шлюхи Екатеринбурга

Итак, Наташа

     
Имена и события, конечно, традиционно вымышленные, совпадения, как обычно, умышленные: Какое женское имя первое приходит на ум? Итак, Наташа. Знакомы мы с ней были давно, и с самого начала знакомство было подначивающе-двусмысленным. Близости особой у нас не возникло, но плотоядно облизнуться при случае не забывали. Любил ли я её? Навряд ли это можно так назвать. И навряд ли это можно причислить к простому хотению плоти. Было что-то и ещё сверх этого, но тем не менее, на вопрос “хочу ли я её” ответ может быть только положительный. Впрочем, не хотеть её достаточно сложно – она красива классической женской красотой. Русые, чуть с рыжинкой волосы до плеч, едва заметно волнистые, голубые глаза, аккуратно очерченные губы, высокая шея, округлые плечи, полные, но не рыхлые руки. При этом она высока и стройна, а грудь… а бёдра… а ноги… Но – обо всём по порядку. Итак, история произошла на одной из вечеринок, которых было у нас множество.

     Началось всё банально – впрочем, всё интересное всегда начинается банально. Ком-пания ещё молодых людей (оставивши дома детей), собралась попить вина и: А это уж что получится. Попили, попели, сходили на пляски, на молодняк поглядеть, молодняк оказался серенький, пришлось самим вспомнить молодость: И вот по возвращению оно и началось. Дело было летом, и жара стояла все дни, и не только дни. И после плясок всем захотелось помыться. А так как попили уже немало и вообще все вроде свои, то и стесняться как-то особенно не хотелось – как из ванной вылезли слегка замотавшись в полотенца, так и расселись допивать.

     И вот сижу я, такой весёлый и радостный, и Наташа сидит напротив – плечи белые, грудь из-под полотенца только что не вываливается, лицо чуть порозовевшее, ноги в мои фактически коленками упираются, и прикрыты так, что лучше б уж вообще никак – то ноги и ноги (ног я её не видал что ли?), а то под краем полотенца вот-вот угадывается, но – не видится. И сидим мы так всей толпой в шесть рыл, и о чём-то потустороннем треплемся. А глаза у меня сами собой то по ногам её прогуляются, то по плечам, а то и к краю полотенца прилипнут – верхнему или нижнему. Вроде как и неловко – выставился как школьник, а с другой стороны совершенно не хочется брать себя в руки. Только что по лицу всё больше вскользь, неловко как-то пялиться. Болтаем, болтаем, только о гипнозе речь зашла – и тут цепляюсь я краем глаза за её взгляд. Раз цепляюсь, второй – и останавливаюсь.