шлюхи Екатеринбурга

Как моя бывшая стала госпожой (3 часть: Смена!)

Я лежал на постели раскинув ноги, член пульсировал. Мне хотелось дрочить, долго, очень долго.

Катя сняла с меня чулки и лифчик, вытерла лицо от слюней и слез.

Только потом отошла на пару минут. Вернулась Катя уже в полном одеянии сексапильной фотомодели: все белье было белого цвета с кружевами.

Она легла рядом и сказала: «Мне очень понравилось как ты ведешь себя в роли послушного раба и понравилось быть твоей госпожой. Давай так делать часто. Но я хочу чтобы ты был в роли моего господина намного чаще, а я была твоей рабыней. — я очень любил её трахать жестко во все щели, поэтому меня еще сильнее возбудила эта фраза — Оттрахай меня как последнюю шлюху, мой господин».

Мои руки потянули к её нижнему белью, я оттянул бретельку лифчика, и она сильно ударила Катю по плечу, от чего она всхлипнула, но я заткнул её хлесткой пощечиной. Резким движением стянул с нее лифчик, из него выпали прекрасные наливные груди с твердыми от возбуждения сосками.

Далее моя рука потянулась к трусикам. Это были мои любимые трусики, в них Катина попа выглядела божественно, но это их не спасло. Я жестко дернул их, они порвались и слетели с её попы, открыв моему взору самую ценную часть женщины.

Трусики я легким движением руки запихнул в Катин анус, ей безумно нравилось, когда я так делал.

Я резко схватил рукой её красивую и нежную шею, поднёс Катину голову ухом к моему рту и шёпотом, но с грубостью сказал: «Тогда наклонись к моему члену и целуй каждый его сантиметр, но я запрещаю своей шлюхе трогать его руками. Поняла, сучка?»

Моя рука непроизвольно дала ей хлесткую пощечину. Катя успела лишь жалобно протянуть: «Да, мой господин». Она повернулась своей гладкой и упругой попкой к моему лицу, а головой направилась к моему члену.

Последовал её первый робкий поцелуй в мой гладкий лобок. Я начал возбуждаться и ударил со всей силы ладонью по её попе. Катя взвизгнула, за это я ударил её по попке еще раз с большим размахом и крикнул: «Суке не велели открывать рот». Она посмотрела жалобным взглядом в мои глаза, покорно кивнула и продолжила нежно целовать мой член, иногда лаская мои яица мягкими губами и влажным языком, с которого обильно стекали слюни.

На очаровательно белой попе Кати красовались два багровых следа от моих ударов. Мне хотелось большего, поэтому я ухватился за её за бёдра, раздвинул ножки и поставил её над своей головой.

Мокрая киска Кати была над моим лицом, с неё капала смазка прямо мне в рот, мне очень нравился её вкус. Я положил руки на её попу, погладил, сильно сжал и занёс руку для удара по её попе, от такого удара Катя упала вперёд, я поднял её за волосы и грубым тоном приказал: «Ложись на спину и раздвинь свои ноги, шлюха!». Она жалобно прошептала: «Да, господин». Мне это безусловно нравилось.

Я прильнул членом к её рту, и наклонился к её киске. Катя вылизывала мои яички и анус, пуская слюни по стволу члена. Я начал рассматривать её влажную киску и, облизнув её, прочувствовал вкус свежей женской смазки. Я долго лизал её клитор, иногда пихая пальцы во влагалище, чтобы достать побольше смазки и проглотить её. Катя глухо стонала и извивалась, но не прекращала своё дело. Язычок скользил по моему стволу, а слюни с члена капали на возбужденные соски Кати.

Я поднялся, сел анусом на Катин язычок, он погрузился в мою дырочку, которая была очень расслабленна, широка и бездонна, и стал исследовать каждый её уголок, я приговаривал: » Да, моя грязная шлюшка. Да, вылижи мою дырку до блеска. Ах ты шлюха. Да вот так. Мммммммммм…».

Катя и вправду прекрасно делала анилингус, она в совершенстве им овладела за год наших отношений и любила меня ласкать так долго и страстно. С её языка всегда множеством ручейков стекали тянущиеся слюни, заливаясь во все уголки моей раздолбанной дырки, изредка она потрахивала мой анус пальчиками и делала массаж простаты, пока слюни рекой текли по моему большому члену, стекали по выбритым бедрам и капали на кровать.

Она продолжала удовлетворять мою большую, но аккуратную и притягательную дырочку.

Я не на шутку возбудился от этих ласк и начал заносить руки для удара по её прекрасным и завораживающим сиськам. Первый удар ладонью пришелся прямо на разбухший сосок Кати, она пыталась крикнуть, но её рот был занят другим делом. Я продолжил бить по её сиськам, каждый раз увеличивая силу и размах удара. Её грудь сменила белый возбуждающий цвет на красный, но он был даже более манящим, а соски потемнели и еще сильнее затвердели.

Похотливый язычок Кати все глубже входил в мой анус. Я снова занес руку доя удара, но уже по её волшебной и мокрой киске, которая в буквальном смысле творила чудеса. Удар был сильным, хлестким, возбуждающим и невыносимым. Катя содрогнулась и выкрикнула: «О даааа, мой господин. Ещё!». «Молчать, сука. Тебе не разрешали говорить, шлюха!» – крикнул я. И снова удар по её киске разразился как гром среди ясного неба. Катя смогла только глухо взвыть и коротко вздрогнуть.

Каждый удар был неожиданным для неё, т с каждым разом она вздрагивала и взвывала все сильнее.

Мой член пульсировал и с каждой секундой наливался все сильнее и сильнее, а яйца уже были огромными. Мне нужно было нечто большее, чем просто шлепать мокрую и красную киску Кати.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки