Конвейер по-взрослому

     
Мы с Сергеем нечасто выбираемся на отдых, но когда такое случается – стремимся отдохнуть во всех смыслах, в том числе и друг от друга, нарочно не замечая “случайных знакомств” и флиртов каждого из нас.

     Вместе мы проводили обычно только вечер, забуриваясь в какую-нибудь провинциальную дискотеку или питейное заведение…

     Эта невыдуманная история случилось как раз в один из таких знойных и скучных “курортных” вечеров.

     Мы сидели в самом дальнем углу полупустой дискотеки. Нельзя сказать, чтобы муж так уж однозначно одобрял мои похождения, скорее он просто понимал, что без такой “разрядки” наша с ним жизнь была бы нервознее и скандальнее, и вынужден был смириться, дать мне возможность спускать сексуальную энергию. Во всяком случае, мои истории он слушал всегда с терпением и пониманием, лишая меня права на подружку-сплетницу… А послушать в этот раз было что! Меня “сняло” аж пять малолеток.

     Веселая компания местных подростков, наделенных, не смотря на их молодость отлично сложенными телами, подкрашенными загаром в темно-оливковые тона, и …отличными эрекциями, как я выяснила немного спустя. В общем, мне было не до скуки с этими балбесами – в их поведении не было никаких правил или порядка, и это оборачивалось сексом в самых невероятных местах – в туалете придорожной забегаловки, в воде посреди людного пляжа, в городском парке… Все остальное время они были веселы, постоянно шутили и подкалывали друг друга так, что я даже не знала, что ноет у меня больше – моя киска от секса, или живот от смеха.

     Это случилось как раз в тот момент, когда я почти закончила рассказывать мужу о своих “подвигах”. В двери дискотеки вдруг ввалилась моя “веселая компания”. Невесело было только одно – я не рассказывала им, что приехала отдыхать не одна… К счастью, в темноте мои “малолетки” просто не заметили меня и, громко гомоня, прошли к барной стойке. Такая встреча могла закончиться не в пользу Сергея. Кто знает нравы провинциальных малолеток, поймет, что опасаться мне было чего! Нужно было действовать первой. “Я скоро” – с этими словами я выскользнула из-за столика, прежде чем обескураженный переменой моего настроения Сергей, успел как-то отреагировать.

     – Привет, парни! – получилось у меня немного взволнованно, то ли из-за переживаний, то ли из-за возбуждающего взгляда Сергея, который я чувствовала на своей круглой заднице все время по дороге к стойке бара.

     Парни оказались весьма рады такому сюрпризу, что определенно понравилось и мне. Это недвусмысленно означало, что желания их в мой адрес еще не угасли. Через секунду я уже сидела среди них за барной стойкой и потягивала “Мартини” с оливкой. У меня появилась возможность объяснить им присутствие мужчины (Сергея), и я не замедлила ей воспользоваться – рассказала, что встретила однокашника по институту. “Хрен с ним, забудь” – полупьяно улыбаясь, отреагировал на эту новость Джоник. То, что и было мне надо! Никто больше не проявлял интереса к персоне Сергея!

     – Кстати, мы уже три часа не трахались! Эдак, милая, у тебя там все зарасти может! – послышался голос самого молодого и резвого.

     – Угу, и климаксом накроет, ад-на-знач-на!- наигранно-угрожающе добавил другой.

     Дело неумолимо шло к сексу, как они и любили, – в очередном неожиданном месте, т.е., …прямо здесь и сейчас. Хорошенькое дельце! – на глазах у Сергея. Но отнекиваться было поздно, в глазах малолеток уже зажегся огонек и, прежде чем я опомнилась, чья то рука нежно но настойчиво потянула меня за барную стойку. “Не ломайся как целка, бармен – свой пацан” – с этими словами, меня затолкнули за стойку и усадили спиной к ней на какой-то ящик так, чтобы я была не видна из зала. Спустя еще мгновение перед моим лицом покачиваясь возник первый набухший член, и стал требовательно тыкаться мне в рот. Все, что мне оставалось – сдаться, и постараться выполнить “требуемое” побыстрее, пока теперь уже Сергей не наломал дров.

     Первый кончил действительно быстро, выбросив такое количество спермы, что я чуть не захлебнулась. Нарастающее возбуждение чередовалось в моей голове с мыслью о том, как этим юнцам удается вырабатывать семени так много и так быстро!?

     В общем, я не успела оглянуться, как меня оттрахали в рот не только вся “веселая пятерка”, но еще и бармен, за компанию.

     Шесть молодых неуемных членов (бармен тоже был совсем юн), бесцеремонно домогающихся моего ротика; вкачавших в меня, как показалось, добрый литр густой терпкой жидкости; дикость самой ситуации; близость мужа, и насилие, совершенное почти на его глазах …возбудили меня настолько, что я и сама успела дважды испытать острый оргазм.

     Вытершись какой-то салфеткой бармена, и буркнув моим “партнерам” что-то вроде “увидимся позже”, я вернулась за столик к Сергею. Моя раскрасневшаяся физиономия, немного подпухшие губы и пятна на блузке говорили лучше любых слов о том, что произошло. Но, так как, выражение мое скорее говорило о недавно испытанном удовольствии, Сергей только вздохнул и махнул рукой.

     Не успели мы опрокинуть по рюмке, как у столика выросла фигура одного из моих новых знакомых, вежливо обратившегося к Сергею: “Извините, могу я пригласить Вашу даму на танец?”. Сегодня вечером покоя мне не будет – только и успела подумать я.

     – Тут такое дело, понимаешь, пацаны подъехали знакомые. Они нормальные мужики, серьезные бабки крутят, держат тут все, ну короче … крыша вроде… Вот, Джоник им про тебя рассказал, и они теперь хотят с тобой познакомиться. Ты ж нас не подведешь, правда? – голос и внешность его были уже не такими беспечными, как обычно. Кажется, он даже немного волновался. – Ты не переживай, они нормальные кореша, приличные. Да и двое их всего…

     Я только плечами пожала, – а что оставалось делать?! Нет, я конечно люблю секс, но только не в таких дозах и не с кем попало! Однако, по поведению моего друга было очевидно, что выбора у меня не было. Я вернулась на секунду за столик, предупредить

     Сергея, что мне опять нужно отлучиться и попросила его не уходить, мало ли чего…

     Парень вывел меня на улицу, где уже совсем стемнело и с моря начал накатываться прохладный ночной бриз. До которого мне, впрочем, сейчас не было никакого дела, как и до романтического шелеста листвы, пронзительно чистого звездного неба…. Чуть в

     сторонке стоял большущий темный джип-мерседесс, с черными стеклами. Я не сильна в моделях, но это совершенно точно был последний писк бандитской моды! Пока мы шли, дверца его распахнулась, и из него небрежно вылезло нечто огромное и обезьяноподобное, к тому же еще и “лицо кавказской национальности”. Неспеша потянувшись, и как бы случайно заметив нас, мужчина картинно раскинул руки, и нарисовав скаблезную улыбочку, промурчал “вах, какые люды! А ми вас уже заждалыс, дарагая”. “Отари, прыятно пазанакомытса!” – я разглядела его получше, он был не так уж и плох… Смолистые черные волосы, постриженные под полубокс, венчали могучую короткую шею, росшую из плеч невероятного размаха, если две эти наковальни вообще можно было назвать плечами. Немолодое и мужественное лицо, складки говорящие о частой угрюмости, властный и жесткий взгляд. “Вах, что ви с дэвушкой сдэлали, да?” – он наградил легким подзатыльником моего юного друга, – “у нее же аж рот опух! Савсэм от рук атбылыс, бэспредэл тут творытэ”, и уже обращаясь ко мне добавил “извыны дагарая, мы тэбэ на лэкарства дадым, нэ валнуйся”. Шутка получилась неудачной, и только еще больше напугала меня.

     Затем он длинно выругался на каком-то непонятном языке и отправил парня восвояси. “Мылосты прошу” – опять картинно, с ухмылочкой, изогнулся он, приглашая меня в джип. Терять было уже нечего – я залезла. Стоило только захлопнуться двери, как рука его оказалась на моей ляжке и стала настойчиво забираться все выше под юбку, а вторая принялась уверенно шарить под блузкой, стараясь освободить грудь от оков лифчика. Вот такая “романтика”, без долгих предисловий…

     – Будь харошей, да, – нашоптывал он, – тэбэ панравытся…

     Спустя еще минуту его здоровенная и твердая как камень труба уже торчала из расстегнутой ширинки, а моя рука, управляемая и придерживаемая его клешней, уже водила по члену туда-сюда.

     – а то, эсли мнэ нэ понравытса, сама знаэш, что бываэт, – приговаривал он уже довольно возбужденным голосом.