Карие и бездонные глазищи. Часть 17

     – Может быть отпустишь меня? – спрашивает вот тихонько эта рыжеволосая прелесть, не отрывая от меня, однако, по-прежнему своих бесподобных и абалденных таких, выразительнейших до безумия глаз.

     – До конца жизни теперь никуда тебя не отпущу!!!

     – Прямо до конца жизни?! ! – смеётся, влюблено глядя на меня, разложенная подо мной девчёночка. – Я теперь так вот и буду что ли всегда в тебе?? !

     – А куда ты денешься, родная? Хочешь уйти?? Ну попробуй: – говорю я, не в силах не улыбаться, этой Сказке, чувствуя при этом, что она по-прежнему прямо вот она, вся-вся-вся у меня в яйцах, чувствуя, да как же мне невыразимо приятно-то находиться у неё в матке, даже и после того, как я кончил!

     – У-у: не хочу: – мотает однако головой, смотрящая на меня исподнизу, девчёнка и добавляет вдруг очень тихонько и чуть-чуть так улыбнувшись: – Ты ведь правда же никогда и никуда меня теперь не отпустишь? Честно? . .

     Бо-о-о-о-оже: ка-а-а-ак я её после таких слов целовал. Сперва бровки, глазки, реснички, эту милую такую вот рыжую её чёлочку, потом добрался и до щёчки, затем ушко, эту звёздочку – серёжку! И когда бедная Сказка аж задрожала от пониманья того, что она, как девушка, и создана для того именно, чтобы быть моей, я накрыл уже наконец-то, как драгоценность, пройдясь перед этим по её неж-нейшей шейке, по подбородку, и её влажный, жадный, взволнованный, чувственный-чувственный аж прямо такой вот до обжиганья ротик! При этом красные туфельки Принцессы по-прежнему были возле самых-самых аж прямо её золотисто-рыжих, разбросанных по постели, волос!!! Господи, ка-а-а-ак я в ней утонул!!!

     Пошёл в свою наисладчайшую девчёнку, как в омут прямо, с головой!!! Всем-всем своим сознаньем – и в неё, состоящую у меня из одной лишь только невообразимейшей нежности!!! И понимая в таком вот новом умо-помрачительном поцелуе, уже в четвёртом, по-моему, а сколько же их будет ещё потом-то в моей жизни – это ведь и с ума можно прос-то сойти, понимая в этом сладком поцелуе, что я по-прежнему весь-весь нахожусь в молоденькой девчёночкиной, чувствуя, что она вот она, такая родная вся-вся и тёпленькая, и живая, моя, я опять же, опять принялся вмазывать её жадно себе в мозги аж прямо всей-всей этой горяченькой и наинежнейшей такой влагой, почти такой же вот, как и в ротике её сладком, но когда мозги-то мои перевоспалён-ные всё равно понимали, что вся эта горяченькая влага имеется не в ротике принцессином, а именно вот в писечке её сладкой, у неё, у родименькой, промежду ног, на её столь щедро вывернутой и подставленной мне девчёночьей промежности!!!

     Ка-а-ак я прочувство-вал опять же всего-всего себя и в ротике, и в писечке своей сладкой детки Принцессы! Именно вот прямо уже через сам хрящичек!!! Да-да, через этот вот перекатывающийся и чуть ли – чуть ли прямо не похрустывающий, имеющийся в горяченькой влаге её писи, хрящичек-ограничитель! Дающий тебе понимать, что загрузиться сильнее и глубже в расплавленную влагу живой девчячьей писькиной, чем сейчас вот, уже ну вот никак-никак нельзя! Попросту невозможно!!!

     Бля-а-а-а-адь: ка-а-ак это невыразимо, чувствовать в поцелуе так вот бесподобно полно своими живые, представляете, перегруженные до основанья и тугие – притугие именно ещё такие вот до бе-зумия девчёночьи кишки!!! Понимать, что ты весь в своей любимой девчёнкиной! По уши и весь-весь в ней!!! Утонул прямо чуть ли – – чуть ли не вместе с яйцами в живой и расплавленной девчёночьей пизде!!! И во рту, и во всём-всём, чём хочешь! Одним словом, ты весь в своей кареглазой Принцессе!!!

     В своей юной жене: Не-е-ет: так я любовью ещё никогда не занимался. Когда девчёночка, бед-ненькая, аж задыхается под тобой, находясь прямо вот она, деточка, вся-вся-вся у тебя в ротике и в яйцах!!! Когда она, чувствуется, уже аж не может, просто уже, ну вот не может выдержать того, что ты у неё сейчас в матке так глубоко!!! Просто, ну вот сокровенно как глубоко!!! Сокроментально!!! А ты же через ротик – и прямо всю-всю её туда, себе в мозги!!! Всей-всей этой тёплой тугостью, что есть у неё под сердцем – и прямо в своё жадное-жадное такое до её невообразимейшей нежности существо!!! И закончился в итоге этот наш

     поцелуй опять же тем: Ну, короче, полным конечно же сумасшествием! Она впилась мне в спину ногтями (я одурел от самого только пониманья того, что именно вот теми самыми, чёрными, от которых я просто охуевал) , вся-вся-вся в поцелуе пошла ко мне, прямо, чувствуется, в меня, хотя и так вся-вся-вся была во мне и моей, и когда я понял в добытом у неё из-под сердца, новом сладострастии, понял через эту невыносимо сладкую и дикую боль её когтей, что подо мной дикая самка, которая требует дико её любить, потому что она, дорогая моя, полностью этого заслуживает, такой вот страстной и беспощадной любви, когда двое одуревших могут заниматься ею целые сутки прямо напролёт, забыв напрочь на эти сутки про то, что там где-то существует что-то и ещё, когда я осознал, что так полно и конкретно ещё ни одной – ни одной девушки никогда до этого в своей жизни не чувствовал, как прочувствовал сейчас её вот, пятнадца-тилетнюю какую-то там соплячку, эта соплячка, господи, она, вывернув мне своими тёплыми и перегруженными девчячьими кишками всю-всю душу, она пошла вдруг изнутри своего разложенного тела каким-то жадным прямо таким вот ударом вся-вся-вся мне в рот, в мозги и в яйца!!!! ! Вся-вся, одним словом, в меня!!!

     Э-э-э-это было что-то невыносимое!!! Девчёнка кончала, билась, детка, подо мной в мелких судорогах, я залез ей через боль ногтей, через рот весь-весь, как только мог, в матку, та-а-ак глубоко прямо прочувствовал её своей оттуда, из матки, какую-то там пятнадцати-летнюю девчёнкину-соплячкину – и прямо аж вот именно из самой матки, которую я взял для воспитанья себе в жёны, потому что оказа-лось, что ни одна взрослая девушка, ввиду своей испорченности, уже этого не заслуживает, и, когда она, моя сладкая, была вся-вся во мне и в моём, напрочь ошеломлённом ею, сознаньи, когда я понял, что такого звериного и первобытного сладострастия я ещё и в жиз-ни никогда не чувствовал, моя сперма, горячая и мутная-мутная такая моя сперма пошла ей, бьющейся, во вселенском взрыве, прямо в пульсирующую, в живую и в обнажённую её матку!!!

     Прямо вот именно ей блядь туда, в основанье и в центр всего мира, прямо ей в матку её девчячью!!! Отчего девчёночка у меня во рту и в яйцах просто обезумела! Рванулась с новой силой!!! И в этот момент, почувст-вовав, как пошла ей в матку ещё одна порция, я уже понимал, конкретно понимал, что имею сейчас дело с самкой! Но с какой самкой?? С моей!!! С самой-самой дорогой для меня и безценной!!! Каждая клеточка которой была для меня величайшей драгоценностью!!! Когда я уже понимал, что за эту безумно юную кареглазую самочку я порву любого, кто попытается её пальцем тронуть или хотя бы даже не так на неё посмотрит!!! И я эту драгоценность, эту изящненькую, хрупкую, тоненькую такую прелесть, этот вывернутый подо мной комочек нежности, начал наполнять опять через ротик своей расплавленной спермой с такой нежностью, с такой искренностью, с таким упоеньем от того, что всё идёт опять же этой хрупкой и разложенной подо мной нежности не куда-нибудь там, да-да, вовсе даже и не куда-нибудь, а прямо под её тёплое и честное сердце!!! Тё-ё-ё-ёпленько так, а-а-ай: – и прямо во всю эту пульсирующую, тёплень-кую такую вот, содрогающуюся тугость!!!

     Прямо моей Сказке под сердце!!! Отчего девчёночка уже аж не может! И не в силах, малень-кая моя, всего-всего этого выдержать, она кончает!!!

Страницы: [ 1 ]