Капкан для снохи (4 часть)

    На следующее утро, проводив мужа на работу, Света решительно вошла в комнату свёкра, с намерением поговорить с ним на эту скользкую тему.

Не терпящим возражений тоном, она сказала:

— Папа, что же мы с тобой делаем?! Ведь это неправильно!

Или давай всё это немедленно прекратим, или мы уйдём жить на съёмную квартиру… хотя нам и будет нелегко! Насчёт жилья я уже предварительно договорилась.

Иванович внимательно выслушал Светлану, а потом ответил:

— Подь ка поближе, доча… чё покажу!

Он включил компьютер, на мониторе которого заработало «интересное» кино, главными действующими лицами которого были Света и Пётр Иванович. Всё лишнее, бросающее ненужную тень на хозяина квартиры Иванович конечно вырезал. И, судя по сюжету казалось, что Светлана и сама не против поразвлечься со свёкром!..

Вот она активно ёрзает на его ногах в одних трусах, натирая его багровую залупу… А вот уже Света увлеченно сосёт его болт, заглатывая его почти до основания…

Сноха ахнула!

— Папа, ты что-о-о?! Как ты мог такое сделать? – ужаснулась она.

— А это, чтоб ты, голуба моя, сговорчивей была! Ну ты сама-то подумай – как же мы с тобой теперь прекратим?! Я уж и к грудям твоим привык! Ну пощупаю тебя чуток, потрусь корнем своим малость – и всё! Не спать же с тобой, в самом-то деле, я собираюсь!.. пояснял тот.

Светлана молчала и стояла, как парализованная от такой речи «папы».

А он, между тем, продолжал:

— А то ведь коли Мишке-то покажу… Тогда всё, — развод! И куда ты, тогда, с пацаном-то двинешь? Кому ты будешь нужна?!

Давай ка лучше присядем, как раньше! У меня вон уж и писька-то встала, на тебя глядючи! Потрёмся немного… Всего-то и делов! Один раз ведь живём-то…

Света не понимала на что же ей решиться.

— И ведь покажет это бессовестное кино, старый пень! На сына-то он уже давно положил! Что ему терять-то?.. – думала она.

— Ну иди… иди! Чего встала –то? Халатик-то сыми, не нужен он нам теперя, значит!

Свёкор присел на стул, бесстыдно оттянул резинку трусов и вывалил свой эрегированный орган.

— Седай верьхом, да потрись об него чуток! Не стра-ашно это! – убеждал он сноху.

Видя её мучения в выборе решения, он ей решил «помочь»:

— В капкане теперь ты, доча! В капкане! А… коли не хочешь сделать приятное старику, — ну что ж, неволить не буду! Упаси бог! Можешь идти…

Светлана, видя, что особого выбора у неё нет, наконец решилась.

— В конце концов не трахаться же я с ним собралась! – утешала она сама себя, — Потру ему хуину, старому мерину!

Она развязала пояс халата, распахнула его, и сбросила с плеч на пол.

— А вот это правильно, доча! Одобряю, значит! – бормотал старик, у которого даже во рту пересохло от вида голой, по пояс, снохи. – Трусишки-то тоже сымай! А то, в прошлый-то раз, ты ими мой агрегат чуть до крови не сточила…

Света чуть поколебалась, но поняв, что она теперь действительно в капкане у свёкра – подчинилась.

Она красиво изогнулась, качнув полновесными грудями. Затем стыдливо сдернула с себя узенькие стринги, переступила через них, и выпрямилась, прекрасная в своей возбуждающей наготе.

У свёкра буквально отвисла челюсть от увиденного. Он с вожделением вылупился на её темно-розовые губки, хитровато выглядывающие из-под скромного треугольника её кудрявых, темных волос.

Кадык на горле Ивановича, не подчиняясь воле хозяина, дал полный ход!

— С ума ты меня, Светка, сведешь!.. Ну иди же, иди скорей… — почти простонал свёкор.

Светлана подошла к Ивановичу и села верхом, лицом к нему, на колени.

Свёкор обнял руками её раздобревший таз и подтянул вплотную к себе так, что раскрывшаяся щелка прижалась к его, торчащему вверх, хуине.

Теплое, бархатное тело ягодиц женщины приятно согревало ладони Ивановича.

— Вот и писями поцеловались, значитца! – сделал вывод старик. – А теперь потрись чуток об него, — сразу захорошеет!..

Света начала послушно двигать попой, и её алые губёнки, выделив желанную смазку, раскрылись и мягко заскользили по торчащему стволу старого развратника.

— Ох и любота! – хрипловато выдал свёкор.

А чуть спустя вдруг добавил:

— Доча, ты поднимись-ка чуток… яйца вроде прищемила… поправлю…

Молодая женщина приподнялась, нависнув попой над мужчиной.

А тот, выпрямив рукой свой торчащий член вверх, сказал:

— Готово! Садись, доча! – и обняв другой рукой, нажал на её широкий круп.

Светка плюхнулась вниз, и твёрдый орган свёкра, раздвинув её сладкие губёнки, нагло ворвался внутрь!

— Ой, папа!..

— Ох, доча!..

Вскрикнули они почти одновременно.

— Ох ты, мать её, не туда полез-то, шельмец!.. Ну что ж теперь, доча, поделаешь, раз так уж случилось! Не вынимать же его обратно?.. – подвел итог Иванович.

Светлана вдруг почувствовала небывалое блаженство, невольно приняв в себя мощную дубину Пётра Ивановича, которая заполнила её всю до отказа! Нежные стеночки её девочки доверчиво и страстно обхватили хуй свёкра, и казалось, что нет ничего приятней на всём белом свете!..

От охвативших её чувств женщина страстно застонала, и горячая истома заполнила всё её существо, заставив прогнуться её тело, словно кошка… Света почувствовала, как хуй свёкра буквально пульсирует в её узенькой пещерке!

— А ты попрыгай… попрыгай на нём, доча! Сразу полегчает! Вишь, какая у тебя пиздёнка-то узенькая! Мой-то, паразит, крупноват малость для неё оказался!..

Сноха чуть приподнялась, почувствовав при этом настолько захватывающее скольжение у себя внутри, что не удержалась и вновь до упора оделась на фаллос.

— Ты погоняй, погоняй писей-то по озорнику! Неча стесняться-то… Что уж теперь! – хрипловато бормотал домовладелец, вероятно находя в своих словах дополнительную прелесть и возбуждение.

Света, уже не сдерживаясь, как заправская наездница стала гарцевать на хую Ивановича. Опираясь руками на его плечи, она закрыла глазки, томно приоткрыла чувственный ротик и в такт скачке, сладко постанывала. Её темные волосы волнами взлетали в воздухе, опускаясь и путаясь на раскрасневшемся лице.

Свёкор поймал её раскачивающиеся груди, и с трудом обхватив их ладонями, стал жарко мять нежное тело.

Тут Иванович почувствовал в своем конце сладкое щемящее чувство неизбежного оргазма… Он закатил глаза и мощный поток спермы хлынул внутрь жерла любви, наполняя его до краев…

Агонизирующий хрип Ивановича красиво перешел в нежный, жалобный стон, не помнящей себя, Светланы…

Вот так, сама того не желая, Света неожиданно оргазнула со свёкром!