Клубок

     
Как долго можно прятаться друг от друга, от себя? Сомненья, страхи, желание, нелепость ситуации сплелись в тугой клубок. Оставив себе лишь тоненькую ниточку, потянув за которую можно его распустить. Взять и потянуть на себя: и чем дальше он катиться тем тоньше и невесомее кажутся ощущения, тем легче расставаться с сомнениями. Что это, распущенность или освобождение от пут?

     Теплый весенний день медленно угасал на еще редких листочках берез. Аромат смолистых почек стекал на землю вместе со свежими струями приближающейся ночи. А эта странная пара все бродила и бродила по парку, шурша под ногами прошлогодними листьями. Они говорили обо всем на свете: о том, что они видят в картинах, о стихах, о необитаемых островах, о человеческой глупости. Но не к словам прислушивались они, а к тому, о чем говорила его ладонь, обнявшая ее пальчики и к тому, что они ей отвечали, нежась и вздрагивая в этом объятии.

     Клубок сомнений еще не распущен, слова бежали прочь, но их руки уже сказали друг другу — ДА. Его теплая ладонь мягко повела ее за собой. Тонкие девичьи пальчики отдаваясь, крепко сжали его руку. Они замолчали. К чему слова, что они могут добавить к тому, о чем говорят их руки и глаза.

     Он привлек девушку с себе. Сейчас он не видел ее, не видел даже ее лица. Только глаза, манившие своей глубиной. Но вот она отклонила голову, реснички сомкнулись, и мужчина почувствовал, как его как его неудержимо его влечет к ее полуоткрытым губам. Рука легла на талию и привлекла девушку. Прижав ее к себе, он прикоснулся к ним. Еще, еще раз: Нет, достаточно. У нее подкашиваются ноги. Надо дать ей сделать вздох. Она открыла глаза. Он поцеловал ее в носик: «Я хочу тебя, мой котенок». Она сжала его ладонь- Да.

     Теплый дом оставил за своими стенами шуршание листьев и загорающиеся звезды. «Мы не будем включать свет»- сказал он, «пусть только свеча бросает свет на твое лицо». Ей было неловко и немного страшно. Первый раз она оставалась наедине с мужчиной. Легкий озноб пробежал от шеи к кончикам пальцев. «Котенок, ты замерзла! Иди ко мне, сейчас я тебя согрею». Он широко улыбнулся и обнял ее. Ее руки обхватили его за спину. Прижавшись лицом к его груди, она услышала: Тук-Тук-Тук: Как сильно оно бьется! «Лапа, я хочу быть с тобой», прошептала она. Он подхватил ее под коленки и унес. Они стояли в колышущихся тенях свечи, поочередно освобождая друг с друга от оков одежды, которая шурша, опадала с них, подобно слоям снега с ветвей деревьев. Остались трусики. Он встал перед ней на колени: но вдруг она прыснула и как кошка одним прыжком очутилась в центре кровати.