьми в руку и облизывай, сука.

     – Нет, – я отвернулась.

     – Ладно, где котяра? – вдруг сказал он. Котенок сидел на полу и мяукал. Гера наклонился поднял с пола металлический прут и ударил котенка.

     – Гады! – заревела я еще громче, -Гады! Что вам еще от меня нужно.

     – Будешь слушаться?

     – Буду. Не бейте его.

     -Встань, и иди вон туда, – он показал на сваленные в углу комнаты тряпки. – И ляг.

     Я встала, колени у меня дрожали. Размазывая жидкость и слезы по лицу я подошла к куче ветоши и легла на спину.

     – Вот, какая послушная девочка.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]