История червяка. Часть 2

     Слова Тэмми эхом отозвались в моей голове, когда дверь позади меня внезапно захлопнулась. Испугавшись окончательно, я повернулся и увидел, что к нам идёт Брэд, неся с собой шампанское и два бокала. Тэмми снова дёрнула меня за поводок, и я нехотя вышел за ней на середину комнаты, где с потолка свисал толстый стальной трос. Она быстро пристегнула его к браслетам на моих запястьях и отошла в сторонку.

     Брэд повернул какую-то ручку на дальней стене, и трос медленно пополз вверх, увлекая за собой мои руки. Трос тянул их всё выше и выше, и вскоре я был вынужден согнуться пополам. Я жалобно хныкнул в свой кляп, сгибаясь в невольном поклоне. В конце концов я понял, что могу смотреть только в цементный пол под собой. Я услышал, как хлопнула пробка шампанского, и голос Тэмми произнёс:

     — За прежних друзей и за новых рабов.

     — За прежних друзей и за новых рабов, — вторил ей Брэд, и бокалы звякнули.

     Я слышал, как они с удовольствием пьют позади меня, после чего долго и страстно целуются. Почти сразу же вслед за этим я услышал, как кто-то идёт ко мне. Я попытался обернуться, но понял, что не увижу ничего, что происходит сзади меня.

     Я ощутил, как палец Брэда коснулся моей попы, и начал извиваться, пытаясь увернуться и дать понять ему, что мне это не нравится. Со смехом он ввёл густо смазанный палец внутрь меня.

     — Да-да, червячок, — сказал он, — сопротивляйся. Сопротивляйся каждую секунду, пока мы насилуем тебя и принуждаем к покорности.

     Только сейчас я понял, что наделал, пока слово «насилуем» звенело у меня в ушах. «Насилуют», мысленно повторял я снова и снова. Я не педик, даже не би. Мне даже в голову не приходило, что мной может воспользоваться Брэд. Я изо всех сил натянул трос, пытаясь освободиться, но всё было кончено — я попал в ловушку. В этот момент я ощутил, как что-то скользкое и твёрдое проникает мне в жопу, минуя сфинктер. Оно вошло в меня сантиметров на десять, пока я напрягался, пытаясь не дать этой штуке скользнуть глубже.

     Через несколько секунд я ощутил, как клизма наполняет меня тёплой водой. Признаюсь, мне стало приятно. Я даже расслабился немного, чувствуя, как внутри меня разливается тепло. Однако, вскоре я понял, что клизма наполняет меня всё сильнее и сильнее. Я чувствовал, как вспучивается живот. Через несколько минут я понял, что вот-вот лопну, и пришёл в ужас. С силой дёргая свои цепи, я отчаянно пытался вытолкнуть из себя клизму. В страхе я ощутил, как Брэд заталкивает её в меня ещё глубже, не давая облегчиться самостоятельно.

     Пока мне в жопу заливалась вода, Тэмми наносила на всё моё тело густой крем. Я чувствовал, как он жжётся. Только потом я узнал, что крем выжигал с моей кожи все волосы, с головы до пят. Жжение на коже, вместе с усиливающимися судорогами внутри живота, привели к тому, что я застонал в агонии через свой кляп в виде кольца.

     Вдруг клизму без предупреждения выдернули, и я ощутил, как жидкость льётся из меня прямо на пол, стекая в канализацию. Не успел я выдавить из себя остатки, как трубку вставили в меня снова. И, к своему отчаянию, я почувствовал, как вода снова льётся мне в жопу. После того, как меня наполнили и дали опорожниться трижды, клизмы закончились, и остатки крема вместе с отмершими волосками смыли с меня струёй холодной воды из-под шланга.

     От внезапного холода, вызванного водой, а также от облегчения, что крем больше не жжётся, я мычал на всю комнату. Промытый наконец снаружи и изнутри, я услышал, как мои хозяева позади пьют шампанское и страстно целуются, и тихонько заплакал.

     Спустя какое-то время парочка перестала целоваться, и Тэмми, уже совсем голая, легла на пол прямо передо мной. Свой гладко выбритый лобок она разместила у меня подо ртом так, чтобы капавшая слюна падала ей прямо между ног. Я видел под собой складочки её пизды и хотел её так, как не хотел ещё ни одну женщину. Я беспомощно смотрел, как она увлажняет клитор моей слюной, после чего начинает ласкать себя пальцами.

     Я так увлёкся, разглядывая Тэмми, что даже не заметил, как Брэд схватил меня за бёдра, пока дырочкой жопы не ощутил прижатую к ней головку члена.

     Я начал отчаянно вырываться. Меня никогда не ебали в жопу, и я не хотел, чтобы этот раз стал первым. Брэд крепко прижался к моей дырке и несколько раз ткнулся в крепко сжатый сфинктер. С силой шлёпнув меня по жопе, он прикрикнул:

     — Расслабься, червяк!

     Слово «червяк» задело меня, и я напрягся ещё сильнее.

     Он шлёпнул меня покрепче.

     — Расслабься, червяк!

     Испугавшись, что он ударит меня ещё сильнее, я расслабил сфинктер. Брэд попытался втолкнуть в меня член, но там всё ещё было слишком тесно.

     Тем временем Тэмми, улыбаясь подо мной, тёрла себя и кончала раз за разом.

     Наконец Брэд смог протиснуться внутрь и очутился у меня в жопе. Шок от того, что меня насилует мой собственный друг, вынудил меня заплакать снова. Потянувшись ко мне, Тэмми погладила меня по щеке.

     — Ничего, червячок, привыкнешь, — понимающе усмехаясь, сказала она.

     Издав короткий смешок, она снова скользнула в себя пальцами, продолжая мастурбировать.

     Тем временем Брэд, ритмично похрюкивая, погружался в меня всё глубже и глубже. Казалось, он вот-вот разорвёт меня пополам. Я яростно извивался, пытаясь вытолкнуть его, но это вынуждало его лишь ещё крепче за меня хвататься. Бесчисленные минуты спустя он наконец разрядился мне в задний проход. Он стиснул меня за бёдра и начал медленно вводить и вынимать из меня свой стержень, пока слёзы из моих глаз капали на живот Тэмми.

     Глубоко внутри себя я чувствовал член Брэда, который ебал меня и наполнял меня без остатка. Признаюсь, когда он наконец вошёл в меня, мне даже понравилось чувствовать его у себя внутри, и я подумал — может, я на самом деле бисексуал, просто боюсь в этом признаться? Также мне было интересно, насколько длинный у него всё-таки член.

     Тэмми продолжала ласкать себя подо мной и подбадривала мужа ебать меня как следует. Он послушался её с удовольствием и начал долбить меня ещё глубже и быстрее, пока я не ощутил, как его член внутри меня снова начинает набухать. Вдруг я услышал его громкие стоны, когда после нескольких глубоких толчков он кончил в мою девственную до этого жопу. Я чувствовал, как его хозяйство пульсирует во мне, постепенно опадая. Наконец Тэмми встала, полностью удовлетворённая, и я услышал, как они снова целуются позади меня.

     Без единого слова мои хозяева покинули помещение, оставив меня подвешенного со связанными за спиной руками. Жопа у меня болела после ебли, и сперма Брэда медленно сочилась из моей дырки вниз по бёдрам. Стоя так, совсем один, я рыдал в отчаянной надежде, что всё это — страшный сон, и что я вот-вот проснусь.

     Вместо этого боль во всём теле только усиливалась, давая мне понять, что моя пытка ещё не окончена. Без окон и часов я понятия не имел, сколько сейчас времени. Каждая секунда казалась часом, а каждый час — месяцем, пока я стоял там в цепях и согнутый пополам. Слёзы лились у меня из глаз всё сильнее, я всё больше страдал и всё громче хныкал в свой кляп.

     Все мысли спутались. Я хотел лишь умереть. Я мечтал о Дебби и о свободе. Я представлял, как мой друг Джейсон сейчас ебёт Дебби в жопу точно так же, как Брэд сейчас выебал меня самого. Но, несмотря на это, где-то глубоко внутри меня утешало такое моё положение. Даже издевательства казались сейчас проявлением хоть какого-то внимания ко мне.

     Спустя, как мне показалось, вечность пришла Тэмми, одетая в чёрный шёлковый купальный халатик. Он прекрасно очерчивал её миниатюрное тело, пока она стояла прямо передо мной.

     Она снова легла под меня и начала увлажнять свой холмик моей слюной.

     Я смотрел, как она ласкает себя, и слушал, как она говорит мне:

     — Правила очень простые, червяк. Ты больше не человек. Ты — вещь, наша собственность. Ты больше не человек, и у тебя нет ни прав, ни свобод. Ты больше не человек, и можешь говорить лишь тогда, когда к тебе обращаются. И тогда ты будешь называть всех мужчин «господин», а женщин «госпожа». Ты больше не человек, и существуешь лишь для того, чтобы прислуживать другим. Если будешь быстро и чётко выполнять все приказы, то раз в неделю тебе разрешат подрочить. Но если нарушишь хоть малейший приказ, тебя строго накажут и не разрешат кончать до тех пор, пока мы сами не захотим. Тебе всё понятно, червяк?

     Мне всё было понятно, но я не мог с этим смириться. Я знал, что мне нужно хоть как-то продержаться и соглашаться с ними во всём, чтобы отсюда выбраться. Я закрыл глаза и кивнул в знак согласия. Я думал, что ещё готов терпеть издевательства, но я привык мастурбировать по шесть-семь раз на дню, и вариант «может быть, раз в неделю» был не по мне. Я отчаянно задёргался в своих путах, пытаясь вырваться. Я знал, что смогу справиться с Тэмми, если освобожусь. Тэмми понимающе усмехнулась и продолжала удовлетворять сама себя.

     Внезапно её прервал звонок мобильника.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]