Карие и бездонные глазищи. Часть 15

     Когда обкончавшись в Женьку и понимая уже, что она — натуральнейшая сказка, я разорвал всё же наш невыносимо сладкий по-целуй, у меня и в мыслях даже не было оставить эту «сказку» сейчас в покое. Вот почему-то даже и в мыслях не было! Нетрудно конеч-но же догадаться, что я принялся делать с ней дальше. Догадались уже? Ну конечно же! Я снова принялся её ебать!!! Только лишь при-

     поднялся над этой, разложенной подо мной, «Рыжеволосой Сказкой» на руках, чтоб видеть бы, видеть и наслаждаться тем, какую ж всё же прелесть-то я сейчас трахаю!!! Такой красоты подо мной ещё и отродясь не бывало!!! Да это что-то просто невыносимое по сво-им ощущеньям, — ебать таких вот безумно молодых и красивых девчёнок! Именно вот ещё девчёнок!!! Эти рыжие вьющиеся локоны на моей постели, эти юненькие грудочки, закушенные губки, реснички, бровки, носик — всё это юное и невообразимо нежнейшее совер-шенство сейчас вот оно, моё!!! И я засаживаю сейчас опять же всего себя в это безумно юное совершенство по самые-самые аж прямо вот именно яйца!!!

     Прямо в ту немыслимо нежную влагу, что имеется на его вывернутой наизнанку промежности! Прямо ему, этому беспомощному совершенству, в пизду!!! Рыжеволосому, абсолютно беспомощному такому вот очарованью, представляете, — и прямо в пизду!!! По самые-самые аж прямо что ни на есть вот именно яйца!!! Девчятинка аж кусает губы, стонет, сладенькая, мотает даже иног-да головой, когда я загружаюсь ей в матку несколько грубовато, но что самое-то главное, она и сама, и сама уже понимает, что всё это обязательно и должно быть именно вот так вот, до отказа, чтобы у меня аж прямо мозги бы расплавлялись от нежности её перегружае-мых по самое-самое нихочу кишочков!!! И она уже понимает, что и обязана была вся-вся-вся принадлежать так вот мне, раз уж она девчёнка!!! Ну вот как, скажите, как она могла не стать моей, когда она не просто чтобы там могла, а должна, просто даже была обязана стать моей!!! Вся-вся-вся, вот так вот, до последней вот именно своей клеточки, моей!!!

     Бо-о-о-о-оже: да я просто уже и не знаю, что может быть на свете ещё слаще, чем ебать таких вот молоденьких до безумия девушек?! ! Ебать их прямо, блядь, в кишки!!! Как самок!!! Да они же и есть, чёрт возьми, самки!!! И поэтому-то я и загружаюсь сейчас в горяченькую всю-всю эту такую вот влагу, что имеется на промежности этой юной Жени, аж прямо, прости меня господи, ну вот чуть ли — чуть ли именно не вместе с яйцами!!! Так, что в наинеж-нейшей влаге девчячьей пиздёночки аж прямо что-то похрустывает!!!

     И вот, о господи, словно бы прочитав прямо мои мысли и словно бы убеждая меня в том, что уж она-то не какая-то там самка, которую можно драть вот так вот в кишки за сто баксов и наслаждаться тем, что под тобой просто лишь животное, предназначенное для приёма в себя твоей горячей именно спермы, Евгения, о боженьки, это юное и очаровательнейшее, просто неотразимейшее такое творенье природы, она, детка, вдруг берёт, поворачивает вверх лицо, да-да, прекрасное своё личико вдруг так вот запросто вверх поворачивает и вскидывает на меня исподнизу, как неотразимое оружие, свои выразительнейшие до безумия глазищи!!! Взмахивает, как какая-то там неведомая птица, приспокойненько так, своими длиннющими ресничками, и вот прямо передо мной её карие, бездонные, ослепляющие своей безумной красотой, глаза!!!

     Те самые именно огром-ные глазищи, которые она вскинула на меня сегодня точно так же первый раз и там, в кафе! Когда, сойдя впервые от её глаз с ума, я мог ещё только лишь мечтать о таком вот полнейшем с ней единстве! Чтобы ощущать у себя на половом члене невыносимейшую нежность её писечки!!! И вот сейчас я её ебу, а она на меня смотрит! Представляете, она, девчёнка, смотрит, как я её трахаю!!! Такую юную кра-соту — и трахаю!!! И всё это для того, чтобы я наконец-то понял бы, что ебать таких вот юных девушек прямо через их же собственные глаза — это вообще поистине что-то немыслимое! То наслажденье, которое невозможно даже и описать словами!!!

     Которое вообще стоит за гранью пониманья!!! Как: ну вот как, скажите, можно ебать, смотрящую прямо тебе в глаза, девчёнку?! ! Это уже, извините, попахивает лёгким извращеньем: Потому что чувственнее ведь ничего уже и не бывает!!! Да это вообще что-то уже невозможное! Представляете, чувствовать через пожирающую тебя бездну её глаз все-все её внутренности, все её нежнейшие до безумия кишочечки, перегружаемые тобой и твоим сознаньем до отказа!!! Она на тебя смотрит своими честными глазами, вот, ангел, невинный просто ангел, а ты же ей по самые-самые аж прямо вот именно яйца — и не в пизду, нет, прямо ей в глаза!!! По самые-самые аж прямо яйца в эту карию и бездонную такую вот всю глубину!!!

     В её невинные глазищи!!! В которых ты хотел утонуть бесповоротно и не вернуться больше из этих девчёночьих глаз никогда, ещё когда только впервые посмотрел в них! И вот ты в них!!! Прямо там, внутри этой карей всей бездны!!! Именно в тех самых глазах, что принадлежат юной огненноволосой Принцессе, и которые просто невообразимо как полно дают тебе понимать, что ты сейчас её, сладенькую, именно вот, сношаешь!!! А чтобы ты ещё лучше это понимал бы, то, что ты её сейчас на своей постели ебёшь, смотрящая тебе в глаза девочка, для большей убедительности, ещё и продирает где-то у себя в кишоч-ках по головке твоего перевозбуждённого члена каким-то там в конец уже обнажённым, живым-живым и невообразимо нежненьким аж прямо таким вот до безумия мясом!!! Это чтобы ты понимал бы по её выразительным до ужаса глазам, что ебёшь-то ты её сейчас не во что-нибудь там и не куда-нибудь, а прямо по-натуральному в кишки!!! Прямо аж глубоко — приглубоко вот именно в матку вводишь ей раз за разом свой огромаднейший такой вот членище!!!

     А-а-а-ай: а как же чистенько-то, да как же тёпленько-тёпленько и расплав-ляюще аж прямо так вот нежненько-то ходят в такие мгновенья её глаза по твоему тугому члену!!! Глаза девочки, представляете, невин-ного ангела, — и прямо всем-всем этим, таким вот влажненьким, по твоему могучему члену!!! Но влажненьким-то вовсе даже и не от слёз, а от огромаднейшей её любви к тебе!!! Это чтобы ты, дурачок, понимал бы, что нежнее её глаз ты ещё ничего-ничего в жизни на своём половом органе никогда до этого не ощущал! И чувствовать никогда больше потом уже не будешь.

     Ей глаза — это ВСЁ!!!

     — Евгения: девочка моя: Я сейчас кончу!!! Сладенькая: Миленькая ты моя!

     — У-угу: — поспешно и согласно так мотает подо мной головой эта огненно-рыженькая, уставившаяся мне прямо в глаза, прелесть, что устелила, как в сказке, всю мою постель своими вьющимися, золотисто-рыжими локонами.

     И когда я понял, понял, что она, изо всех своих девчячьих силёнок, начала помогать мне этими своими абалденными прямо такими вот глазищами, потянула меня прямо всего (как я и мечтал об этом когда-то в кафе) в эту тёмно-тёмно карию, почти чёрную уже такую вот, где-то в их глубине, бездну, давая понять, что именно вот там, в этой чёрной бездне, она и цепляет-то по головке моего члена всем этим невыносимо нежненьким — принежненьким и чувствительным аж прямо таким вот до безумия мясом, уже перед тем, как я ввожу её всё-всё до отказа в тёплую тугость, в её девчячьи, тёплые именно такие вот кишки, вследствие чего её глаза заходят всей этой горячей своей влагой уже прямо вот именно мне в яйца, я почувствовал, го-о-о-о-осподи: почувствовал вот вдруг, начавшее разливать-ся теплом по всему моему телу, сладостное-сладостное такое томленье!

     И понимая, как же мне невыносимо хочется-то того, чтобы той самой именно девочке, что сидела ещё только недавно, чуть ли не плача, в кафе, этому искреннему и невинному ангелу, то есть, ей вот, Жене, моя сперма пошла бы на этот раз уже не куда-нибудь там, а прямо вот именно в глаза, в её честные глаза девчёнки, которые вот так вот по-честному дают мне сейчас убедиться в том, что абсолютно ничего-ничего невозможного в этом мире не существует, что твоя расплавленная вся эта жидкость может проходить в таких вот юных до безумия соплячек хоть там даже и через их огромаднейшие и выразительнейшие аж прямо такие вот до безумия глазищи, при условии, если эта соплячкина уже покорена тобой и на полном-полном прямо серьёзе уже собирается стать в будущем твоей женой, и понимает, понимает поэтому, деткина, что ты «дрессируешь» её сейчас уже именно вот для этого, чтобы она делала бы тебе любой частью своего тела, хоть там и глазами, абсолютно вот всё-всё, даже пускай, казалось бы, уже и невозможное, понимая, что этот кайф, хоть и извращённый немного, но для меня, для парня.

     Он поистине просто фантастический — отправить ей, девчёнке, свою мутную сперму прямо в глаза, в глубину карих вот этих вот, расширившихся её зрачков, Женечка, этот, разложенный подо мной, невинной красоты ангел, чьи безумно аппетитненькие и раздвинутые бёдрышки были прямо вот они, под моими плечами, она, деточка, начала наполнять меня с удовольствием очередным, новым и таким-таким невыносимей-шим аж прямо по своим ощущеньям сладострастием, что аж притихла, казалось бы, в эти мгновенья вся-вся Вселенная!!! Потому что, являясь девчёнкой, он, этот рыжеволосый ангел, принялся наполнять меня им прямо через свои невинные и честные до предела дев-чёночьи, ангельские глаза!!! Потому что мог это сделать! Мог!!! Хотел это сделать. И: сделал. Он меня снова сделал. Этот Ангел.

Страницы: [ 1 ]