Кока-Колы? – Часть 1

— Ты уверен, что это может мне помочь? — то ли моя абсолютная неопытность, то ли дурная репутация Макса сеяли во мне прочные сомнения, связанные с успехом ситуации, которую я сам же и создал.

— Хорош ссать! Ты и сам знаешь — сколько я тёлок перетрахал за весь учебный год. А ведь это только первый курс! — такая решительность Макса лишь доказывала его безбашенность и легкомыслие, о котором все говорили. — Хватит тебе целкой ходить. Восемнадцать лет уже, а хуец ни разу не пристроенный. Раз решился — надо действовать, а то я тебя скорее сам трахну, чем ты найдёшь кого-то.

— Бля, ну Макс… Скажешь же, всё желание пропадёт… — я слегка поморщился, изобразив отвращение на лице, а затем и вовсе отвернулся от него в другую сторону. — Я уже жалею, что обратился за этим именно к тебе, мог бы сам найти кого-нибудь…

— Найти кого-нибудь? Да ты себя видел? — Макс рассмеялся что есть силы. Кажется, его это действительно позабавило. — Ты за восемнадцать лет никого не нашёл, а сейчас с чего это должно произойти чудо, а?

— Это всё потому что я и не искал никого, — слабо утешил я себя. — А хотел бы — нашёл бы и вытрахал.

— Гриш, харе мне в уши ссать, словно я тебя не знаю. Бери уже порошок и помни: половина пакетика на 0, 5 литров колы. Больше не надо, а то не отцепишь её потом, уж поверь моему опыту.

Макс протянул мне небольшой пакетик, целиком наполненный розовым порошком, который я попытался изучить, внимательно рассмотрев его на свету. Такую вещь я впервые держал в своих руках, а вот Макс, по его словам, регулярно цепляет сокурсниц с её помощью. Благо, что этот порошок был абсолютно легальным, как заверил меня сам Макс. Не доверять ему у меня не было причин, ведь знакомы мы с самого детства, отучились вместе одиннадцать лет и знали друг друга слишком хорошо, чтобы сомневаться в ком-то.

— Допустим, я дам Кате бутылку колы с разведённым в ней порошком. А что дальше?

— Из всех девок ты решил выбрать Катьку? — Макс вновь залился смехом. — Ну ты, бро, даёшь жару, конечно… Ох, не могу. — через мгновенье парень успокоился и, вытерев с глаза подступившую от смеха слезу, пришёл в себя. — А дальше тебе и делать ничего не придётся — она всё сделает за тебя. Только не будь ссыкуном и обязательно побрейся перед еблей. Видел я твои кусты.

— Бля, Макс! Иногда ты реально такой кринжовый… — я убрал пакетик поглубже в карман, чтобы его никто не заметил ненароком. — В любом случае, спасибо тебе за эту… помощь. Сегодня же попробую.

После этого мы с Максом попрощались как обычно — «по-братски» и разошлись по домам. Отец сегодня был на работе, а дома меня встретила мать, что немного осложняло мою ситуацию, ведь если она хоть глазом заметит пакетик с порошком или уж тем более, как я его подмешиваю в колу, то это дойдёт до отца, а там уже меня и за живого можно будет не считать. На предложение перекусить я спокойно отказался, хотя внутри меня всё ещё не покидало лёгкое волнение. Первым делом мне нужно было пригласить Катю встретиться, а вот где — это уже было проблемой. Приглашу её ко мне — мать точно не даст нам покоя, а уж тем более уединения. Единственным выходом, который я нашёл — встретиться у неё, причём сделать это так, чтобы она сама меня пригласила.

— Кать, привет! Как поживаешь? Не хотела бы встретиться? — закрывшись в своей комнате, я стал писать Кате в мессенджере. Свой телефон она почти не выпускала из рук — постоянно переписывалась с кем-то, выкладывала новые фотки в Инстаграм, в общем, сейчас мне это было лишь на руку, ведь ответ на заставил себя ждать.

— Гриша, какой сюрприз! Было бы неплохо увидеться. Как насчёт погулять где-нибудь?

— Я тоже думал насчёт погулять, но ведь жара на улице такая… Может, посидим у кого-нибудь, пока жара не спадёт? Только у меня маман сейчас не в настроении…

— Ну… хорошо. Тогда давай у меня?

— Отлично! Я с собой холодную колу прихвачу, чтобы не скучали. Жди!

Моей радости не было предела. Я чуть ли не прыгал от счастья в своей комнате. Сейчас я был уверен, что половина дела уже сделана, осталось только дать Кате колу, смешанную с порошком, что дал мне Макс, и я, наконец, воплощу все свои долголетние желания с Катей. С ней мы были знакомы почти так же давно, как с Максом, но с девушками у меня постоянно не складывалось — не хватало уверенности и совсем чуть-чуть наглости. И Катя была не исключением, хотя и временами она подавала мне знаки внимания. Но сейчас мне и делать ничего не придётся, если Макс не соврал.

Перед душем я решил сперва смешать «волшебный» порошок с колой, чтобы они успели смешаться и эффект был наверняка, чем я и занялся. Мать была в родительской комнате, и так как от обеда я уже отказался, то вряд ли мы с ней увидимся до ужина. Риск спалиться перед мамой всё равно был велик для меня, поэтому я старался действовать быстро и с осторожной опаской. Вместо рекомендованной Максом половины пакетика я высыпал всё содержимое в бутылку, а затем, плотно закрыв крышку колы, отставил её в сторону возле холодильника. Сразу захвачу бутылку, когда буду выходить, чтобы холодильником не шуметь.

Приняв холодный душ, я последовал совету Макса и решил побрить у себя в паху. Я уже делал это раньше, поэтому и сейчас это не составило труда. Мой лобок, включая сам член и мошонку, был абсолютно гладким, без волоска. А не слишком ли я перестарался? Хотя Макс не уточнял по этому поводу — как именно нужно побриться. Обернувшись в полотенце, я покинул душевую и последовал в комнату, закрыв за собой дверь. Я скинул с себя полотенце, полностью оголившись перед небольшим зеркалом в комнате, и осмотрел себя с головы до ног. Каштановые волосы средней длины слегка касались плеч, образуя каре; гладкое худощавое тело невысокого роста и слегка набухший от предвкушения член — всё заявило о полной готовности к встрече с Катей.

— Ну ты где там? Полчаса уже жду тебя… — внезапно раздался звуковой сигнал из телефона, уведомляющий о новом сообщении.

— Почти готов, скоро буду!

— Ты там чем занят-то вообще? Тебе только колу нужно было захватить, живём же в двух шагах друг от друга…

— Скоро буду!

Я уже было подошёл к шкафу, как в комнатную дверь раздался стук.

— Ма-а-а-м! Не заходи, я голый! — сразу выпалил я, в панике пытаясь найти хоть какую-то одежду, чтобы моментально ею прикрыться. Замков у нас не было — ни в комнатах, ни в ванной, к чему я уже давно привык, научившись моментально находить одежду, ведь, кажется, маму ничто не могло остановить, если ей что-то вдруг понадобилось. Как и случилось сейчас — не пришло и нескольких секунд, как мать вошла в комнату, закрыв за собой дверь.

— Ма, ну я же просил! Я только из душа! — сумев найти только белую майку, я моментально прикрыл ею своё достоинство, инстинктивно согнувшись.

— Просил он! Я тебя тоже просила убирать за собой газировку обратно в холодильник после того, как попьёшь её. Устала уже за тобой убирать! — кажется, это разозлило маму, ведь она была какой-то встревоженной и казалось даже злой, чего раньше не случалось, даже когда я что-то вытворял.

— Я не пил её, а собирался взять с собой. Я гулять иду с Катей. — всё так же, находясь в согнутом положении, продолжил я.

— Так она уже открытой была, возьмёшь новую. А эту я выпила.

После сказанных слов у меня, казалось, остановилось сердце. Мать выпила бутылку колы, в которой был порошок Макса? Да ещё и целиком? Сперва меня ошеломило то, что порошка вовсе не осталось, ведь я режил пойти ва-банк и использовал весь пакетик целиком. Потом только до меня дошло, что мать выпила эту бутылку.

— А хотя знаешь, я решила. Устала уже убирать за тобой всякие бутылки. Ты дома останешься, не пойдёшь никуда.

— Ну ма-а-ам, — лишь жалобно протянул я, осознав, что все мои планы окончательно накрылись. — Я уже обещал Кате, что приду, и я приду!

— Хватит матери грубить! — мама была действительно озлоблена чем-то. Она стремительно преодолела расстояние между мной и ею, после чего вырвала из моих рук майку.

— Ты что творишь?! — я одной рукой попытался оттолкнуть мать в плечо, а другой по-прежнему прикрывал свои гениталии, хотя одной рукой это удавалось не слишком хорошо. Моя мать была «в теле», поэтому моя попытка оттолкнуть её не обвенчалась успехом, а наоборот — лишь сильнее разозлило её. Она схватила меня за руку, которой я прикрывался, и толкнула в находившееся рядом кресло, из-за чего я оказался в нём. Я не мог сопротивляться действиям мамы, ведь никогда не позволял себе поднимать на неё руку.

О её намерениях я стал догадываться лишь тогда, когда она, встав передо мной на колени, силой убрала мои руки на подлокотники кресла, полностью оголив мои гениталии. Я попытался вернуть свои руки обратно, скрыв этот стыд от мамы, но её руки пристально держали мои.

— Гриша… Ну Гриш… — её голос стал более спокойным и ласковым. Увидев в моих глазах страх и стыд, она, видимо, попыталась успокоить меня. Постепенно её хватка ослабла, и её ладони оказались на моих бёдрах, медленно поглаживая их.

— Ты с ума сошла… — я абсолютно не был готов к такому повороту событий, из-за чего был прикован к креслу, не смея шевелиться. В моих глазах стал отражаться шок, когда я заметил всё сильнее набухающий член у себя промеж ног. Помимо невыносимого стыда, от которого я сгорал, у меня появилось отвращение к себе. Родная мать ласкала мои бёдра, а мой член от этого становился лишь твёрже, абсолютно повинуясь ей.

— Ну, видишь как всё хорошо! Ты — мой самый любимый мужчина, а я даже и не заметила, когда ты успел вырасти… — одной рукой она сжала член у основания, а другой слегка сжала мошонку, заставив меня лишь проскулить. Член у меня был хоть и средней длины, но его толщина по-настоящему поражала, из-за чего матери не удалось обхватить ствол целиком. Запах мытого юношеского члена вскружил ей голову, заставив вспотеть.

— Мам, я не могу так…

— Я тоже, — когда мать отпустила хватку, я выдохнул. Неужели этот кошмар закончится? Но моя надежда оказалась напрасной. Мама стала снимать с себя одежду — кофту, лёгкие лосины и даже трусы, из-за чего я громко сглотнул слюну, не зная что мне делать.

— Пожалуйста, мам… Мне противно, — она лишь молча ногой оттолкнула свою одежду в сторону и аккуратно разместилась на кресле со мной. Она всё так же находилась на коленях, только на этот раз уже в кресле, лицом ко мне. Её пухлая грудь мимолётно коснулась моего лица, что вызвало ещё большее отвращение, заставив меня отвернуться. Я вздрогнул, когда её пальцы обхватили головку моего члена. Мама стала аккуратно гладить её, а мой ствол в ответ на это лишь предательски пульсировал. Свободной рукой она гладила свою киску и, раскрыв её двумя пальцами, на мои гениталии просочилась её густая смазка, которая смачно стекала на мошонку. Намокшую головку обхватили половые губы мамы, постепенно погрузив в себя.

— Ох… — я лишь томно вздохнул и поспешил закрыть глаза, как мать решительно оседлала мой ствол целиком. Кажется, я целиком окунулся в густую, но горячую слизкую жидкость, которая жадно обхватила мой член. Мама взяла темп на себя, периодически приподнимаясь, освобождая мой член от своего плена почти целиком, а затем вновь рухала вниз. Я корчился от отвращения, но в то же время мой член просил ещё и ещё.

— Прошу, остановись… — мама резко застыла, не совершая абсолютно никаких действий.

— Мне прекратить? — еле она произнесла, переводя дыхание и протирая рукой пот со лба.

— Нет, прошу… Ещё… Ещё… — моё лицо скорчилось ещё сильнее. Мне стало противно уже от самого себя и от своего желания. Я не мог даже представить, что это мне понравится, и более того, я сам этого захочу. Ожидая именно такой ответ, мама продолжила свою роль наездницы, на этот раз ускорив темп. Её припухлые половые губы смачно бились о мою мошонку. Моё тело охватила судорога — я протянул ноги вперёд, сжав на них пальцы, и попытался сдержать свои стоны, которые периодически вырывались из моих уст сами по себе. Я уже не мог контролировать себя и своё тело, ещё чуть-чуть и… вот оно — я уткнулся носом в грудь своей мамы, а руками, обхватив её таз, самостоятельно насаживал её на свой ствол, применяя всю силу, что была мне доступна. Хотелось максимально проникнуть внутрь мамы — всё глубже и глубже, как это было возможно. Моё дыхание уже не было моим. Стоны сменились на рычание — я был страшен самому себе, животные инстинкты взяли вверх. Мои губы оказались на мамином соске, страстно его засосав, а после чего мои зубы впились в него. Раздался громкий мамин стон, больше похожий на крик, и внезапно мой член оказался максимально сжатым её внутренними вагинальными мышцами.

— Мама! МАМА! — у меня потемнело в глазах, словно я вот-вот потеряю сознание. Дыхание полностью остановилось, как, казалось, и само сердцебиение. Мой член судорожно дёргался внутри маминой вагины, выстреливая смачные струи спермы. Как все свои 18 лет у меня не было оргазма сильнее. Спустя несколько секунд внутри мамы совсем не осталось места, и моё семя вместе с её обильной смазкой стало выходить наружу. Я оказался полностью обессилен, не мог даже и слова произнести. Мышцы внутри маминой вагины постепенно стали отпускать мой член, после чего и сама мама аккуратно слезла с меня, выпустив из себя очередную порцию густой спермы.

— Ну вот, — её дыхание никак не могло нормализоваться, — А ты… боялся…

Я не мог даже поднять свой взгляд, чтобы посмотреть ей в глаза — так мне было стыдно и противно. Чувство неправильности не покидало меня. Мама пошла в душ, а я так и остался сидеть в этом кресле, залитом моей же спермой. И что я теперь расскажу Максу?