Колины рассказы. Первая любовь. 1.2

Теперь самое главное было всех собрать, шампанское, вино, мандарины и остальное, было по домам у разных людей. Надо было успеть застать всех дома и сказать, что всё остаётся в силе.

Мы разделились, так получалось быстрее и надёжнее. И мы успели, было только половина одиннадцатого, когда вся компания была в сборе и быстро начала накрывать стол. Когда стол был готов, наши девчонки ушли переодеваться в праздничные наряды и наводить марафет на свои прелестные личики.

Когда они вышли к нам, наши рты раскрылись так, что туда могла влететь ворона. Моя Танюша, в длинном, до пола, ярко-голубом шёлковом платье, с разрезами по бокам почти до самого верха бедра, с полностью открытой спиной и отсутствием из-за этого бюстгальтера, выглядела просто великолепно, и я не мог оторвать от неё своих горящих глаз. Было видно, что ей самой нравится мой восхищённый взгляд.

Дальше всё пошло как обычно при встрече Нового года, бой курантов, пробки от шампанского в потолок, лёгкий перекус, вино. Насытившись и захмелев, начали танцевать. Приглушённый свет и выпитое вино, помогли всем слегка расслабиться и не очень стеснятся. А я не отпускал свою Танечку ни на шаг, для нас все мелодии были медленными, её руки, обвившие мою шею, голова, уютно устроившаяся на моём плече, покидавшая его лишь для того что бы, подарить мне поцелуй.

Мои руки гуляли по обнажённой спине, постепенно спускаясь всё ниже. Таня, своей упругой грудью прижималась ко мне, и я отчётливо ощущал эти упругие холмики через тонкую преграду из моей рубашки и её платья. Одной рукой продолжая ласкать обнажённую спинку моей Танечки, вторую опустил на упругую попку, поглаживая её, постепенно начал понимать, что на Тане нет трусиков, совсем нет, и она совершенно голая под платьем. Мой член, и так возбуждённый, стал совсем каменным. Танечка, поплотнее прижавшись к увеличившемуся бугру в моих штанах, лукаво взглянула на меня.

— Я чувствую, что твоему дружку понравился мой сюрприз. Это новогодний подарок для тебя, милый, а тебе понравился подарок? – и Танюша тихо и обворожительно засмеялась. – И это ещё не всё, останемся вдвоём, подарю остальное.

— Да я просто в ауте, ты лучшая, самая смелая, вот так, при гостях, выйти без белья совсем, это что-то с чем-то. – И я, плотно прижимая её к себе, буквально впился в её губы, чувствуя ответное желание.

Мы с нетерпением ждали, когда гости начнут расходиться. Видимо почувствовав это, ребята и девчонки начали собираться, помогли убрать со стола и поздравив, ещё раз, с Новым годом, ушли. Мы наконец-то остались только вдвоём.

Меня изнутри колотила нервная дрожь, я очень боялся, что не смогу доставить удовольствие моей красавице, мне очень хотелось не разочаровать её. Похоже, что подобные чувства владели и Танечкой. Но отступать, как я понял, ни она, ни я не собирались.

— Так, я в душ, ты за мной потом. – и глядя на мой умоляюще-просительный взгляд, добавила. – извини, но лимит смелости на сегодня исчерпан, я ещё не готова к тому что бы принимать душ вдвоём. Может позже я и осмелюсь, а пока давай по одному. – и Таня скрылась за дверью в ванную комнату.

Пробыла она там недолго. Вот дверь открылась, и Таня, уже в халатике, вышла.

— А ты чего не раздеваешься? Полотенце возьми моё, и давай сюда рубашку и брюки, и марш в ванную. – скомандовала она – я пойду пока диван приготовлю.

Сполоснулся я быстро, и в одних трусах пошел на голос позвавшей меня Тани. Свет везде был выключен, и только отсвет уличных фонарей позволял хоть что-нибудь разглядеть. Она стояла у окна, и только силуэт угадывался в полумраке. Диван был готов, и он скоро должен был стать нашим любовным ложем.

Я медленно подошел к Тане, обнял её и прижал спиной к своей груди. Она вздрогнула, но не отстранилась, а ещё плотнее прижалась ко мне.

Обнажив одно плечо, я начал покрывать его поцелуями, Танюша вздрагивала от них, но не отстранялась. Вот и другого плеча сполз халатик, и оно получило свою порцию поцелуев. Танечка опустила руки, и халатик сполз до пояса, обнажив девичью грудь. Я накрыл эти упругие холмики своими ладонями, и из груди Тани раздался тихий вздох. Я ласкал эти волнительные полушария с максимальной нежностью, продолжая покрывать плечи и спинку поцелуями. Я ощутил, что соски съёжились и затвердели, прикосновения к ним вызывали очередные вздохи у Тани.

— Тебе нравится? – Спросил я, в ответ тихо прозвучало, слегка хрипловатым, голосом. – продолжай пожалуйста, не останавливайся, мне очень нравиться.

И вот уже поясок халатика развязан, и он стекает на пол. Но Таня после душа надела трусики, и эта узенькая белоснежная полоска придаёт ей ещё толику очарования. Поднимаю её на руки, и аккуратно кладу на диван, сам ложусь рядом. Мои руки путешествуют по её обнажённому телу, губы целуют всё, до чего могут дотянуться. Упругие полушария тоже не обделены лаской, по спирали губы приближаются всё ближе к горошинам сосков, и вот уже мой шаловливый язык дотрагивается до одного из них. Таня обхватывает меня за шею и выгибает спину, чуть поворачиваюсь, и одаряю такой же лаской другую горошину, что вызывает у неё стон наслаждения.

(Небольшое отступление: среди наших приятелей, был один, у кого отец был, в то время, с редкой специализацией, "психотерапевт", а ещё он был сексопатологом, это конечно не афишировалось, но книжечки его, несмотря на строгий запрет, мы почитывали, и что-то отложилось в памяти, пригодившись сейчас.)

Поручив дальнейшие ласки груди своим ладоням, постепенно начинаю спускаться ниже по обнажённому телу, покрыв поцелуями плоский животик, уделив особое внимание впадине пупочка, добрался до резинки трусиков. Пропустил прикрытую тканью узкую полоску тела, стал покрывать поцелуями длинные бёдра, спустившись по внешней стороне до округлого колена, медленно стал подниматься вверх уже по внутренней стороне. Достигнув границы, ограниченной трусиками, повторил всё это и с другой ногой. От таких ласк Таня только всхлипывала и уже сама ласкала свою грудь, сжимая её и лаская свои возбуждённые соски.

А я поднялся выше, совсем немного, на сантиметр, не более, отодвинул резинку трусиков вниз, поцеловав ещё нетронутые моими губами места. Немного дальше приспустил трусики с одного бока, открывая для своих губ новую территорию для ласки.

Перевернув Танечку на живот, провёл пальцами по узкой спинке, еле-еле касаясь их кончиками обнажённой кожи. Потом пришла очередь и моих губ. Начав с плеч, не оставляя ни одного кусочка спинки без ласки, так же спустился вниз. Уделив особое внимание ямочкам над ягодицам, перешел на бёдра. Когда добрался до подколенной впадины, кроме поцелуя пощекотал её языком, вызвав у Тани ещё один судорожный вздох и пробежавшую по телу судорожную дрожь.

Пройдя по этой ноге с внутренней стороны бедра, до самой белой полоски трусиков, оделил такой же лаской и другую ножку, также остановившись у самой границы трусиков.

Доставляя Танечке удовольствие своими ласками, я и сам испытывал нечто подобное. Её отклик на мои ласки, поднимал внутри меня волну сладостного наслаждения. Её эмоции проливались на меня возбуждающим дождём, и мы оба купались в этих волнах наслаждения.

Приспустив трусики с её круглой попки на половину, осыпал поцелуями открывшееся, ещё не изведавшее ласки, обнажившееся пространство. Языком медленно провёл по ложбинке, разделявшей эти прелестные булочки, что вызвало приглушённый вскрик.

— Ой мамочки! Как же хорошо! Да сними же ты с меня наконец эту преграду, оставь меня совершенно голой и продолжай пожалуйста. – уже умоляюще попросила Танюша.

Она приподняла попку, и последняя часть её одежды, прошелестев по стройным ножкам, улетела куда-то на пол, оставив, как ей и хотелось, Танечку абсолютно голой.

Таня гибким, кошачьим движением вывернулась, и обвив руками мою шею, жарко зашептала мне в ухо.

— Коленька, милый мой, последние остатки моего благоразумия сейчас окончательно растают, очень прошу тебя, пусть разум не покинет и тебя, я девственница, но если ты попросишь, то я не смогу тебе отказать. Только я ещё не совсем готова к этому, пусть это произойдёт немного попозже, очень тебя прошу и не ограничиваю тебя ни в чём другом. – Её умоляющий взгляд не давал мне никаких шансов отказать ей. Да и честно говоря, я сам не собирался получить всё и сразу. И ещё, очень грело её доверие в таком сложном вопросе.

И эта волшебная новогодняя ночь продолжилась.

Прошу не стесняться и комментировать. Заранее благодарю.