История Ксюхи Григорьевой. Часть 3

     Мама смотрит на меня ошалело.

     – Одно другого не лучше. И что же?

     – Я поняла, что мне с ней гораздо лучше.

     – Доченька, не спеши с выводами. Тебе просто еще не повстречался тот единственный, который заменит все и всех в твоей жизни. Ты же любишь Гошу?

     – Да. Но Аленка заменила его. И мне с ней хорошо.

     Мама не спорит и не ругает. Она целует меня, как в детстве, в лобик.

     – Все будет хорошо. Вот, поедем к морю, и, может, ты с кем-нибудь познакомишься.

     Пойдем спать, а завтра встанем пораньше и пробежимся по магазинам.

     Расходимся по комнатам. Неожиданно мама меня останавливает.

     – Послушай, Ксюнь. Можно я тебя спрошу как подруга? Ты можешь не отвечать.

     – Давай.

     – Мне просто интересно. А как вы с Ленкой занимались любовью? Может я не так поняла?

     Когда мне было лет тринадцать, родители на лето отправили меня в деревню к бабушке. Там я подружилась с девочкой из Москвы. Как замечательно провели мы время. С утра брали еду и уходили на целый день на речку или в лес. А ночью, когда было тепло, забирались на сеновал. Там мы лежали и болтали о мальчишках. А однажды она поцеловала меня. Не знаю, как это получилось. Ее язычок проник ко мне в рот. Я ответила. Было фантастично. Конечно до этого я целовалась с ребятами, но этот поцелуй запомнился мне на всю жизнь. Минут десять мы не могли оторваться друг от друга:

     – А что было дальше?

     – Всю ночь мы целовались, а под утро обнявшись заснули.

     – И все?

     – Все. Потом мы разъехались.

     – Ну, мамуль, у нас все посложнее.

     – Не поняла.

     Я вспомнила наши с Ленкой встречи, представила ее тело и у меня внизу живота все заныло.

     – Мамуль, мы не просто целовались, мы трахались. Извини, занимались любовью.

     – Как?

     Я начинаю рассказывать про нашу с Ленкой первую ночь. Мама, приоткрыв рот, смотрит на меня. Закончив рассказ, я целую ее и желаю спокойной ночи.

     Легла спать. Жарко. Не могу заснуть. Сняла ночнушку, одеяло на полу. За дверью слышу осторожные шаги. Я прикрываю глаза и из под ресниц наблюдаю. Заглядывает мама, тоже голышом. Смотрит на меня и закрывает дверь. Уходит к себе. Жду минут пять, потом на цыпочках подкрадываюсь к маминой двери. Сначала еле слышно, потом все громче и громче раздаются стоны и всхлипы из комнаты. Мамочка удовлетворяет себя. От этого я завожусь и тут же под дверью начинаю ласкать себя. Обалденно, если посмотреть на это со стороны. Мать по одну сторону двери, дочь с другой стороны мастурбируют. Мама “кончила” первой, раздался крик и наступила тишина.

     Так же аккуратно я пробираюсь к себе.

     17 июля.

     Встаем поздно, завтракаем. Потом идем по магазинам. Ближе к вечеру тяжело нагруженные пакетами с покупками возвращаемся домой. Устали

     19 июля.

     Приезжает папа, послезавтра улетим. Ленки нет в Москве, писем от Гошки тоже.

     

     На этом заканчивается первый дневник Ксюхи (я так ее зову) немного переработанный и исправленный.

     

     

     Дневник 2

     

     1 августа.

     Возвращаемся домой. Дневник с собой не брала, поэтому сейчас уже дома описываю наш отдых.

     Огромное старое здание располагалось в двух шагах от берега. Большие двухместные комнаты с высокими потолками. Душ, туалет, холодильник и телевизор в каждом номере. В одной комнате заселились мои родители, в другой родители Оксаны, мы с ней оказались посередине (из соображений безопасности, чтобы не шалили) .

     Оксана – так звали мою соседку, дочку папиного коллеги по работе. Валентин Сергеевич и его жена Ирина Дмитриевна были добродушными людьми. Невысокие, плотненькие, чуть постарше моих родителей. С ними я сразу нашла общий язык. А вот их дочка Оксана: Она училась в институте на третьем курсе, была высокой, худощавой девицей (явно не в своих родителей) . С первых минут знакомства еще в аэропорту она стала учить меня жизни.

     Все три наши комнаты соединял огромный балкон. Так что, не выходя за

     входную дверь, можно было попасть в соседнюю комнату.

     До вечера были на пляже. Вечером размякшие от солнца прошлись по городу, поужинали в кафе и разошлись по комнатам. Оксана уселась перед телевизором, а я приняла душ и нырнула в кровать. Так устала, что и ласкать себя не хотелось, да и соседки стеснялась.

     Наконец-то она выключила телевизор, потушила ночник и легла. Я начала засыпать. Потом слышу, она встает и открывает балконную дверь. Вот думаю, не спится. Уже часов двенадцать. Куда она пошла? Минут десять Оксанки нет. Я решила посмотреть, где она. Босиком, в одних трусиках приоткрываю дверь. С одной стороны, где комната ее родителей, темно, а у другого окна, чуть освещенного ночником, стоит моя соседка голышом и что-то так внимательно рассматривает, что и меня не слышит. Я подхожу к ней и хлопаю по плечу. Оксана испуганно отскакивает от окна и прикрывается руками.

     – Уф, напугала, я думала это отец.

     – Что это ты рассматривала? – я заглядываю в окно.

     Горит ночник. Сквозь тонкую штору видно как мама с отцом занимаются любовью. Я никогда не видела папу голым. И сейчас заворожено смотрю на его тело. Оксана пристраивается рядом. Мы молчим и смотрим, смотрим. Пара в комнате меняет позиции, представление не заканчивается. Становится холодно. Мы дрожим, но смотрим. И лишь, когда родители гасят ночник и удовлетворенные ложатся спать, мы возвращаемся к себе.

     На следующий день мне нездоровится. Я остаюсь в постели. Все ушли на пляж. Лежу и перевариваю увиденное ночью. Никогда еще не видела своих родителей занимающихся сексом. Неожиданно возвращается Оксанка.

     – Слушай, Ксюш. Я вчера на пляже познакомилась с парнем и хотела бы с ним сегодня встретиться до вечера.

     – А я то тут при чем? Встречайся.

     – Ты не поняла. Я хотела Виктора пригласить к нам до возвращения родителей. Ты не могла бы погулять?

     – Приглашай. Я не буду вам мешать, – я поняла, что ей хочется поразвлечься и решила это сделать с выгодой для себя.

     – Меня вы не увидите и не услышите. Я спрячусь в шкафу. Надеюсь ты не будешь меня стесняться. А я у тебя чему-нибудь поучусь. Но за это:

     – Что?

     – Ты завтра сходишь со мной в магазинчик.

     Этот магазин я приметила, когда мы ехали в гостиницу. Одно название “Интим” говорило, что там я смогу купить для себя что-нибудь интересное. Но вот идти одной – стыдно. А с Оксанкой – в самый раз. Она вроде без комплексов.

     – О, кей. Я побежала за Витькой.

     Я собрала свою кровать и расчистила место в платяном шкафу. Не очень удобно, но терпимо. Залезла в шкаф, чуть приоткрыла дверь. В поле зрения попадала почти вся комната.

     Ребята появились минут через двадцать. Виктор оказался довольно смазливым парнем с крепким телосложением. Пара, не теряя времени, сразу приступила к действиям. Я приготовилась, как и вчера, насладиться зрелищем, но все закончилось быстро. Оксана натянула на его член презерватив, легла на кровать и приподняла ножки. Виктор “поработал” не больше минуты, дернулся и затих.

     – Извини, дорогая, что так скоро. В следующий раз мы с тобой подольше поиграем.

     Он натянул на себя шорты и через пять минут исчез. Ксанка пошла в душ. Я вылезла из шкафа. Ну и что тут романтичного, даже удовольствия не смог доставить.

     – Где ты его подцепила? – спросила я Оксанку, когда она вылезла из душа. – Получше найти не смогла?

     – На пляже. В плавках он мне показался героем, а на самом деле – слабак. Я даже разогреться не успела. Что ж, будем искать нового. Слушай, а твой отец – просто супер. Мне бы такого партнера. Я завидую твоей маме.

     В дверь постучали. Пришли мои родители.

     – Как тут наша больная?

     – Все хорошо. Наверное вчера перегрелась на солнце. Мы с Оксанкой сходим в аптеку и подберем лекарства. А как вы?

     – Просто замечательно. Пообедаем и опять на пляж.

     После обеда я повела Оксанку в город. Магазин нашелся быстро. На мое счастье там кроме нас никого не оказалось. Ксанка заробела, уселась за столик и стала перебирать журналы. Мне пришлось брать инициативу в свои руки. Продавцом была женщина лет тридцати и мне она уделила полное внимание. Я быстро подобрала себе три игрушки: фаллос на присоске, вибратор и интересный наборчик (трусики и разной величины члены, вставляющиеся в гнездышко) . Продавец, наверное думая, что мы партнерши, посоветовала взять тюбик геля. Вся моя карманная наличность подошла к нулевой отметке. На последние деньги я купила упаковку презервативов. Оксанка так и не вышла изо стола. Она, не поднимая глаз, рассматривала мужчин в журнале.