шлюхи Екатеринбурга

История, не имеющая конца

В жизни каждого из нас наступает момент, когда в душе что-то закрывается. В один чертов миг ты превращаешься в полного похуиста, которому плевать на многие тягости этого мира.

Проблемы? Перестают иметь такое большое значение, как раньше. Чьи-то чувства? Теперь ничто. Любовь? Это еще что такое? Только маска иронии и подъебов на разум, только ухмылка на лицо.

А как на счет фиолетовых урн для мусора? Думаете они подходят для офисного здания? Нет, серьезно? По-вашему, нормально, что у 30-летнего парня с, мать его, брутальным имиджем и охуительным членом в кабинете стоит фиолетовая мусорка с какими-то то ли цветочками, то ли обвисшими желтыми сиськами?

Вот и мне кажется, что это очень мило. Ну правда же, да? Люблю забавные вещи. А еще ставлю кругленькую сумму на то, что последние строки вы совсем не поймете, почему я тут вам про мусорки твержу, так ведь?

Да просто до конца моего рабочего дня осталось около получаса, а если быть точным, то 26 минут и 29 секунд. Нужно же убить куда-то это время, которое, кажется, решило удлинить свои секунды втрое. Хочется свалить отсюда, даже несмотря на то, что вечер не сулит мне ничего нового: чисто символический подкат к коллеге, улыбка для парочки девушек на улице, продуктовый магазин, бутылка чего-нибудь горящего, входная дверь в квартиру, ужин под телек, душ, заранее приготовленная таблетка от «русского симптома» на тумбочке, закинутый омлет в мультиварку на таймере для завтрака, и только потом смысл текущего вечера — забытье в алкоголе. Тик-так. Тик-так…

Три.. два.. да! Да, сучки, этот рабочий день подошел к концу! Пританцовывая дохожу до двери и резко выпрямляюсь. Не, ну должен же я казаться важным для коллег.

— Ну все, киса, теперь мы можем идти ко мне! Ты уже готова, Дарья… как тебя там… будешь Себастьяновной… Готова?

— Конечно, Ники! только сначала выберу себе вкус лака для ногтей…

— Сегодня лучше. Но все же продолжай работать над этим и, может, научишься отшивать меня красиво… Удачного вечера!

Я, не дожидаясь ответа, направился к выходу из здания. Я не мог видеть спиной, но знал, что Даша улыбается. Если бы не эта стервочка, которая временами сосет мне в уборной, а потом это отрицает до следующего раза, трудовые будни были бы совсем тленом…

А вы тоже замечали, что когда идете или едете куда-то, никогда нет состояния «о чем бы подумать?». Мысли всегда льются через край, а под конец дороги уже и не хочется, чтоб она кончалась. Хочется и дальше думать о бытие просто под звуки города.Так, шаг становится все медленнее, а потом и вовсе решаешь пройти длинным путем и навернуть пару лишних кругов…

Начинает медленно темнеть. Температура опускается на два-три градуса. Всюду подворотни и мелкие магазинчики. Свет желтых фонарей все больше перебивает дневной. Вокруг пробегают сосущиеся парочки, хотя влюбленность в глазах светится лишь у единиц из них… Секс и грубый расчет, все как я люблю. Ну, или просто статус.. или статусы. В соц.сетях, понимаете, да? Модно ведь, когда есть с кем залить фотку в обнимочку или посвятить кому-то репост строчки из стиха кутилы и алкоголика, всю жизнь жалеющего себя. «Жаль мне себя немного, жалко бездомных собак. Это прямая до…».

— Эй? — передо мной стояла девушка лет 20 и смотрела удивленными и чего-то ожидающими глазами.

— Эй? — переспросил я.

— Что? — на губах незнакомки появилась едва заметная улыбка и стеснение. В глаза бросались скулы: она была очень худой на лицо. Хотя это не делало ее некрасивой, отнюдь. Безумно милое личико с парой веснушек, обрамленное волосами золотистого отлива.

— С тобой все в порядке, красавица?

— Ой, прости. Я хотела попросить у тебя сигарету и немного задумалась… Ну я вообще-то не курю, но сегодня день такой… Ой, извини-извини. Так это.. ну.. сигарета то есть?

— Не имею зависимости. Но я бы тоже не отказался от пары затяжек. Хочешь, мы можем пройти вместе до следующего магазина?

— Это.. было бы очень мило, но.. я это.. Деньги дома оставила. Не смогу заплатить за них.

— Эй, я создаю такое ужасное впечатление с виду? Неужели ты правда думаешь, что я потребую с тебя плату за сигарету? — она опустила глаза и улыбнулась еще смущеннее. На щеках появились две ямочки. — Пойдем уже.

— Так что с ним? — спросил я, пропуская ее чуть вперед, чтоб оценить фигуру.

— С кем? — а фигурка то что надо. Подкаченные ножки, попа, да и грудь явно имеется.

— С твоим днем. Почему хочешь курить?

— Ну… Долгая история. Неудачный рабочий день.

— Ладно, не рассказывай. А кем же работаешь?

— Эм.. ну.. я.. официантка! Да… Кафе… Пицца, все такое… Ну вот и магазин… — эх, хотел поплутать с ней подольше. Ну неплохой вариант же на вечер.

— Конечно… — оценив ее еще разок, я зашел в магазин. Кассирша Светлана. Милый голос. Пачка «Парламента». Деньги. Номер Светы на обратной стороне чека. Улыбка в спину. Но меня ждет… А я ведь даже имени не спросил! Старею…

Она стояла спиной к магазину, слегка переминаясь с ноги на ногу. Замерзла. Но так и не застегнула куртку из коричневой кожи… Женщины. Вытащив одну сигарету, я окликнул ее.

— Эй? — она повернулась с такими же удивленными глазами, как когда подошла ко мне. Я протянул ей сигарету. И одернул, когда девушка почти взяла ее. — Я имени твоего не знаю.

— Это требуется для того, чтобы дать мне закурить? — в глазах блеснуло… Раздражение?

— Да, мне требуется. Всегда, когда курю с красивыми девушками, узнаю их имена.

— Такое часто бывает? — с улыбкой спросила она, разворачиваясь ко мне спиной и направляясь дальше по тротуару.

— Очень часто. Я вас даже считаю.

— И какая же я в списке?

— Первая. — опять же не видя ее лица, я чувствовал там улыбку. Я поджег сигарету у себя во рту, дразня ее. — Так ты скажешь имя?

Она остановилась. Остановилась и повернулась так резко, что я чуть не врезался в нее.

— Ни. За. Что. — процедя по словам, она выхватила сигарету из моих губ и затянулась, снова продолжив шаг. Черт.

— Куда идем? — я достал другую сигарету.

— Я в направлении дома, а ты не знаю.

— Я тоже домой.

— Да? Не видела тебя здесь раньше.

— Обычно хожу по другому пути… Не хочешь зайти ко мне на чай?

— Хах… — донеслось с ее стороны. — Такое впечатление произвожу, да?

— Прости, я не хотел тебя обидеть. Неудачная шутка… — она снова повернулась ко мне.

— Две с половиной тысячи час.

— Что?

— Ничего. Неудачная шутка. Мне пора. Спасибо за сигарету.

Она прибавила шаг и скрылась за углом. Пару секунд я пытался отойти от этой ее шуточки, а потом.. уже не стал догонять.

***

Обыденное утро после «Джека». Серое небо. Люди, бегущие куда-то по делам. А я… Я один из них. Бесконечные приветствия от коллег, получающих в ответ лишь кивок. Даша.

— Привет, Ники.

— Сколько можно тебе повторять: Ни-ки-та. А в те дни, когда между нами нет секса: Никита Андреевич. Никакого, мать его, Ники.

— Не в духе? — откинув каштановые волосы на одну сторону, коллега поцеловала меня в щеку так, чтоб оставить ровный фиолетово-красный след помады. И подмигнула. — А у меня вот сегодня хорошее настроение. Удачного дня.

Она ушла куда-то в сторону начальника, захватив пару бумаг и стуча шпильками по кафелю. Я же отправился к себе в кабинет. Голова гудела после похмелья. В мыслях мелькал образ вчерашней незнакомки с сигаретой… Может, заглянуть в пару пиццерий?

Не знаю, сколько минут я пялился в одну точку и копался в трезвеющей голове. Меня пробудила открывшаяся дверь. В кабинет зашла Даша с двумя бумажными стаканчиками, наполненными кофе.

— Еще раз здравствуй, Ники. — она протянула мне эспрессо, хитро улыбаясь. Я знал, что означает эта улыбка. Забрав у нее оба стакана и отставив их подальше на стол, мои руки потянулись к ней.

— Иди сюда. — Даша засмеялась и, поставив правое колено между моих ног на кресло, одной рукой обхватила мою шею, медленно целуя меня, а другой спешно расстегивала ремень.

Сейчас я трахну эту девушку, а вы даже не знаете о ней ничего. Разве так можно? Просто опишу ее детально: длинные волнистые волосы каштанового цвета, зеленые глаза и твердый, уверенный в себе взгляд, фигура типа «песочные часы» с грудью, примерно, второго размера. Она всегда одевается официальнее всех в этом офисе, что делает ее очень сексуальной, и постоянно меняет свои образы. Забавнее всего видеть ее в нулевых очках с зализанным пучком на голове, а-ля 80тые.

Ремень расстегнут. Половой орган уже готов к работе. Окончательно освобождая его, Даша начинает работать руками. Туда-обратно… Кому я это рассказываю? Еще секунды и она уже на коленях. Проводит языком. Обхватывает губами. Туда-обратно… За два года совместной работы я никогда не трахал ее «по-настоящему»: она считает это изменой своему парню. Губы скользят вниз. Туда-обратно… А еще, она не дает мне сравнять счет. Туда-обратно… «Работает» только она. Туда-обратно… Зачем ей это все? Понятия не имею. Какой долбоеб будет интересоваться, когда на кону минет? Туда-обратно… Туда-обратно. Бум.

Обычно этот стервозный ангелочек не глотает, но сегодня, видимо, она делает исключение. Дальше все по привычной схеме: бумажные салфетки из верхнего ящика, я помогаю привести лицо в порядок так, чтоб не размазать помаду, а затем, мы пьем кофе. Когда она тянется за ним, я шлепаю ее по достаточной упругой попе. Потом, как всегда, небольшой разговор о чем-то рутинном (сегодня это ее парень, который опять забыл про какую-то дату, на которую Даше тоже плевать, но надо же цену набить). Нежный поцелуй. Благодарность за отсос. И вот она уже уходит, виляя задницей, прихватив какие-то бумажки.

***

Я из тех людей, которые не перезванивают после секса, не ходят по кинотеатрам, не дарят цветов и не бегают за девушками. Получилось — отлично, не получилось — не в этот раз. Но в той, вчерашней, меня что-то да зацепило. Не знаю в чем именно дело: в застенчивости, смазливости или, может, рассеянности, но таких у меня, определенно, не было. Мозг разрывался на три части: одна хотела не менять образа и просто забить, другая настаивала, чтоб я заглянул в пиццерии на вокзале, третья требовала пойти сегодня тем же путем, в то же самое время.

Дождавшись конца рабочего дня, я все же послушал последний вариант и решил прогуляться у вчерашнего магазина и, в крайнем случае, склеить Светлану.

На часах было примерное время ее «Эй?». Я ходил почти кругами, прикончив уже две сигареты. На улице явно холодало. Только вот этой блонди нигде не наблюдалось. Потеряв всю надежду, я достал из кармана смятый чек с номером Светы, написанным корявым подчерком. Восьмерка, девятка…

— Алло?

— Здравствуйте. Со мной говорит красивая девушка? — я направляюсь к магазину.

— Что?

— Хочу пригласить ее на бокал вина. Можно бутылочку? И хороший шоколад. Какой посоветуете? — стою около двери.

— Что, простите? — захожу и подхожу к кассе.

— Бутылочку вина и шоколад, говорю. Привет, красотка. — отключаю вызов и убираю телефон в карман.

— З-здравствуй… — едва выдавливает из себя смущенная девушка. Хех, а вчера сама свой номер сунула…

— Так что там с сегодня? Ты согласна? Только ты и я, разве не заманчиво? — в глазах Светы загорается некий огонек. Я зову это «взгляд шлюхи». Знаю, звучит грубо. Но зато это работает всегда — девушки с таким взглядом безотказны, ними можно пользоваться, а потом грубо бросать. Они и переживать не станут: начиная знакомство так, они уже знают, что просто хотят секса, как и я.

***

Дальше уже можно было и не быть джентльменом . Я оставил адрес, купил некоторые продукты для сегодня и отправился домой, дожидаясь Свету после смены. Заглянул в холодный душ, чтоб немного взбодриться, я завалился на диван, даже не удосуживаясь приготовить вино и штопор.

Буквально через час в дверь позвонили. На пороге стояла милая шатенка, поправляя короткие волосы и широко раскрыв светло-коричневые глаза. Она готовилась в подъезде к встрече со мной: расстегнула пуговицы на рубашке так, что ее «тройка» почти вываливалась наружу, пару раз укусила себя за губы, чтоб они казались пухлее. Я встретил ее улыбкой и поцелуем в щеку. Пока девушка располагалась, я приготовил вино и протянул ей бокал, как только она зашла в гостиную. Дав Свете возможность сделать пару глотков, я отвел ее руку с вином в сторону и поцеловал девушку.

Дальше все уже ясно: бокалы на столе, мы по направлению в комнату, рубашка окончательно расстегнута, моя футболка где-то на полу. Бросаю девушку на кровать, снимаю с нее джинсы, разрываю «резину», пока она стаскивает с меня штаны с трусами, надеваю презерватив, поворачиваю Свету спиной, резко толкаю ее вперед, придерживая за бедра, она упирается руками, выгибает спину, принимая позу, всем известного «рака», а я, без особых церемоний, вхожу в нее. Первый стон из ее груди. Десяток медленных фрикций. Шлепок. Переворачиваю ее на спину. Ноги к плечам. Движение. Второе. Увеличиваю темп. Света мнет свои соски. Закидывает голову назад, не сдерживает крик. Она кончает. Еще пару секунд. Я вхожу на всю длину и тоже кончаю.

Затем мы прикончили пару бокалов вина. Сделали еще пару «подходов», но описывать смысла не вижу. Света начала засыпать, но я это предотвратил и тактично намекнул, что ее скоро будет ждать такси. Девушка явно расстроилась, услышав это.

Прощаясь, я пообещал перезвонить и поцеловал ее в губы, сжимая ей челюсть правой рукой, и закрыл дверь.

***

Следующие дни были действительно рутинными. Я даже не предпринимал попыток найти ту анонимку. Но ведь вы тоже думаете, что по закону жанра я должен ее встретить снова? Что ж, правильно думаете… Только вот… Ах, ладно, судите сами.

***

Сегодня я жаждал чего-то нового. Даша посоветовала мне пройтись по рынку или маркету и купить то, что я никогда не пробовал. Мой выбор нал на первый вариант и, уже почти подходя к главному входу, я заметил ее. Заметил ту девушку.

Она стояла, словно ожидая кого-то. Уж чего-чего, а упускать ее еще раз не хотелось.

— Привет, сигарету? — глаза девушки в момент округлились. Она… Она явно не была рада мне.

— П-привет… Нет, не нужно. Правда, прости, но… Тебе лучше отойти… — Будто не осознанно, ее голова начала отрицательно покачиваться. Взгляд ее перешел куда-то назад. Она словно смотрела сквозь меня. Если быть честным, это было ужасно странно.

— Она милая, правда? — позади меня раздался голос. Мужской, но слишком высокий. Я обернулся.

— Что? — конечно, я услышал и с первого раза. Но мне нужно было время. Время обдумать ситуацию. Парень позади меня выглядел лет на 30. Он был ниже меня почти на голову и… Был очень странно одет. Ничего из того, что было на нем, явно ему не шло.

— Девушка, говорю, милая очень. Развлекся бы с ней, а? — парень кривенько улыбнулся. Безымянная красотка опустила глаза и покраснела. — Может, обговорим?

— Что ты, мать твою, несешь? — этот тип меня явно раздражал.

— Тихо, спокойно. Без лишних эмоций. Мы люди взрослые… Некая плата и… — что-то начало проясняться в моей голове. Она… шлюха. Она не пошутила тогда…

— Две с половиной? — я усмехнулся и решил окончательно удостовериться. Парень слегка покосился на девушку, затем на меня.

— Три. — с натянутой улыбкой выдавил он. Ох черт возьми… Из всех тех, кого я знаю, эта девчонка меньше всех была похожа на… На шлюху, черт возьми! Никогда я не пользовался услугами представительниц этой древнейшей профессии, но… Одна мысль о том, что вот эта вот рассеянная, стеснительная молодая девочка с замашками стервы обслуживает парней за деньги… Да, я нашел на этом рынке то, чего действительно никогда не пробовал.

Я заплатил парню аванс. Когда она услышала, что я действительно готов купить ее на время, ее глаза закрылись, губы сжались в тонкую линию. Да, ей эта идея явно не нравилась. Ох, как жаль, что мне плевать. Я повел ее к ближайшему отелю.

— Неожиданно. — с усмешкой сказал я, как только мы отошли от «сутенера». Но девушка проигнорировала мои слова. Девушка… Я ведь так и не узнал ее имя! — Я думаю, что раз уж я твой клиент, то ты должна быть поприветливее как-то.

— Привет. — произнесла с широкой и очень натянутой улыбкой.

— Имя хоть скажи…

— Ольга.

— Не особо ты на Ольгу похожа.

— Псевдоним. Настоящие имена не называем. — вроде бы и шлюха, а ведет себя как отличница-феминистка.

***

Дальше до отеля мы шли молча. Да и до номера, тоже… «Ольга» почти все время смотрела в пол, только изредка косилась на меня, но потом отводила глаза и краснела. Закрыв дверь, я снял пальто и забрал ее куртку, все из той же коричневой кожи, чтобы повесить. Я указал ей на часы. 20:19. Начало отсчета.

Почти сразу я тянул ее к себе для поцелуя, притягивая за руку с удивительно нежной кожей. Но тут меня ожидал еще один сюрприз…

— Я не целуюсь.

— Что-что? — я засмеялся.

— Это правило. Его придерживаются многие.. эм.. представительницы моей профессии. — она выглядела очень серьезной, но опять начала краснеть.

— И почему же?

— Поцелуй — это слишком личное.

— «Красотку» пересмотрела? — но на это она ничего не ответила. Быть честным, я даже не знал, как теперь начинать.

Какое-то время я просто смотрел на нее. Девушка тяжело дышала и опускала глаза с таким усердием, будто хотела исчезнуть. Она была похожа на юную принцессу, выданную по расчету за дряхлого старика, которую вот-вот поведут на консумацию. Она выглядела такой невинной и испуганной. Неужели, она такая хорошая актриса? Даже не смотря на мою натуру, глядя на нее, мне хотелось ее пожалеть. Пожалеть, но не трахнуть. И как думаете, что случилось дальше? Правильно, я ее трахнул.

— Ну все, достаточно. — резким движением я прижал ее к стене, одной рукой обхватывая талию, другой — поднимая ее подбородок так, чтоб она смотрела мне в глаза. — Не знаю, играешь ты со мной или действительно такая застенчивая и непорочная, но это заводит. Ты мне понравилась еще тогда, поэтому я хочу не думать о том, что плачу тебе. Я хочу, чтоб ты не просто отдалась мне, я хочу, чтоб ты кончила.

Я не стал дожидаться ответа и начал медленно расстегивать рубашку на.. Ольге, попутно целуя ее шею. Она ведь только в губы не целуется, да? Эта девушка вызывала во мне чувства, будто мы еще в шкoле и мне предоставилось право порвать какую-то недотрогу. В моей голове все это билось вызовом. Я был убежден, что должен быть нежным, как никогда.

Я уже чувствую, как она начинает дышать глубже, чувствую, как она запрокидывает голову все сильнее, чувствую, как с каждым моим движением она становится раскованнее. Мои губы опускаются ниже, по линии расстегнутой рубашки, не касаясь ничего того, что она прикрывает. Дойдя до джинсов, встаю на колени. Ольга начинает стонать в предвкушении того, что я расстегну их и все-таки коснусь чего-то «запретного», но я расстегиваю лишь замок на нее туфлях. Встаю резким движением и приподнимаю ее под ягодицы. Ольга понимает меня без слов — скидывает обувь и закидывает ноги мне на талию, обхватив руками за шею. Обычно, в такие моменты целуются. Но раз это «не для нас», я стараюсь преодолеть расстояние до кровати как можно быстрее.

Посадив ее на кровать, все-таки снимаю с нее рубашку. Я всячески надеялся, что следующий шаг она возьмет на себя, тем самым поддержав эту игру в «подростковую страсть». И, да, она ее поддерживает — снимает с меня пуловер. Я толкаю Ольгу вперед, заставляя упасть спиной на покрывало, опускаю молнию на ее джинсах и снимаю их резким движением, открывая тебе обзор на голые худые ножки. Красивая девушка лежит передо мной, упираясь ступнями мне в грудь. Она ожидает, что же я сделаю дальше. А я лишь любуюсь ее телом, сокровенные секреты которого все еще скрывает белье. На ней очень сексуальное белье — оно не бросается в глаза ярким цветом и кучей кружева, оно плавно обрамляет ее изгибы, подчеркивая белизну кожи своим нежным, персиковым оттенком. Ольга закусывает губу. Наверное, ей нравится, что я смотрю на нее, ведь не каждый будет восхищаться телом, а уж тем более бельем проститутки. Я нахожу это глупым. Для меня, девушки в белье — самый прекрасный вид девушек, любоваться которыми можно часами, гадая о том, что ждет тебя под бельем.

Я беру Ольгу за лодыжки и развожу их, предоставляя своим губам долгий путь до внутренней части бедра. Она стонет от желания, но я опять упускаю то, что скрывает тонкая ткань. Резким движением подаюсь вперед, наши лица напротив друг друга. Приближаюсь так близко, что чувствую ее глубокое дыхание через несомкнутые, влажные губы. Она не против поцелуя. Но мне нельзя ее целовать. Я вновь целую шею. Целую так, как целовал бы губы.

— Пожалуйста… — срывается с ее уст, скорее как стон, чем как слово. Она просит большего.

Как отказать девушке, когда ей это так нужно? Не переставая целовать ее ключицы, я медленно прочерчиваю пальцами линию от низа живота до ягодиц. Я чувствую, какая она влажная, чувствую, как она хочет меня. И все же, я даю воль пальцам лишь тогда, когда успеваю изучить все детали, сняв с нее лифчик. Сначала нежно засовываю руку под ткань, а потом резко вставляю в нее два пальца. Она глубоко вдыхает, выгибает спину и с силой обхватывает меня руками. Она получила свое, а я могу попробовать бледно-розовые, небольшие соски «на вкус».

Ольга извивается подо мной: то прижимается, то обхватывает ногами, то запускает руки в волосы, то царапает спину. Ей недостаточно губ, ей недостаточно пальцев. Я приподнимаюсь над ней. Реакции Ольги ждать не приходится — она будто вцепляется в мой ремень, судорожно пытаясь разобраться с замком. От той скромной девочки не осталось ничего. Я не удивлен. Но, сказать честно, немного расстроен. Мне хотелось, чтоб ее загадка так и осталась неразгаданной, внеся в мою жизнь нечто такое, над чем можно поразмыслить.

Руки девушки все же справились с брюками, уже опущенными. Она не привыкла ждать, не привыкла растягивать ситуацию. Готов поспорить, через мгновение она сама предпримет что-нибудь. Отсосет мне, например. Но я не хочу проверять.

Толкаю ее вперед, роняя на кровать в обратную позицию. Достаю из кармана презерватив, медленно разрываю упаковку, еще медленнее разворачиваю его по члену, обдумывая то, где еще можно потянуть время. Медленно снимаю брюки до конца. Медленно проводу кончиками пальцев по длине ее ног, останавливаясь на резинке белья. Медленно снимаю его, тем самым оставляя ее полностью обнаженной. И резко вхожу в нее на всю длину.

Ольга вскрикивает и прогибает спину. А я не двигаюсь. Я снова делаю вид, будто для нее это впервые. Будто я даю ей время привыкнуть. Будто мгновение назад она была девственницей. Девственницей, а не проституткой. Мне не сложно так считать — упругие мышцы туго сжимают член.

Я начинаю двигаться. Медленно. Упираясь на руки, мне хорошо видно ее лицо. Я хочу посмотреть в ее глаза. Но она закрывает их, закрывает с того момента, как я «вошел».

Ольга стонет. В моей голове проскальзывает мысль, что она имитирует. Имитирует все это время, потому что я сказал, что хочу искреннего ее оргазма. Это ведь ее работа. Я не хочу об этом думать.

Ольга резко открывает глаза и смотрит на мое лицо, не моргая. Она делает непонятное для меня движение. Мгновение — я под ней. Сменить позу, не вытаскивая из себя члена? Серьезно? Она улыбается. Впервые за сегодня. Кладу руки ей на талию, пытаясь оставить свой ритм. Но ей все равно, ей надоело тянуть. Она двигается быстро. Вверх-вниз. Вверх-вниз…

Руки девушки упираются мне в грудь. Она снова стонет. Стонет и смотрит мне в глаза. Блондинистые волосы рассыпались на ее плечи. На момент нашей встречи сегодня там был пучок. С каждой секундой она все увеличивает темп. Ее приглушенные стоны все больше срываются на крик. Я чувствую, как ее мышцы сжимаются. Она немного замедляется, но продолжает двигаться. Она кончила. Я поднимаю руки с талии на грудь. Все это время она подпрыгивала в унисон с Ольгой. Мне казалось, это больно. Я зафиксировал ее. И тоже кончил.

Ольга подается вперед, хватая меня рукой за подбородок. Она медлит немного, а затем целует меня. Целует так, как запрещают ее личные правила. Возможно, я победил. Возможно, она проворачивает этот трюк с каждым клиентом.

— Соня. Меня зовут Соня. – произносит она, почти не отрываясь от моих губ.

— Одевайся, нам еще к банкомату… — прерываю поцелуй и снимаю ее с себя.

***

Что было дальше? Спустя пару вечерних встреч, она уволилась. Теперь она была не шлюхой, а официанткой. Пицца и все такое… Каждый вечер я провожал ее домой. Вместо приветствия мы говорили друг другу «Сигареты не найдется?» и отвечали «Не имею зависимости, но тоже не откажусь». Потом мы целовались. Целовались, а не шли за сигаретами. Теперь я запрещал ей курить. Я хотел, чтоб ее голос хрипел только после бурного секса. И только со мной. А еще…

***

Что было дальше? До банкомата мы шли молча. Я расплатился с ней, оставил лишнюю тысячу за актерское мастерство. Когда я уходил, она долго смотрела мне в след. А я не обернулся. Она осталась в моей памяти как очередная девушка, поднявшая мой член. Единственное, что я получил от нее – урок о том, что вид людей бывает обманчив. А еще…

***

Как же все-таки закончилась моя история? А в какой конец верите вы? Наступил ли в вашей жизни момент, когда в душе что-то закрывается? Тот чертов миг, когда превращаешься в полного похуиста, которому плевать на многие тягости этого мира. Он уже наступил? Да? Добро пожаловать. Нет? Приятный разочарований.