Карие и бездонные глазищи-2. Часть 6

     – Как скажешь: – доверчиво смотрит на меня разложенная передо мной прелесть, не в силах не улыбаться. Похоже она, деточка, уже смекнула, да как же мне нравится-то проводить над ней, над такой вот ещё молоденькой, столь неожиданные и смелые экспери-менты! А теперь вот, проверять её, детку, на девчячью её стеснительность. Сможет ли она мой тугой хуинище, и сама же, пальчиками, прямо себе в писю: Ну вот нравятся если мне её чёрные ноготки. Конечно же она, деточкина, уже это смекнула!

     И вот я уже наблюдаю просто за тем, как хрупкие и очень-очень тонюсенькие такие девчёночьи пальцы берут мой половой орган, приводя его тем самым в состоянье просто бешеной такой боевой готовности. Направляют его затем аккуратно в слегка пухленькие, в мягенькие – примягенькие аж прямо такие вот лепесточки. Потом эти чёрные ногти, те самые, мои любимые, давая мне ещё сильнее уяснить, что они хоть и чёрные, но именно вот всё же девчёночьи и поэтому удовольствие подарят мне сейчас просто неимовернейшее, они, эти чёрные именно ноготочки, вдавливают вот уже, очень аккуратненько так, головочку моего тугого фаллоса в подмытую и ещё дышащую свежестью ванны, в нереально чистенькую прямо такую вот, как она и есть, девчёночью письку.

     Глядя разложенной передо мной Принцессе прямо в глаза, мне казалось, ей богу, что я просто с ума сейчас наверное сойду от всего этого удовольствия, когда я почувствовал через чистоту её невинных глаз, как тёпленькое – притёпленькое и живое прямо такое вот мясо, что имелось в её прин-цессиной писечке, потащило меня, разворачиваясь, в свою слипшуюся ещё такую вот после ванны дырочкину. Сперва эта нежность у неё в писе просто лишь дрогнула, но так как член у меня в эти мгновенья был просто каменный, она вот уже потянула его кончик в свою слипшуюся и наинежнейшую дырочку вполне-вполне уверенно уже прямо так вот, по-настоящему: А спустя ещё мгновенье я вот уже и чувствую, как всё это, освобождённое от смазки, живое и тёпленькое, невообразимо нежненькое такое мясо обволакивает вот уже наконец-то очень-очень сладенько прямо так вот собой, и причём со всех прямо сторон, вылезающую из плоти башку моего могучего фаллоса! Давая ему понять, что он хоть там даже пускай и самым-самым своим концом, но в живой уже вот именно опять же девчёно-чьей пизде!!! Представляете, мой хуина уже находиться сейчас своей головкой в плотненькой и в тщательно так подмытой девчячьей писькиной!!!

     Она обволокла его собой и удерживает в тёпленьком таком плену! И тут, глядя Евгеньичке в глаза, когда она убрала уже даже от промежности свои тонкие пальцы, зная, что уж теперь-то из её нежненькой писи ничто-ничто и никуда абсолютно не выскочит, если я только ей сюда сейчас надавлю, я тянусь вот вдруг не туда, не в писечку ей, как она, детка, уже к этому и приготовилась, а назад, заставляю её половые губы скатиться всем этим влажноватым и чувственным таким вот своим мясом с головки моего органа обратно!

     Но только лишь скатиться. Не упустив однако при этом саму дырочку. И словно бы поняв, почему я так сделал, словно бы уже прямо зная, да как же я дурею-то, когда мой член только-только лишь начинает забирать в себя живая и безумно ещё молоденькая прямо та-кая вот, да ещё и подмытая в ванне, плотненькая девчёночья писька, разложенная передо мной на стиралке Принцесса, при очередном моём нажатии ей сюда, она, деточка, не в силах удержаться, потому что была девчёнкой, не в силах опять же противиться этому моему новому над ней “эксперименту” , она взяла и вложила опять же в это очередное накатыванье мне на головку своих повторно развернув-шихся лепесточков, и уже специально по моему именно заказу, столько снова девчёночьей откровенности, столько подростковой, осо-бой той самой наивности и вместе с тем чувственности, (когда ты не можешь уже просто не понимать, да ещё и не видеть того, что тебе на член “одевается” сейчас своей наинежнейшей писькиной именно она вот, Принцесса) что мне опять, опять конечно же захотелось прямо тут же, немедленно, повторить всё это заново! Прочувствовать снова именно то, как на безумно чувствительную головку моего члена одевается, как удав прямо на кролика, живая девочка!!!

     Потому что чище этого и нежнее, я ещё никогда и ничего-ничего в своей жизни не чувствовал! Девочка, писечкою своей нежненькой – и прямо тебе на головочку!!! Пожирательница блядь тебя собою: И вот пятнадцатилетняя писюлькина моей юной жены, полностью и с удовольствием удовлетворяя мои величайшие к ней запросы, уже конк-ретно прямо так вот дав мне почувствовать, что заигрывать с ней – это что-то просто бесподобное, она вот уже вновь берёт и накатыва-ется с удовольствием обволакивающе нежненьким-нежненьким и влажненьким прямо всем этим таким вот девчёночьим своим мясом мне на головку! Закусив губки, моя милая Женечка продолжает смотреть мне при этом безотрывно прямо в глаза. Мол, если её маль-чику так нравится с ней баловаться, то уж пускай, пускай тогда, глупенький, себе и побалуется! Она просто с радостью побудет для меня моей игрушкой!!! Ей что, жалко, что ли для меня себя вот, девчёнкиной? Уж она-то у меня была конечно же не дурочкой, уже почувство-вала, поняла, моя детка, да как же мне безумно нравятся-то подобные игры с её подмытой и чистенькой, и поэтому ещё по-особенному уж прямо плотненькой такой вот после ванны писей!

     Нравится вся эта подростковая, ещё совершенно не испорченная никем искренно-сть, с которой такие вот молоденькие девчата, находясь перед тобой в позе разложенных лягушат, могут забирать тебя в эти вот самые свои мягенькие – примягенькие и пухленькие такие вот, имеющиеся у них прямо на промежности лепестки!!!”Персик” , “цветок люб-ви” , “лепестки роз” – да как там только не обзывали этот всеми любимый женский орган средневековые поэты! А на самом же деле, пизда – она и в Африке пизда!!! И представляете, как же это приятненько-то, когда всё это очень чувствительное, ещё совсем-совсем слегка только прямо такое вот влажненькое, живое мясо девочки, обволакивающе прямо так вот тёпленько – притёпленько – и: прямо тебе на головочку!!! Дра-а-азнит его, твой тугой член. Дразнит его собой вот, девчёнкиной, ну вот просто до крайности:

     И вот я уже принимаюсь свою юную Принцессу ебать. Но только самым-самым аж прямо вот именно кончиком! И это, чёрт возьми, по-особенному уж прямо как чувственно! Потому что даёт мне необыкновенно как остро понимать, что у неё в писечке имеется одно лишь только живое именно девчячье её мясо!!! И ничего-ничего абсолютно, кроме нежненького и влажненького мяса там больше нет!!! И это живое девчёночье мясо ещё и умеет, ко всему прочему, возбуждаться, выделять откуда-то прямо из себя, так необходимую ему в таких случаях, смазочку. Чтоб и самому бы не нашоркаться, да и чтобы тебе тоже было бы приятнее! Что оно у твоей девочки уже такое вот именно влажненькое и так-так, о господи, уже тоже тебя хочет!!!

     И вот, когда я просто не мог уже дальше всего этого терпеть, такого вот невыносимейше сладкого “издевательства” над собой дев-чёнкой, я, с одним из этих чувственных и безумно сладких таких вот накатываний мне на головку её мягеньких лепесточков, не потянул-ся вдруг назад, как уже и ожидала этого смотрящая мне в глаза девочка, а пошёл вдруг резко и очень-очень так быстро ей в писечкину дальше. Бо-о-о-оже: Ка-а-а-ак это было невыносимо сладко!!! Именно вот после издевательства над собой! Глядя девчёночке в глаза, понять вдруг, что ты отправился ей, как в наинежнейшую сказку, прямо в её наисладчайшие тайны, прямо куда-то уже вовнутрь её верт-лявенького и нежненького, разложенного перед тобою тельца!!! Пройдя по-быстренькому всё её тёпленькое и живое влагалище, я вот уже заставляю смотрящую на меня Женю продрать по чувствительной головке моего перевозбуждённого фаллоса чем-то по-особенно-му уж прямо чувственным таким вот – чувственным!!!

     – А-а: а-ай: – аж дёрнулись в моих руках по-подростковому ещё чуть-чуть пухленькие такие вот её бёдрышки в чёрном капрончике и, загрузив свои жадные пальцы во всю эту безумно-безумно сладенькую, шершавенькую от капрончика мякоть, растащив эти зажатые в моих руках девчёночьи бёдрышки, вместе со вдавившимися в их пухленькую мякоть, кружевными чёрными резиночками, на полную- -полную уже вот именно ширину, я чувствую через эти близкие и тёмно-тёмно карие такие вот, расширяющиеся зрачки, чувствую, что пошёл своей юной рыжеволосой Принцессе прямо уже во что-то неположенное, прямо уже глубоко – приглубоко вот именно куда-то там ей в матку!!! – М-м-м-м-м: – замычала аж она через закушенные губы, глядя мне однако при этом по-прежнему прямо в глаза, и:

     : И приняла вот мой перевозбуждённый, тугой-тугой такой членище в свою подмытую в ванне, наинежнейшую из всех писечек, как и полагается в таких случаях, уже весь-весь полностью, по самые – присамые аж прямо что ни на есть вот именно яйца!!! Её мягенькие, развернувшиеся лепесточки, что имелись на её юненькой промежности, оказались вдруг у меня прямо в яйцах, а весь мой член, в связи с этим, оказывается у неё, представляете где, правильно, прямо уже вот именно в самой её девчячьей матке!!! Бо-о-о-оже: да ка-а-ак же я прикайфовал-то от того, что вдул сейчас безумно молоденькой такой вот, разложенной передо мной прямо на стиралке девчёноч-ке!!! Растащив ей пошире бёдрышки, засадил ей опять же, как того и жаждал, аж прямо по самые-самые что ни на есть яйца, до отка-за!!! Прочувствовал на этой стиральной машинке “BOSCH” , и причём просто необыкновенно как полно, все-все её тёпленькие и перег-руженные кишочки, все-все внутренности!!!

     И всё это – прямо через её же честнейшие глаза!!! Через карие огромные глазищи той са-мой девчёнки, которая, любя меня, могла, могла, деточка, так вот запросто мне сейчас всё-всё это дать. И вот, зачарованно глядя своей юной жене прямо глаза в глаза, я уже тянусь из неё назад, чтобы дать бы ей возможность показать мне, а как же она меня, чёрт побери, любит-то, а?! Рыбка моя золотая! И она, ну вот с привеликой прямо радостью мне тут же всё-всё это показывает. Идёт по тугому стволу моего члена живым и тёпленьким прямо таким вот мясом своей наинежнейшей писечки с такой неподкупной, стерильной чистотой, так по-девчёночьи искренне и тупо-тупо даже прямо так вот прямолинейно, своей до обжиганья нежненькой писюлечкиной – и по всей – по всей вот прямо длине моего разрывающегося от натуги органа, до самой вот именно его головки, чтобы у меня аж помутился бы рас-судок, когда глядя в её честные и искренние, абсолютно невинные такие глаза, я понял бы, понял бы, снова пойдя в неё, что загрузился опять же в живую девчячью пиздятиночку, как снова того и пожелал, аж прямо, ну вот по самые-самые что ни на есть именно яйца, до наиконкретнейшего прямо такого вот отказа!!!