Проститутки Екатеринбурга

Коля на свадьбе

Медленно выплывая из сна Коля поначалу не мог понять, где он находится. Через с трудом разомкнутые щёлочки век он видел деревянные стены какого-то сруба. Голова болела, во рту было сухо. Где-то рядом тикали кварцевые часы. Снизу, куда вела деревянная лестница, доносился мужской храп.

С трудом повернув свинцовую от похмелья голову он нашел глазами циферблат с нервно прыгающей секундной стрелкой – девять пятнадцать утра. Свадьба!.. Нащупав точку отсчёта, его сознание начало разматывать клубок произошедших накануне событий. Вчера они мамой приехали на свадьбу родственника и теперь, судя по всему, находился на базе отдыха в одном из двухэтажных бревенчатых домиков. Но почему тут? У них же был двухместный номер в кирпичном корпусе, где остались все вещи. Объяснение этому факту Коля пока не мог найти. Но остальная часть пазла постепенно складывалась.

Мероприятие проходило как обычно. Сбор у ЗАГСа, цветы, красивые гости, новые знакомства, фотографирование. Потом всех привезли на автобусах в этот кемпинг, где они долго ждали жениха и невесту. К тому времени его мать, уже выпив изрядное количество шампанского, активно общалась в кругу взрослых, почти не обращала внимания на сына. В прочем Колю это совсем не волновало – к тому времени он уже познакомился с Сашкой.

Всё о чём говорил его новый приятель, так или иначе касалось женщин. Просто какой-то половой маньяк! Такое нередко встречается у парней на пороге начала половой жизни, но у Саши влечение к противоположному полу приняло прямо-таки гипертрофированные формы. Вскоре они нашли друг в друге союзников и общие темы для обсуждения. А обсудить на свадьбе было что – среди гостей было много нарядно одетых, привлекательных дам. И если наш герой всё больше поглядывал на девушек ровесниц, то предметом обожания Саши были женщины постарше. Вначале Коля даже слегка стеснялся таких разговоров. Он всерьёз не рассматривал взрослых дам как возможный объект удовлетворения своих грёз, хотя многие из них, например, одна телевизионная дикторша или мамина подруга тётя Лида очень нравились ему. Но вскоре, под влиянием нового друга, он тоже почувствовал вкус к откровенному обсуждению женщин, чувствуя приятное возбуждение.

– Смотри как губы ярко накрасила и платье на две ладони выше колена. Сразу видно – ебаться хочет! Антониной Петровной зовут, тридцать шесть лет, разведёнка. Да кому она с двумя детьми нужна, – безапелляционно охарактеризовал Сашка, миловидную даму, в обтягивающем платье, со стройными сильными ногами, внушительным бюстом и небольшим животиком, – А деток-то, с собой не взяла! Чтобы не мешали знакомству с мужиками…

– Да откуда ты знаешь, чего она хочет? – в очередной раз со смехом парировал утверждение приятеля Коля, чтобы ещё больше его раззадорить. Ему нравилось выслушивать то, что его язык пока не поворачивался произнести.

– Запомни, балда – женщины просто так ничего не делают! Посмотри, посмотри, что творит! Просто стриптиз какой-то…

И действительно, дама уселась на стул и вместо того чтобы скромно свести колени вместе, она как бы промежду прочим закинула ногу на ногу. На оголившееся обтянутое тонкий нейлоном бедро, кроме друзей клюнули ещё как минимум трое мужчин, двое из которых кинули короткий похотливый взгляд. Третий, пузатый Леонид Иванович – директор большого завода, прямо-таки облобызал женскую ногу масляным взглядом. Антонина Петровна, слегка зарделась и инстинктивно одёрнув юбку, отвернула лицо вздернув подбородок, делая вид что загорает на весеннем солнышке. Мужчина был явно не в её вкусе, при том прибыл на свадьбу с супругой.

В следующий момент женщина почувствовала, что является ещё и мишенью для разглядывания двух школьников старших классов. Наконец опустив ногу и сведя колени, она выразила свое отношение, слегка выпучив в сторону Саши глаза. Коля мог поспорить, что в этот момент, ей очень хотелось показать его другу ещё и язык! Оба парня не сговариваясь прыснули в ладони.

– Могу поспорить, она даже пизду сегодня побрила, ну или полный марафет там навела! – наконец отвернувшись от находящееся метрах в пятнадцати дамы, со смехом произнёс Саша.

– Ну ты фантазёр!

– А ты мотай на ус, Коля! Она кстати неплохой вариант.

– Неплохой вариант для чего? – удивился Коля.

– Да, для того самого! Это она сейчас вся из себя такая строгая, не подступиться. А через некоторое время, когда выпьют все, речи произнесут, конкурсы-шмонкурсы закончатся, можно охоту открывать. Танцы на свадьбе самое для этого то!

– В смысле? – решил он до конца услышать, то о чём уже догадывался.

– В смысле, того что на свадьбе можно кого хочешь на танец приглашать. Женщины пьяные, моральные ограничения у них снимаются. Можно комплиментов наговорить и шуры-муры завести даже с сорокалетней тёткой. Ну а потом, потихоньку с ней слинять… и где-то в тихом месте… – оборвав свою речь на полуслове, он закончил её откровенным жестом, засовывая два пальца, в свернутую в трубочку кисть руки.

– Ну ты маньяк! – ещё больше развеселился Коля, – Думаешь такая как эта Антонина тебе даст?

– Скажи Коля, а ты уже ебался? – спросил начинавший выходить из себя Сашка.

– Нет, пока, – честно ответил тот.

– А я, да! – напористо ответил Саша, сделав многозначительную паузу, – С тётей Олей, маминой подругой. Мы тоже в кемпинге отдыхали. Взрослые напились, а я с ней по парку гулять пошел. Так слово за слово, подружились. А пьяные тётки они такие – вечно на мужей своих жаловаться начинают, чуть ли не на плече плакать. Да ещё комплименты говорить! Какой мол ты хороший парень, красивый, умный, мамина опора и всё такое. А когда гладить тебя начнут, да просить мускулы напрячь – считай пол дела сделано! Эта Ольга Тимофеевна, тоже бицепсы меня напрягать просила, потом руками тело ощупывала и даже по попе гладила.

– И чего дальше? – уже с интересом спросил Коля.

– Что, что… Я руками её тоже обхватил, а она на ощупь мягкая как холодец и тёплая. Задышала сразу глубоко. Тут я её сначала в щёку поцеловал, а потом в губы. Для порядка посопротивлялась конечно: «Не надо мол, Сашенька, нас ведь увидеть могут!». А потом поплыла совсем, раскраснелась, тискать и целовать меня стала. С бабами всегда так! Надо сначала немного напор проявить.

– Чем закончилось-то?

– Выебал я её, прямо в парке на скамейке раком! Сама отдалась и юбку задрала.

– Да, ну… Врёшь ты всё! – недоверчиво произнёс Коля.

– Клянусь так и было! Зуб даю! – обиженно произнёс Саша, подкрепляя свои слова характерным жестом, и ударился в философскую лекцию, – Ты пока, дурилка картонная, не понимаешь, что существуют тайные стороны жизни! Все женщины от природы стремятся получить в себя семя молодых, сильных самцов. Вот только нормы моральные им мешают! Но на самом деле, все эти тётки в возрасте, по ночам трут свои мохнатки, мечтая о таких как мы молодых ребятах. Нет ничего плохого, в том, чтобы иногда помочь им осуществить свои грёзы!

– А что потом? Ну выебал ты эту тётю Олю… Она тебе что, потом за это на завтра спасибо сказала? Спасибо, мол Сашенька, что употребил меня пьяную! Давай ещё встречаться и любить друг друга! – с сарказмом поинтересовался Коля.

– Нет, спасибо не сказала… – погрустнев, ответил Сашка, – Она, как мы вернулись, сразу спать пошла, а на утро на меня даже не смотрела – взгляд отворачивала. Может обиделась что я у неё трусы тиснул? Ну это я так, для коллекции! Хочешь, вернёмся в город покажу?

– Трусы предъявишь! – требовательно произнёс Коля, уже почему-то начинавший верить приятелю и добавил – Довёл женщину до греха, да ещё и трусы присвоил…

– Так она сама виновата! Нечего так напиваться и с сыном подруги шашни разводить. Как говориться: «Бойтесь своих желаний они могут исполниться!», – резюмировал он, и сразу настойчиво спросил, глядя Коле в глаза, – Ну так что? Будем тёток кадрить, когда все напьются? Вдвоём, куда интереснее!

– Я не уверен, что смогу… – нерешительно произнёс Коля.

– Так вопрос с твоей уверенностью мы быстро решим! Подожди тут…

Удалившийся быстрым шагом Сашка, минут через пять вернулся с двумя пластиковыми стаканчиками, судя по цвету наполненными апельсиновым соком.

– Там водки примерно четверть, – прошептал он на ухо Коле, – Ну что? Давай! За успех нашего безнадёжного дела!

– Давай!

Действие волшебного сока, Коля ощутил почти сразу, ощутив эйфорию, а также несвойственные ему смелость и общительность. До этого он, зная к каким последствиям приводит алкоголь, давал себе слово не пить. Но, так уж получилось – он ведь совсем немного, для храбрости!

Через несколько минут, до того стеснительный парень, уже участвовал в разговоре, проходившем во взрослом кругу. А потом и вовсе начал знакомится, со всеми гостями, уделяя особое внимание дамам. Вскоре встречали жениха и невесту, потом началось застолье. Сашка регулярно снабжал его «апельсиновым соком». Выпившая публика не обращала внимания на двух нетрезвых юнцов. Матери их были увлечены новыми знакомствами и почти забыли про сыновей. Застолье прерывалось весёлыми конкурсами, все поздравляли жениха и невесту. Часа через три праздник перешел в неуправляемую стадию, начались танцы.

Коля помнил, что приглашал на «медляки» несколько женщин подряд. Они шутили по поводу юности своего кавалера, но всё равно шли на танцпол. Потом, когда он был уже совсем пьян, случился какой-то инцидент с мужем одной из дам. Но сейчас Коля плохо помнил в чём было дело, а только то что тот пытался дать ему затрещину. Его жена и другие гости успокаивали раскрасневшегося от водки и орущего мужика.

Последнее что более-менее чётко воспроизводила его память, это невысокая фигуристая женщина со вьющимися волосами. Кажется, её звали Роксана… Они куда-то шли, кажется он приставал к ней. Лез целоваться. На этом плёнка обрывалась. Липкое чувство стыда начало накрывать Колю, словно паутина. Это же надо было так напиться! А ещё этот Сашка со своими половыми фантазиями… Как он теперь будет смотреть в глаза остальным гостям? Хорошо, что его мать всего этого не видела, потому что напилась ещё раньше и её отвели спать. Наверное, с алкоголем это у него наследственное!

Ещё раз дав себе клятву больше не пить, Коля решил перевернуться на другой бок. Только теперь он заметил, что находится не один на широкой двуспальной кровати.

– Ну что герой-любовник, проснулся уже? Головка ни бо-бо?

Из-за полуприкрытых век на него не мигая смотрели черные как смоль глаза, той самой Роксаны Богдановны. Теперь Коля испытал ещё более острый стыд. Отвернув взгляд, он пробормотал что-то невнятное.

– Вчера так напился, что еле затащила тебя сюда, чтобы не натворил чего. К женщинам которые тебе в матери годятся приставал… Совсем голову потерял малец! Алкоголиком, наверное, будешь.

– Не буду алкоголиком! – неожиданно зло огрызнулся Коля в ответ.

Собираясь спрыгнуть с кровати и как можно быстрее натянув на себя одежду ретироваться, он уже было откинул одеяло, но в тот же момент был пойман за талию женской рукой.

– Не обижайся, дурачок! Ну с кем не бывает?.. В следующий раз, будешь умнее. Да?

– Да, – ответил Коля не в силах сопротивляться.

Притянутый к теплому женскому телу, он почувствовал, как она нежно гладит его по голове. Вторая её рука мягкими подушечками пальцев, скользила по коже его живота.

– Куда ты торопишься? Рано ещё. Спят все. Ну что ты напряженный такой, мальчик? Расслабься милый… Тётя Роксана тебя не съест. Я из Молдавии приехала, почти никого тут не знаю. Вообще-то муж мой приглашение на свадьбу получил, но поехать решила я. А тут ты, пьяный совсем. Ну я и решила тебя тут уложить, чтобы не натворил чего.

Желание Коли бежать куда-то мигом испарилось. Подчинившись нежным рукам, он завалился головой на её ноги. Сверху на него ласково смотрела, смуглая черноглазая женщина, с такими-же черными как смоль вьющимися волосами. Коля мог поклясться, что в молодости она была настоящей красавицей. Но и сейчас, далеко за тридцать, она была привлекательна и располагала к себе каким-то ласковым материнским обаянием. Над лицом его нависали полушария зрелых женских грудей, через которые, скрытые лишь тканью ночной рубашки, слегка выпирали бугорки сосков. От её тела исходил круживший голову сладковато-пряный аромат южанки. В отличии от растрёпанного Коли, вчера вечером она приняла душ, и смыв косметику, перед сном привела себя в порядок. Благодаря этому Роксана почти не выглядела как дама, накануне бурно отметившая праздник. Неожиданно к Коля почувствовал к этой женщине какую-то благодарность и доверие.

– А я чего-то натворил вчера?.. – наконец набрался он смелости задать извечный вопрос всех злоупотребляющих алкоголем.

– Ну как тебе сказать, молодой красивый… Всех что постарше тебя, минимум лет на десять, на медленный танец приглашал. Друг твой, Саша, тоже этим отличился. Да ладно бы ты просто танцевал… ты ещё по попе женщин в танце гладил и к груди прижимался. Не помнишь, как тебе Василий Фёдорович за такое обращение со своей супругой, хотел тебя ударить? Хорошо она его руку его поймала.

– Что-то такое помню… Но не очень…

Теперь он стал припоминать, из-за чего произошел инцидент. И ещё, ощущения своих рук, на теплых полноватых бёдрах женщины – как его пальцы сжимаясь утопают в мягкой плоти её ягодиц. Надо сказать, что дама была совсем не против! Навалившись на него в танце грудью и тяжело дыша, она лишь тихо шептала: «Ах-х! Не надо так Коленька! У меня муж ревнивый, увидеть может…». Но сама, даже не пыталась снять руки юнца, уже пытавшиеся раздвинуть половинки её мясистых полупопий. Так в результате и получилось! Говорил ему Сашка, что приглашать на танец лучше разведёнок… Но он по причине опьянения, не разобрался.

В результате план его не срабатывал. Дамы отказывались танцевать с ним по второму разу. Тем более отвергали предлагаемую прогулку до небольшой речки по заросшим кустами окрестностям.

Сашка пил намного меньше Коли и действовал более продуманно. Уже через полчаса после начала танцев, он уговорил тридцатичетырёхлетнюю блондинку Нину Георгиевну встретится, за территорией кемпинга. В отличии от Коли, танец их выглядел вполне пристойно. Вместо того чтобы щупать партнёршу, Саша пытался разговорить её, изображая внимательного собеседника. Когда-же женские жалобы и откровения о том, что ей никак не удаётся встретить подходящего мужчину, чтобы устроить свою жизнь полились на него рекой, юный ловелас понял, что пол дела по завоеванию трофея он сделал. Через некоторое время, она и вовсе сделала ему подарок, произнеся томным голосом:

– Ну почему, когда встречаешь наконец мужчину, который тебя понимает, он обязательно почти на двадцать лет младше?!. Ах, где мои шестнадцать лет, милый мальчик?..

– А может, пойдёмте погуляем? Подышим воздухом, поговорим о жизни? – предложил Саша, когда их третий по счёту танец подходил к концу.

– Я бы рада ещё долго болтать с вами, мой юный кавалер… Но как на это посмотрят, если мы уйдем вдвоём, держась за ручку.

– А мы потихоньку… Там справа в ограде кемпинга, есть калитка. Я проверял – она открыта. Давайте там через десять минут встретимся! – прошептал он ей на ухо.

– Ах… Вы действительно хотите со мной провести время? Ждите меня молодой человек, я постараюсь прийти. Но может это займёт немного больше времени…

Коля же действовал с женщинами как полный болван. Теперь, с похмелья, он остро это осознавал и чувствовал муки совести. В прочем, состояние молодого организма быстро улучшалось, головная боль проходила.

– А как мы тут оказались помнишь? – спросила Роксана.

– Нет, этого совсем не помню.

– Вот ведь мужчины! В любви объяснялся, целоваться лез, неприличные предложения делал, а теперь ничего не помнит! – с иронией в голосе, воскликнула женщина.

– Да напился я вчера… Всякую ерунду творил! – оправдываясь произнёс Коля.

– И что?.. Вчера чуть ли не замуж выйти предлагал, а сегодня уже не мила стала? С пьяных глаз красавицей была, а теперь подурнела? Вот такие вы все!..

– Да нет Роксана Богдановна… Вы очень красивая! Простите что я вчера наговорил! Не хотел вас обидеть, ей богу…

– Да ты меня и не обидел ничем мальчик. Совсем не обидел… Даже наоборот…

В это время храп внизу прекратился и послышалась несвязная, вперемешку с матом похмельная речь. Судя по голосу это был Пётр Иванович, один из перебравших вчера гостей. Задевая непослушными ногами мебель, он в конце концов открыл дверь и вывалился наружу.

– Кажется трубы у кого-то горят, пошел искать живительную влагу, – прокомментировала женщина и продолжила, – А то что он искал и тут есть! Ты спустись Коленька вниз потихоньку, посмотри нет ли там ещё кого и дверь закрой изнутри на засов. А в холодильнике бутылочка пива чешского припрятана. Открой и принеси сюда.

Спустившись вниз, Коля выполнил все поручения Роксаны Богдановны. Теперь они действительно были наедине. Поднявшись вверх, он первым делом предложил пиво женщине. Та, взяв маленькую бутылку сделала всего пару глотков, и вытерев губы тыльной стороной ладони, вернула её молодому человеку. С первыми глотками горьковатой ароматной жидкости, Коля ощутил, как жизнь и даже вчерашняя смелость возвращаются к нему. Сделав несколько жадных глотков, он ещё раз протянул бутылку женщине.

– Допивай уже Коля, мне хватит, – остановила его женщина жестом руки и задумчиво добавила, – Мамаша-то твоя, тоже вчера набралась как следует. Как думаешь, скоро она тебя искать начнёт?

Вспомнив о матери и чуть не поперхнувшись от этого пива, Коля после некоторой паузы ответил, – Она, когда напьётся долго спит – будить надо. Но такое редко бывает, только если праздник какой…

– Праздник говоришь?.. А какой праздник ты бы хотел отметить?

– Не знаю, – почему-то смутился Коля от неожиданного вопроса.

– Может отметим вместе праздник твоего взросления? Ты ведь вчера так хотел этого Коленька…

– Чего отметим?..

В следующую секунду произошло, то, чего он совсем не ожидал! Роксана, скрестив на животе руки в одно движение стащила с себя шелковую ночнушку и снова легла, не закрываясь одеялом. На постели распласталось почти полностью обнаженное тело тридцативосьмилетней женщины. Большие опавшие груди растеклись по грудной клетке мясистыми блинами. Ареолы коричневых, с пупырышками по кругу сосков, на глазах съеживались. В некоторых местах, придавая сцене какого-то отчаянного натурализма, из них торчали жесткие не подбритые на кануне волоски. Мясистый в форме груши животик с овальным отверстием пупка и широкие бёдра, на которые были натянуты бежевого цвета, с кружевными вставками трусы. Под тонкой тканью, просвечивая тёмной растительностью, рельефно выделялся упругий женский лобок.

– А так тоже нравиться? Ну что застыл Коленька? Женщину что ли голую никогда не видел? Пора бы тебе уже опыт получать…

– Я… я…

– Ну иди ко мне мальчик… Хочешь титю тебе дам пососать? Не бойся, ты ведь у мамы в детстве тити сосал… и тёти Роксаны пососёшь.

Поймав его за плечо, женщина наклонила его голову над левым соском. Дальнейшие подсказки Коле не понадобились. Нежно обхватив губами коричневый шарик, он втянул его в рот. Тело Роксаны Богдановны вздрогнуло, прогнувшись в спине. С губ её сорвался чувственный вздох.

– Ах-х-х!

Нежная женская рука взлохматила Колины волосы. От зрелой дамской груди, исходил забытый сладковатый молочный аромат. Сосок ещё больше сморщился, превратившись в твердый столбик. Острые волоски по окружности покалывали Колины губы. Интуитивно чувствуя, что надо делать, юноша присосался к груди втягивая сосок губами и нежно лаская его по кругу языком. Похоже Роксане Богдановне это нравилось! Тело её всё чаще вздрагивало и выгибалось, с губ слетали вздохи.

Неожиданно он ощутил, как её рука, ласкает уже его соски и эта ласка отдаётся сладкими позывами в яичках. Находившийся до того, от необычной обстановки, в угнетённом состоянии член, тут же ожил, толчками наполняя пещеристые тела горячей кровью. Через несколько секунд, он, твёрдый как стальной гвоздь уже разрывал трусы готовый выполнить свою главную работу.

Оторвавшись от мясистых грудей, Коля припал к сладостно встретившим его женским губам. Тяжело дыша и переплетаясь языками, они пару минут целовались взасос, пока наконец женщина не оттолкнул от себя юного любовника, глядя ему прямо в глаза.

– Ну что Коленька, хочешь меня?..

– Да…

– Тогда чём заминка?.. Снимай с меня трусы! Или ты передумал заниматься, тем что сам вчера мне предлагал, наглец?

Дрожащими руками продев пальцы под тонкие резинки, Коля начал стаскивать с женщины трусы. Показался черный треугольник, аккуратно выстриженных волос на лобке и в нос ударил сладковато-терпкий запах женского естества. Когда трусы наконец были сдернуты со ступней, ноги женщины мягко разошлись в стороны – между них было то, что мечтает увидеть в живую любой взрослеющий мальчик.

В дебрях черных завитушек вызывающе нагло розовел изогнутый шрам половых губ. Коралловые створки медленно раскрывались, являя взгляду Коли влажное нутро матёрой, повидавшей на своём веку немало хуёв, женской пизды.

– Чего смотришь Коля? В первую раз что ли живую пизду видишь? Твоя мамочка, тоже тебя через такую родила. Смотри, вот отверстие влажное, куда пихать нужно, – произнесла она томным голосом, ещё шире раздвигая руками половые губы.

Глазам Коли предстал темный, уходящий в женское тело грот, с ребристыми обтекающими мутными соками стенками. Сверху из своего капюшона, вылезла жемчужина клитора. Впав в безмолвный ступор, он неотрывно смотрел на раздвинутые створки диковинной раковины.

– Ну что, дела делать будем или смотреть? – прервала она его созерцание, убирая пальцы, – Насмотришься ещё Казанова… Иди ко мне мальчик! Трусы свои снимай…

Сдёрнув с себя трусы, за которых как тугая пружина выскочил напряженный член, Коля в мгновение оказался между женских ног. Былого похмелья как будто и не было. Руки Роксаны обвили его, обрушили на теплое женское тело. Ловко поймав мужской орган и оттянув с головки крайнюю плоть, женщина направила его в своё влагалище.

Дальше всё происходило по подсказке матушки-природы. Приподнявшись на локтях, Коля задвигал тазом, ощущая, как его член мягко сжимают сильные мышцы женского лона. Глядя глаза в глаза и жарко целуясь, зрелая женщина и неопытный школьник совершали первый для него половой акт.

С каждым толчком, Коле становилось всё приятнее. Словно совершая полёт в ином в измерении, он ловил каждое сладостное ощущение, всё сильнее теряя чувство реальности. Под ним подобно студню, мягко колыхалось зрелое женское тело. Большие мясистые груди подлетая вверх, снова опускались вниз как океанские волны. Роксана Богдановна начала тихо стонать. Глаза её закатились, и голова теперь перекатывалась из стороны в сторону. Пальцы жестко царапали спину юного любовника, оставляя красные полосы, но Коля почти не замечал этого. Повидавшая не мало на своём веку тихо скрипела.

Желая лучше все рассмотреть, он поднялся и стал наблюдать как его член исчезает в матёрой волосатой пизде и вновь возвращается, блестя её мутными соками. Входит и выходит, входит и выходит… На это простое действие, кажется можно смотреть бесконечно! Так вот как это – ебаться… делать детей. Оказывается, это и вправду чертовски приятное занятие! Звенящее ощущение неотвратимости восторженно-приятного конца, нарастало. Казалось ещё толчок и наступит эякуляция и оргазм. Но женское влагалище, это не рука, предсказать, когда в точности всё произойдет не получается и в этом кроется своя прелесть. Раз, ещё раз… ещё!..

Наконец сорвавшись на самой сладкой ноте предоргастических переживаний, Коля ощутил острый укол первого спазма эякуляции и раз за разом начал закачивать в женское влагалище, сгустки теплого юношеского семени.

– О-о-о-о-у-у-ууу!!! О!! О! О!

Хрипловатый стон, впервые кончившего в женщину юного самца, огласил тишину деревянного сруба.

Достав из пизды член он, завороженно смотрел как из медленно смыкающихся посреди черного кустарника, розовых створок, на белые простыни мутной струйкой стекает сперма.

– Ну что уставился юный акушер-гинеколог? Как теперь ребёночка назовём?

– Какого ребёночка? – непонимающе воскликнул Коля.

– Как какого? Кончил в меня, теперь мальчик или девочка у нас с тобой будут. Женишься на тёте Роксане?

– А вы что… не?.. – выпучив глаза, выдавил из себя Коля.

– Шучу я Коленька… спираль у меня стоит. – успокоила его женщина, и мечтательно продолжила, – А вот если была-бы я помоложе лет на двадцать… Так может и срослось бы у нас с тобой мальчик. Ты красивый такой, нежный и женщину чувствуешь. Просто бабья мечта! Ну чего вскочил? А?.. Давай полежим вместе, помечтаем!

Привстав она потянула его и уложила к себе на грудь. Женские руки нежно скользили по мускулистому юношескому телу, лаская грудь, живот, ноги и захватывая в жмени упругие ягодицы.

– А какие тебе ещё женщины на свадьбе понравились? А, Коленька?.. Мне вот интересно, что вам таким молоденьким мальцам от зрелых женщин надо? Ты вчера и к Светлане Викторовне приставал – младшей сестре матери невесты. А потом с Лидий Павловной танцевал и за задницу её трогал, уж не знаю кто она там со стороны жениха… А, приятель твой Саша, за Ниной Георгиевной ухлёстывал. И кажется, она совсем не против была.

– Про Светлану эту, я даже не понял, что она с мужем. Если бы знал, ничего такого не было бы… – попытался уйти от вопроса Коля, испытывая внутри себя стыд. В подвыпившем состоянии он думал, что мало кто смотрит за его ухаживаниями. Но оказалось, нет!

– Я тебя не про это, Коленька спрашиваю, – терпеливо поправила его Роксана Богдановна, – А про то, почему вы с Сашей этим, за девочками ровесницами своими не ухаживаете? Там и Наденька была, видная девочка – жениха племянница и Оленька в самом соку – отличница и красавица. Неужели не хочется с ними отношения наладить, а потом и любовь первая у тебя могла случиться. Не то что со мной, которая в матери тебе годится, шашни разводить?..

– Да так… напились просто оба…

– А я думаю, по-другому! С девочками прежде чем взаимности добиться, надо потрудится хорошо. А взрослая тётя может и так дать? Правильно я рассуждаю?

– Это Сашка всё! – неожиданно для себя выдал Коля военную тайну. – Он говорит, что на свадьбе нужно к выпившим женщинам постарше приставать. Приглашать потанцевать и всё такое…

– А-ха-ха-ха! – в голос рассмеялась Роксана, – Вот видишь, я права была! А Саша то твой не дурак! Кажется, они с этой Ниной Георгиевной вместе исчезли. Разведёнка она. А у меня с мужем тоже никакой жизни нет. Вот и приходится с такими как ты, «Колями», свои потребности женские удовлетворять.

– Так вы разведитесь и выйдите снова замуж! Вы же такая красивая! – воскликнул Коля.

– Спасибо за совет, мой мальчик!.. Но я сама разберусь. А ты думаешь это так просто? Кому я нужна с двумя детьми, хоть и красивая пока? Бабий век короток, а вокруг молодых полно – мужики больше на них смотрят.

– А я бы и вправду женился на вас! – выпалил Коля, – Чтобы вы не страдали!

– Ой, спасибо! – сказала Роксана и перейдя на шепот, поведала юному любовнику тайну, – А я и так не страдаю милый. Мы в своём доме, комнату сдаём студенту, Мише, он постарше тебя конечно лет на пять будет, но тоже парень молодой. Когда мужа нет, мы всё с ним делаем. А потом я его борщом кормлю и котлетками домашними…

Так за разговорами прошло полчаса. Коля рассказал, как они живут с мамой и то что ему нравится её подруга тётя Лида. И то что ему вообще взрослые женщины нравятся больше чем сверстницы в школе.

Потом они опять начали целоваться и Роксана, положила Колину на свою скользкую пизду. А своей начала гладить его член, который скоро снова был в боевой готовности.

– Ну что Коленька? Ещё разочек? – предложила она, отрываясь от его губ, – Хочешь я раком встану?

– Хочу…

Неожиданно проворно для своего возраста женщина заняла коленно-локтевую позу, улегшись грудью на поверхность кровати и высоко выставив массивную задницу. Колиному взору предстал этот, распадающийся на две половинка мясистый плод, между которыми в черной поросли, розовела истекающая мутными соками пизда.

– Давай Коленька, еби меня, сладенький мальчик! Скоро проснуться все, мама тебя искать начнёт… – с придыханием произнесла Роксана, ещё сильнее оттопыривая вверх попу.

Колю не надо был просить дважды. Взяв партнёршу за мясистые бока, он с легким усилием начал пропихивать семнадцатисантиметровый член в женское лоно, чувствуя неровности стенок, пока тот наконец не вошел в до упора упёршись в шейку матки.

Насаживаясь тяжелым тазом на твёрдый юношеский член, Роксана Богдановна подвывала в голос, благо внизу их уже никто не мог услышать. На этот раз она совсем разошлась и уже ничего не стеснялась. С губ страстной молдаванки срывались, нечленораздельные возгласы, вперемешку с ругательствами.

– Еби! Ох, еби меня противный мальчика! Ах! Ах! Ах!! Ох, еби! Малолетний ёбарь! Знала бы твоя мамаша, чем ты тут занимаешься! Ох! Ох! Ох-х-х! Глубже щенок засаживай! Глубже! Ещё глубже!! Ох связалась я с тобой дура! Потом скажут, мальчика совратила! Ах! Ах! Ах!

Вскрики и ругательства женщины, ещё сильнее заводили Колю. Держась за мясистые бёдра, он энергично притягивал женщину к себе. Тела их схлопывались, каждый раз издавая громкий звук, видавшая виды кровать, поскрипывала и шаталась.

Наблюдая сверху за своим блестящим, то и дело исчезающим в матёрой волосатой пизде членом, Коля вместе с подступающей неотвратимой сладостью ощущал гордость самца. Он совсем ещё пацан, ебёт эту зрелую женщину, доставляя ей мучительное удовольствие! Мутные соки влагалища, от усердия партнёров сбивались в белую пенку. Тугая звезда женского ануса, манила Колю своей дерзкой красотой и беззащитностью.

Повинуясь одному лишь порочному желанию, он, смазав палец в скользких выделениях, с усилием вдавил его в жопу Роксаны Богдановны. Тугой анус, сопротивляясь неожиданному вторжению, туго сжал его палец в своих объятьях.

– А-а-а-а! Что ты делаешь подлец?! – вскликнула, и на мгновение замерла насаженная сразу в два отверстия женщина, – Коленька, ты что извращенец?!

– Извините… я…

– Нет! Оставь! Оставь его там! Я хочу чувствовать эту сладкую боль!!

Перестав трахать женщину во влагалище Коля, стал аккуратно двигать пальцем в её попе, чувствуя, как сфинктер сжимается и снова расслабляется отпускает его палец. С губ Роксаны Богдановны слетали сдавленные стоны.

– А-а-а! Ах-х-х! О-о-о! Глу-у-убже!.. А потом выт-а-а-скивай! О-о-о-о-ууу!

Юный извращенец со всей серьёзностью отнёсся к новому для себя делу и внимательно наблюдал за реакцией женщины. Теперь, острое желание удовлетворить свою похоть, сменилось таким-же острым интересом. Коля помнил свои чувства, когда в поликлинике у него брали из попы мазок. В первый момент было совсем неприятно, но потом оставшиеся в попе легкое жжение было довольно волнующим.

– Коленька! А если я тебя кое о чём попрошу?.. Ты для меня сделаешь? – сдавленным от острого удовольствия голосом спросила женщина.

– Всё что угодно сделаю!

– Видишь мою сумочку? Поищи там детский крем «Солнышко».

Соскочив с кровати, Коля покопавшись нащупал на дне женской сумки, пластиковый тюбик.

– Намажь мне пожалуйста попу, – попросила женщина, ещё сильнее выставляя вверх анус, – И поглубже, вовнутрь тоже – насколько палец войдет! Вот та-а-ак! Та-а-а-к! Не жалей Коленька крема… А, теперь намажь свой член. Ты уже понял, чего тётя Роксана от тебя хочет?

– Но вам ведь будет больно!

– Ничего мой мальчик. Кто чувствует боль – тот чувствует жизнь. Давай, потихонечку вставляй его туда! О-о-о-у-у-у!! Нет! Не останавливайся!! А-а-а-а! Ах! Миленький!! Миленький, не так быстро! Тёте Роксане бо-о-ольно! – произнесла она, завывая в конце и прогибаясь в спине.

Коля чувствовал, как тугой женский сфинктер, приятно сжимает его член. Потихоньку слушая протяжные женские стоны, он стал двигаться в её прямой кишке. Вскоре первый, самый болезненный этап анального сношения был пройден и Коля почувствовал, что может ебать женщину смелее. Стоя на четвереньках с членом юного любовника в попе, она ожесточенно тёрла клитор. Сквозь сладкую боль анальных переживаний, она стонала, приближаясь к оргазму.

Юный любовник, тоже не мог держаться долго. Сладкий запах детского крема с терпкой ноткой анальных испражнений, теперь возбуждал его не меньше спазмов женского сфинктера. Ещё вчера он бы не поверил, если к примеру Сашка, рассказал ему о таком приключении! А сегодня он ебал в попу женщину, которая по возрасту годилась ему в матери. Сладостный туман порочных переживаний быстро сгущался в его голове. Кончили они одновременно. Тридцативосьмилетняя дама глухо завыла и тело её затряслось в конвульсиях. Вслед за ней, на высокой ноте взвыл её юный любовник. На этот раз, оргазм, который чувствовал Коля был необычайно острым. Яички его словно свело судорогой, а член извергал свежую порцию, только что наработанной молодой спермы в прямую кишку женщины.

Наконец расцепившись, они долго и безмолвно лежали.

– Ну иди Коля, помойся в душе, – наконец прервала молчание Роксана Богдановна, – А я за тобой.

Когда он вернулся, внизу подёргали за ручку. Раздался громкий голос:

– Дорогие гости! Просыпаемся! Приглашаем все на завтрак. Автобусы в город отъезжают через полтора часа, ровно в двенадцать!

– Давай, Коленька! Собирайся быстро! Тебя, наверное, уже мама ищет. Скажешь, что нашел место в домике и спал тут до утра. И про то что у нас тут был никому не слова! Понял?

– Понял, – ответил Коля.

– Я тебя выпущу потихоньку на улицу, а сама в душ.

Признаться, он был немного ошарашен сменой обстановки. Только пару минут они занимались с этой женщиной извращенным сексом, а теперь она так буднично выставляет его прочь. Ни спасибо за доставленное удовольствие, ни хотя-бы поцелуя.

На завтраке он встретил маму. Вид у неё был довольно помятый. Чувствуя угрызения совести, она почти не расспрашивала сына где он был. Живой и ладно. Потом подоспел и его приятель.

– Ты где был? – спросил Сашка скорее для начала беседы, чем ради интереса к делам приятеля.

– Спал в домике. Сам не помню, как там оказался.

– Ну я так и знал, что у тебя ничего не выйдет! Кто же так делает. Ещё и напился как свинья…

– А у тебя что?

– Я своё получил! – жарко прошептал Саша, – Пошли мы значит с этой Ниной Георгиевной гулять под ручку. А она оказывается седьмая вода на киселе, со стороны невесты. Разведёнка, тридцать шесть лет, бухгалтером на каком-то заводе работает. Но баба в самом соку! Ты же видел, как она тебе?

– Хороша для своих лет! – подтвердил Коля, – И что дальше?

– Ну она про то, про сё. Про тяжелую женскую долю, про то что без мужа. Про это все пьяные женщины жалуются. А я всё ей сочувствую, сочувствую… а сам всё ближе прижимаюсь. Дошли мы значит, до сарая для сена заброшенного, уже за территорией кемпинга – ну тут я к ней целоваться полез. Сначала отворачивалась – не надо мол Сашенька, да не надо! Увидеть мол могут. А потом как ко мне присосалась! Сама меня телесами своими к брёвнам прижала, и взасос целует, грудью налегает. А я момент просёк что пора её брать, и по ляжкам её ласкаю. Она сначала всё ноги сдвигала, но потом сдалась! Я пальцами пизду её сколькую нащупал и до клитора добрался. Ласкаю там аккуратно пальчиком, а у неё аж глаза закатились! Дышит как паровоз, да стонет.

– И?.. – уже с интересом спросил Коля.

– Да что, что… Стол там какой-то в углу очень кстати стоял. Я спиной её на него завалил, трусы сдернул и давай ебать! Кончил ей прямо в пизду.

– А она что?

– А дальше всё не очень хорошо было… – сказал Сашка понурившись.

– Чего не хорошо?

– Да расплакалась она! Мол соблазнил я её, а потом изнасиловал! Не поймёшь вообще этих баб! Сама же отдалась… Охала, ахала пока ебал! Убежала вся в слезах, тушь по щекам течет.

– Дела… Не боишься, что она кому-нибудь расскажет?

– Да никому она не расскажет! Её саму же обвинят в том, что в половую связь с подростком вступила.

– Ну, да. Тут конечно опасаться нечего, если не дура совсем.

– За то, какой у меня трофей остался!

Оглянувшись по сторонам и убедившись, что вокруг никого нет, Сашка извлёк из кармана кружевные женские трусы и аккуратно развернул их как ценный музейный экспонат. Смотри эта Нина Георгиевна – настоящая блондинка, указал юноша на пару, прилипший тому месту где должна находится женская промежность, русых завивающихся колечками волосков.

– Ага, точно! А я думал она крашеная.

– То-то, неудачник. Учись как надо баб, которые тебе в матери годятся, надо на еблю разводить! – горделиво произнёс Саша, – Но ты не дрефь! Если будешь стараться и у тебя получиться.

Такого высокомерия, Коля выдержать не мог! Борясь со своей совестью, он тоже опустил руку в карман своего пиджака.

– Вообще-то у меня тоже кое-что есть! – произнёс он, извлекая наружу бордовые трусики Роксаны Богдановны.

– Оба, на! И ты Брут?.. Чьи?

– Роксана Богдановна зовут, брюнетка такая смуглая.

– Молдаванка что ли?!. Красивая женщина! Я бы сам с такой… Чего раньше не сказал?

– Из скромности не сказал! А когда ты хвастаться начал, не выдержал.

– Ну давай, рассказывай! – с нескрываемым интересом потребовал Сашка.

– Да некогда уже, сейчас в автобусы все позовут.

И действительно, ведущий свадьбы через мегафон объявил:

– Прошу всех занять места в автобусах, отправляемся через три минуты! Кто опоздает будет добираться до города своим ходом!

Около распахнутых дверей Коле уже призывно махала мать.

– Ну ладно, потом расскажешь. Я тебе во вторник позвоню, пересечёмся где-то, – с небольшой досадой в голосе произнёс Сашка.

– Хорошо, звони…

Уже готовясь расстаться, Саша напоследок прошептал приятелю, – А я думаю завтра тётей Мариной заняться – маминой подругой. У нас уже отношения на мази, надо переходить к следующей части марлезонского балета! Она меня обои клеить пригласила, вот там и проверим какой у неё между ног клейстер.

– Ну ты маньяк! – с изумлением воскликнул в сед уходящему приятелю Коля, – Смотри и её до слёз не доведи, Дон Жуан…

– Я в этот раз поаккуратнее. И не факт, что получиться ей подсунуть…

Кода автобусы разворачивались на широкой асфальтированной стоянке, Коля заметил в окне Роксану Богдановну. Бросив на школьника быстрый взгляд, она сразу отвернулась, дав понять, что больше они не знакомы. В первый момент юноша ощутил укол обиды, но уже в следующую секунду пришло осознание. За эту ночь он стал намного взрослее. Потайная дверь в новый, тайный мир приоткрылась.