шлюхи Екатеринбурга

Клубника со сливками (6 часть)

Я прижимаюсь к нему всем телом и шепчу:

— Тебе понравилось?

— Да, — улыбается Серёжка.

— Мне тоже. Я хочу тебя… По-настоящему. Только… я хочу, чтобы первый раз был… ну… — я всё ещё смущаюсь открыто говорить некоторые вещи, — без презерватива. А к детям я пока не готова.

— Я тебя понял. Подожди минутку.

Любимый выходит из комнаты и возвращается, держа в руке какой-то белый продолговатый пластиковый предмет. Он снял корпус, и в руке оказалось нечто, похожее на пулю из мыла.

— Что это? Таблетка? — удивилась я.

— Свечка. У меня родители ими пользуются. Заменит презерватив, и всё будет так, как ты хочешь. Если передумаешь, останови меня, — говорит он, раздвигая мне ножки и легко протолкнув эту «пулю» в моё лоно. — Ммм… ты мокрая.

Мягко помассировав внутри, он убирает палец целует гладкий лобок, животик, грудь, ключицу, шею, добирается до ушка и прикусывает мочку и низ живота отозвался сладкой судорогой. Кто бы мог подумать, что укус мочки может возбуждать?

Серёга берёт баллончик со сливками, выдавливает по маленькой горке на соски, делает несколько сливочных «шажков» до пупка и ставит финальные штрихи на линиях бикини. С любопытством за ним наблюдаю, предвкушение заводит. Возбуждает и ощущение прохладных сливок на причинных местах.

Мы целуемся сначала нежно, потом всё больше распаляясь, ласкаемся языками. Несильно прикусываю Серёгину губу. От неожиданности он замирает, немного отстраняется, задорно с прищуром смотрит на меня и выдыхает:

— Ах, ты маленькая шалунья!

А мне не стыдно. Я уже сгораю от нетерпения и жду его сладкой мести. Наконец он медленно слизывает сливки с одного соска, который уже набух и от каждого прикосновения посылает электрические разряды в низ живота. Прохлада на соске сменяется теплом горячего языка и дыхания.

Этот контраст разжигает желание ещё больше. Я уже мокрая там, внизу, внутри всё ноет, но Серёжка не спешит. Растягивая удовольствие, нарочно медленно он уничтожает губами и языком воздушные сладкие горки, целуя каждый сантиметр моего разгорячённого тела, уже изнемогающего от возбуждения. Пока он поедает сливки с моего животика, его руки гладят и ласкают грудь и внутреннюю сторону бёдер. От этих прикосновений я со вздохом выгибаю спину.

Наконец он приближается к последним горкам сливок. Его дыхание на гладкой коже лобка приводит в трепет, а мои пальцы впиваются в простынь, комкая её. Боже, ещё пять минут, и я с ума сойду от возбуждения!!! А он всё медлит, гладит, целует…

Когда его язык скользит по линии бикини, я не могу сдержать стона. Губами он накрывает кучку сливок и нежно целует это место взасос. Затем повторяет то же самое с другой стороны, параллельно приближаясь рукой к заветной пещерке. Во время второго поцелуя, один его палец нащупал мой возбуждённый бутон, а второй скользнул внутрь. Градус желания подскочил:

— Хочу тебя!.. Сейчас!.. Пожалуйста!.. — сбивчиво, охрипшим голосом взмолилась я.

— Потерпи, — отвечает мне Серёга, заглушая мой стон поцелуем и продолжая танец пальцев на клиторе и внутри.

Вскоре в мою узенькую щёлку входят два пальца. Причём легко. Я пробовала как-то сама проделать это, но ничего не вышло. Во всяком случае приятного было мало. А сейчас во мне с хлюпаньем двигаются два пальца, третий ласкает чувствительный бугорок, и внутри поднимается волна наслаждения, которая вот-вот накроет с головой. Всё ближе и ближе…

— Возьми меня! — нескромно выдыхаю, когда любимый отрывается от моих губ.

Он садится между уже раздвинутых ножек, подложив мне под поясницу скомканное одеяло. По нему видно, что он тоже еле сдерживается, но в то же время контролирует себя, чтобы не сделать мне больно.

Горячая головка скользит по мокрым нижним губкам и клитору, затем снова и снова, нежно надавливая. С этими ощущениями ни язык, ни палец не сравнятся. Я инстинктивно накрываю лицо подушкой, чтобы заглушить свои стоны, вторящие Серёжкиным движениям.

Потом он сдвигает подушку с моего лица и приставляет к моей девственной пещерке свой жезл, аккуратно погрузив одну головку. Замирает на мгновение и входит. Я ощутила внезапную боль и негромко вскрикнула. Серёга замер во мне и стал целовать лицо, глаза, губы и успокаивать, ласково шепча на ушко.

Вскоре боль отступает и возвращается желание, подстёгнутое новым ощущением горячей твёрдой плоти внутри меня, которую я чувствую каждой клеткой. Рука любимого опускается к месту нашего соединения, пальцы находят бугорок клитора и нежно скользят по нему. И в такт пальцам Серёга осторожно и медленно начинает двигаться внутри меня.

Там тесно, узко, и это невероятно приятно. Постепенно темп растёт, удовольствие накатывает волнами, а внизу живота будто собирается сгусток энергии, который вот-вот взорвётся. Мои стоны стали громче, с трудом узнаю свой голос в этих то низких и хриплых, то нереально высоких ахах-вздохах. На ощупь ищу подушку, чтобы хоть как-то заглушить их, но Серёга перехватывает мою руку:

— Не надо. Ты так сексуально стонешь.

Его возбуждённый шёпот стал катализатором захлестнувшей меня волны неземного наслаждения. Я извивалась и кричала что-то вроде «Да, да, дааа… Ещё! Ещё! Ооо! Да!!!» Точнее извивалось и кричало моё тело, а я в этот момент тонула в море блаженства. Серёжке пришлось схватить меня за бёдра обеими руками и прижать к кровати, чтобы я случайно не вырвалась. Он стал двигаться резче, быстрее и вскоре замер. Я услышала его рычащий стон и ощутила, как пульсирует во мне его член, выбрасывая сперму.

— Только… не выходи пока… — заплетающимся языком, прерывисто дыша, еле произнесла я.

Он осторожно лёг, уложив меня на себя сверху, крепко прижал, и мы поцеловались.

Мы лежим, пытаясь восстановить дыхание. Я чувствую, что вот-вот провалюсь в сон, но мне просто необходимо ему сказать:

— Серёж… Ты волшебник. Это было невероятно… Спасибо тебе!..

Он улыбается и спрашивает с нотками беспокойства:

— Я не сделал тебе больно?

— Совсем чуть-чуть, говорят, так и должно быть… Но потом стало так хорошо… И перед этим тоже было хорошо… И весь этот день с тобой — самый потрясающий в моей жизни.

— И в моей…

С подозрением смотрю на него из полуприкрытых век:

— Правда? Разве раньше ты ни с кем не занимался… сексом? — когда же я перестану стесняться произносить такие слова?

— Сексом занимался, а любовью — сегодня в первый раз.

— А в чём разница? — осторожно спрашиваю я.

— В сексе больше думаешь о том, как получить удовольствие. А когда занимаешься любовью — о том, как удовольствие доставить. По-моему, так…

Осознав смысл его слов, я ощутила самое полное счастье. Я лежу в объятиях парня, которому я доверяю, к которому я испытываю нежность, страсть и ещё целый букет чувств; который принимает меня такой, какая я есть, который любит меня по-настоящему, для которого я — желанная… теперь его женщина. Вся его. И душой, и телом. А то, что он всё ещё во мне, усиливает эту принадлежность ему, поэтому то, что так сложно было сказать ещё несколько часов назад, само срывается с губ:

— Серёж! Я люблю тебя!

— И я тебя люблю, Маш!

*** Спасибо моим читателям за терпение и поддержку! Ваши оценки «Мне нравится» за рассказ и комментарии сильно вдохновляют! Хотите продолжения? Пишите в комментарии!