Излечение депрессии

     Однажды мне на работу позвонила знакомая и предложила вместе пообедать. Я с радостью согласился. Раньше она работала в нашей фирме и была моей начальницей. Сорокалетняя Лариса мне очень нравилась и как женщина и как начальник. Мы пообедали, поболтали, никаких деловых разговоров не было. В самом конце она передала мне компьютерный диск и попросила посмотреть после обеда.

     После обеда я обалдел. Краткое содержимое послания передается примерно так. Лариса, солидный менеджер, и ее подруга Злата, владелица солидной фирмы, испытывают кризис среднего возраста. Все им опостылело и надоело. Они пришли к выводу, что их надо хорошенько выебать. Сделать это предлагалось мне и моим сотрудникам Денису и Никите. Женщины обязывались несколько дней побыть сексуальными рабынями и исполнять почти любые наши желания. Ограничений было совсем немного. Все должно было происходить только во влагалище. Мы не должны были делать им больно.

     Я немножко обиделся, Лариса знала, что мне нравится, могла бы и со мной попытаться развеять депрессию. Потом я сообразил, что это лучше, чем ничего и собрал срочное производственное совещание.

     — Я хочу провести ночь с Ларисой, — сказал Денис.

     — Я тоже, — сказал Никита.

     — Думаете, я об этом не мечтаю? Соглашаемся? — спросил я.

     — А вторая тетка? — спросил Никита.

     Я показал фотографии на компьютере.

     — Соглашаемся однозначно! — ответили все.

     Я позвонил начальнику и попросил для каждого десять дней отгулов. Он ужаснулся и дал нам только по пять дней. Ребята прыгали от восторга, это тоже была редкая удача. Немедленно я отправил сообщение, что мы согласны. Почти сразу появился ответ, в нем кое-что уточнялось, место и время. Было добавлено, что женщины не гимнастки и что на большинство поз из Камасутры мы рассчитывать не должны.

     Мы сильно волновались, когда вошли и встретились. У нас была предварительная договоренность, что я сразу уведу Ларису, а Денис и Никита займутся Златой. Дальнейших планов мы не строили, все зависело от обстоятельств.

     — Ну, показывай, где твоя комната? — я взял Ларису за руку, чтобы прервать неловкое молчание.

     По дороге я объявил ей свое первое желание. Она должна была сесть на кровать, широко раздвинуть ноги и продемонстрировать мастурбацию. Лариса пришла в ярость, щеки покрылись красными пятнами, но промолчала. Я тоже смотрел на нее совсем не ласково, ревность уже съедала меня. В комнате она долго была в нерешительности, я помял ее груди и легонько пошлепал попку:

     — Исполняй приказание! Мы договаривались?

     Она еще секунду колебалась, сняла трусики, села на кровать, широко раздвинула ноги и посмотрела на меня сердитым взглядом. Лицо у нее стало совсем красным. Я подвинулся поближе, демонстративно изучая ее женские прелести. Опустить руку на клитор Лариса не решалась. Тут я не выдержал:

     — Я больше не могу, пойдем в постель!

     — Я тоже не могу, — ответила Лариса и содрала с меня застегнутую рубашку.

     Любовницей она оказалась изумительной. Она была страстной и нежной, ласковой и неутомимой. Оргазмы у нее были потрясающими, от поцелуев можно было с ума сойти. Угомонились мы на рассвете.

     Проснулись мы жутко голодные, и я отправился искать холодильник. На кухне я столкнулся со Златой, она нагружала поднос бутербродами.

     — А нам что-нибудь дашь поесть? — печально спросил я, не поздоровавшись.

     — Это и для нас и для вас, — вежливо ответила она.

     Вчера я видел ее несколько мгновений и сейчас внимательно рассмотрел. Она была настоящей красавицей. Мой восхищенный взгляд она заметила и засмеялась:

     — Пожалейте бедную невольницу! Она всю ночь работала, ей надо немножко отдохнуть!

     — Пожалею, если она покажет свое рабочее место, — ответил я.

     Злата засмеялась, легла на диванчик и широко раздвинула ножки. Я с интересом рассмотрел женские прелести. Следы работы были хорошо заметны.

     — Жалко, что я тоже всю ночь работал, — огорчился я, и мы расхохотались.

     — Никакого группового секса у нас не получилось, — сообщила Злата, — как только вы ушли, Денису пришлось уехать, кто-то из его родных попал в аварию. Я провела ночь с Никитой, и он мне жутко понравился. А как тебе с Лариской?

     — Я в нее совсем влюбился!

     — Давай, когда все вместе соберемся, заменим правила игры, будем играть два на два — предложила Злата.

     Я сразу согласился. Это немножко ее обидело:

     — Ты так легко отказался от моего прекрасного тела?

     — Совсем не легко, а с огромным сожалением! — вполне искренно ответил я, — может быть, ты мне его целиком покажешь, чтобы я знал, с чем расстаюсь?

     Злата засмеялась и скинула халатик. Она была очень красива.

     — Все равно ты согласен? — улыбнулась она.

     — Все равно согласен! — решительно ответил я.

     — Кажется, Лариске повезло! — засмеялась Злата.

     На кухне появились, не дождавшиеся нас, голодные Лариса и Никита. Они сразу согласились с новыми правилами: Лариса принадлежала теперь только мне, а Злата только Никите.

     Для меня после этого игра в невольниц потеряла всякий смысл, Лариса исполняла мои желания раньше, чем я их придумывал. У нас начались почти юношеские романтические отношения, прогулки при луне, поцелуи в беседке. Время постельных утех для двух пар обычно не совпадало и дня три мы почти совсем не виделись.

     Потом сексуальный порыв немного уменьшился. Мы стали устраивать совместные шашлыки, пару раз выезжали в ресторан, на пляж. На работу я сообщил, что пусть оформляют что угодно, но нас с Никитой там долго не увидят.

     Один вариант группового секса женщины все-таки придумали. Голенькая Злата находилась в нашей комнате. Я мог ласкать любые части ее прекрасного тела только руками. Когда ей становилось невмоготу, она убегала к Никите. Мы с Ларисой за это время так возбуждались, что сразу накидывались друг на друга. От Никиты Лариса прибегала и прыгала на меня как разъяренная тигрица.

     Целый месяц мы с Никитой вылечивали двух женщин от депрессии. Заодно и наша жизнь раскрасилась яркими красками. Когда через год мы повторили встречу, было уже не так хорошо. К сожалению, копия часто бывает хуже оригинала.