Клещ. Часть 3

     Алексей достал из шкафа свою старую рубашку, и сказал: – “Постелем тебе под попу, чтоб кровать не испачкать”. “Чем испачкать, кровью?” – испуганно поинтересовалась девочка. “Ну, всякое может быть” , – замялся дядя. Он, к своим тридцати годам так не разу и попробовал девственницу, даже верная жена была проткнута кем-то до него. Однако он где-то вычитал, что при первом половом акте рекомендуется подложить под ягодицы женщине что-нибудь мягкое, например – небольшую подушечку, и это должно облегчить проникновение. Алексей скомкал рубаху, и положил ее под попку Насте, которая к этому времени уже сняла трусики и не сводила глаз с гениталий дяди. Внешне она была спокойна, а вот Алексей проявлял все признаки сильного душевного волнения. Пристроившись между разведенными в сторону ногами Насти, он, обхватив ствол своего детородного органа рукой, стал пытаться вставить его в узкое влагалище. Но, всунув только головку, которая тут же заблестела от влагалищных выделений девочки, он никак не мог выбрать подходящий угол проникновения: от его поступательного движения носик Насти болезненно морщился. В конце концов, он нашел положение, в котором его член без натуги скользил вперед, и племяшка не выказывала болезненных ощущений, но для этого пришлось приподнять ее ноги кверху. Вот тогда он и вставил свой инструмент рывком, как гвоздь забил, до самого основания, во влагалище Насти. Девочка ойкнула, зажмурила на миг глаза, но скоро расслабилась, видимо прислушиваясь к собственным ощущениям.

     А Алексей во все глаза наблюдал за диковинной картиной: как его член входит и выходит из юного девственного тела. Иногда он вынимал его полностью, осматривал головку, и успевал заглянуть в еще не успевшие сомкнуться створки розовых половых губ девочки. Это его возбуждало его еще сильней! Крови почти не было, если не считать несколько капель которые размазались по стволу его органа, да темных пятнышек между влагалищем и анусом. Алексея параллельно с возбуждением распирала невероятная гордость: он стал первым обладателем этого юного тела! Именно его выбрала молоденькая прелестница решившая вступить во взрослую жизнь! За такими мыслями он чуть было не пропустил стремительно подступивший оргазм: ягодицы его судорожно сжались, член налился каменной твердостью, а откуда-то из под него раскатились волны блаженства и удовольствия, от чего перед глазами Алексея вспыхнули яркие пятна. Еле-еле он успел выдернуть доставляющий удовольствие орган из Настиного влагалища, и помогая себе рукой бурно кончил, залив живот девушки спермой. Курчавые волосы на лобке племянницы слиплись от увязших в них крупных каплях беловатой тягучей жидкости, и поэтому имели неряшливый вид.

     Настя сидела на кровати с растерянным видом, переводя любопытный взгляд с испачканного живота на понуро висящий дядин орган, которой минуту назад так уверенно вторгался в ее нутро. А Алексею вдруг стало как-то стыдно за содеянное. Может он зря все это затеял?”Не кончила?” – спросил он Настю. “Нет, – ответила та, – Но мне было приятно! Немного вначале больно, а затем – приятно!” “С первого раза кончают далеко не все! – тоном школьного учителя продекламировал дядя, – потом будет еще приятней, главное – начать!” Видя, что девушка осталась довольна, несмотря на отсутствие оргазма, и его настроение улучшилось. Он заботливо обтер рубашкой животик Насти, и нежно поцеловал ее в губы. “Скоро мама с тетей Светой из магазина вернутся, – предупредил ее он, – иди скорее в баню, подмойся как следует! И смотри – не проболтайся об этой нашей тайне!” “Дядя Леша, а мы еще раз попробуем?” – поинтересовалась племянница. “Ну, если ты будешь не против, то конечно попробуем! Вот только это надо делать очень осторожно, чтоб не узнали мама с тетей Светой. И не забывай, что у твоей мамы отпуск заканчивается, и вам скоро нужно будет уезжать!” – ответил ей Алексей.

     Но на следующий день ничего у них не получилось: женщины были все время рядом, и поэтому уединиться и предаться любовным ласкам не было никакой возможности. Оставалось опять ждать, когда Ольга со Светланой вновь пойдут на станцию за продовольствием, а ходили они обычно через день. Алексей все это время не сводил с племянницы глаз: эта сероглазая девчонка нравилась ему все больше и больше. Ее движения, голос, смех и особенно запах невероятно волновали его, и он постоянно искал ее общества. И похоже, что подобное происходило и с Настей: она ходила за дядей как привязанная, внимала каждому сказанному им слову, и не сводила с него своих восхищенных глаз. Алексей знал название этого чувства, и более всего боялся, что такое взаимное обожание не ускользнет от внимания супруги.

     Наконец настал тот долгожданный момент, когда жена с Ольгой отправились на станцию. Алексей и Настя уже заранее подготовились к этому: по очереди сходили в баню и тщательно подмылись, а так же была заготовлена подстилка на кровать, чтобы не оставить “следов преступления”. Едва они остались одни, Алексей подхватил девушку на руки и бережно положил на супружеское ложе. Настя обвила шею дяди руками и впилась в его губы страстным поцелуем. Алексей уже давно отвык целоваться: такие ласки с женой носили чисто формальный характер – так, чмокнут друг друга перед физической близостью, и все. А тут ему пришлось даже сдерживать неуемный пыл племянницы, которая словно старалась высосать из него все внутренности, откусить язык и обгрызть губы. “Настя, миленькая, поосторожней! Следы ведь останутся: губы посинеют!” – предупредил ее он. Алексею не терпелось начать самое главное, и поэтому он отстранив от себя девушку стащил с нее футболку, под которой ничего не было. Какая прелестная форма груди была у Насти! Не в силах совладать с эмоциями Алексей припал к ней ртом и принялся мусолить розоватые остренькие сосочки. Ему так хотелось обладать ими, что он начал с усилием сосать их, покусывать, облизывать по окружности. Настя напряглась: – “Дядя Леша, следы останутся! Вы ведь сами говорили!” А дядя уже скользил языком по гладкому девичьему животику, оставляя на нем мокрый след, ведущий к линии трусиков. Настя стала дышать чаще. Разгоряченный возбуждением Алексей рывком стянул с нее трусы и уже слабо контролируя себя кинулся лизать у племянницы между ног.

     Нежные волосики лобка щекотали ему нос, но он, не обращая на это внимания, с усилием погружал свой язык в сочную пещерку, стараясь проникнуть как можно глубже. По его нижней губе и подбородку уже текла смесь из его слюны и интимных выделений из Настиного влагалища. А девушка, ошалев от таких ласк, лежала на спине согнув в коленях ножки, и широко разведя их в стороны, облегчая доступ к промежности. Она тихо постанывала, закатив глаза, левая рука ее при этом мяла собственную грудь, а правая – ныряла в густую шевелюру пристроившегося между ее ног дяди. “… Дядя… Леша, . . как… мне… приятно!” – еле выговорила она таким страстным голосом, что Алексей не выдержал, стянул с себя брюки с трусами, и принялся вставлять готовый лопнуть член туда, где только что был его язык. Настя застонала сильней, но хорошо подготовленное ласками дяди влагалище легко проглотило возбужденный орган. Оргазм у Алексея подступил непривычно быстро, как в пору далекой молодости, и он, выдернув член рукой из племянницы за секунду до начала семяизвержения, направил его ствол на ее живот. До того, как последние капли спермы излились на бархатистую кожу, Алексей обессилено рухнул на девушку, придавив ее своим телом. А та, словно ждала этого: крепко обвила его шею хрупкими ручками и, впившись в его губы поцелуем, еще сильнее притянула дядю к себе. Лужица семенной жидкости размазалась по их животам, но любовникам не было до этого дела. Такого Алексей не испытывал никогда!

     К сожалению, больше насладиться друг другом им не удалось: через два дня Настя с Ольгой уехали, а до этого времени остаться наедине никак не получилось. Алексей и Настя эти два дня были неразлучны: везде ходили вместе, так что Алексей начал бояться – а не заподозрят ли чего опытные женщины? И при всем при этом, он просто сходил с ума от любви к племяшке. Провожая гостей до станции, они шли пешком: Ольга со Светланой и Сашкой чуть впереди, а Алексей с Настей – сзади. Женщины неугомонно болтали всю дорогу, словно так и не наговорились за две недели, и ни на что не обращали внимания. Дядя с племянницей уныло плелись вслед за ними расстроенные предстоящей разлукой. “Дядя Леша, а я забыла спросить, – поинтересовалась Настя, – а у меня на том месте, где клещ впился покраснения-то не было?” “Ты знаешь, Настенька, я, честно говоря, и не обратил внимания. Но не думаю, что ты можешь заболеть энцефалитом в августе: пик заражения этим заболеванием приходится обычно на май – начало июня. Так что не волнуйся!” Некоторое время они шли молча, а потом Настя вдруг сказала: – “Я буду скучать по тебе!” У Алексея защемило сердце: – “Я тоже. Даже, наверное, сильнее чем ты по мне. У тебя ведь ты говорила парень есть, так что тебе скучать будет некогда – будете с ним на пару осваивать новые горизонты секса!” “Но и у тебя есть жена, – тетя Света!” – напомнила племянница. “Это, конечно, так, но… Эх, не понять тебе ещё! – Алексей выразительно махнул рукой. – Лучше пообещай мне, что не будешь забывать предохраняться!” “Обещаю!” – клятвенно заверила его Настя.

     С тех пор не было и дня, чтобы Алексей не вспоминал свою юную любовницу. Долгими зимними вечерами, пока жена смотрела по телевизору бесконечные бредовые сериалы, он частенько доставал пузырек с клещом, рассматривал его в свете настольной лампы, мысленно благодаря за то, что тот оказался в нужном месте в нужное время. Разум обволакивали приятные воспоминания, итогом которых являлась мощная эрекция. Алексей ждал следующего лета…

Страницы: [ 1 ]