Исполнение желаний. Полная версия. Часть 15

     Глава 15. Шлёпалка и “кулак”.

     

     Сидя в кресле, и потягивая сигарету, мужчина наблюдал, как пожилая женщина убирается в комнате. Его тяжёлый взгляд, неотрывно следовал за ней. Старуха, буквально кожей чувствовала, что Хозяин следит за ней. От страха, её ноги подгибались, руки дрожали, её прошиб пот. Тяжело опустившись на колени, женщина, взяв щётку, стала тереть ей палас.

     Мужчина, глядя на свою жертву, стал возбуждаться. Ему нравился вид, покорной, потной от страха и тяжёлой работы старухи. Тонкая, короткая рубашка женщины прилипала, к телу не скрывая её “прелести”. Хозяин видел обвисшие груди своей матери, колыхающиеся при каждом её движение, её белые, мягкие, податливые ягодицы, как бы напоказ, выглядывающие из-под короткой рубашки. Стоя на коленях и тяжело дыша, пожилая женщина, продолжала тереть палас, медленно продвигаясь мимо своего мучителя.

     – Что, сука, страшно? – Голос мужчины, был для старухи, как удар хлыста. Она вздрогнула, щётка выпала из рук, всё её тело сжалось от страха.

     – Отвечай, тупая корова! – Чуть привстав с кресла, Хозяин пнул ногой, испуганную женщину по белому заду.

     – Страшно, Хозяин! – Дрожащим голосом, ответила старуха, опустив голову и тупо, как того требовали правила, уставилась в пол, ожидая приказа.

     – Почему ты, тварь, плохо работаешь? Отвечай!

     – Я тупая, ленивая, старая шлюха! Всё, что я могу, это жрать, срать и трахаться! – Пожилая женщина, произнося эти слова, сгорала от стыда. Но где-то глубоко внутри, она почувствовала, как медленно, волна возбуждения поднимается в её голове, и это унижение становится сладкой пыткой.

     – И, что же мне с тобой, шлюха, сделать?! – Мужчина заметил, как участилось дыхание старухи.

     – Накажи меня, Хозяин! – Покорно ответила пожилая женщина.

     – Ладно, бабка, приготовься и принеси палку с шипом! – Раба, покорно, на четвереньках, поползла в другую комнату. Когда мать повернулась спиной к Хозяину, мужчина заметил смазку, выступившую на гладко выбритой промежности.

     Через пять минут, пожилая женщина, на четвереньках, вошла в комнату и подошла к креслу, в котором сидел Хозяин. В зубах, старуха держала палку, на одном конце палки был небольшой продолговатый шар, другой конец, заканчивался острым железным наконечником. Мужчина склонился над своей матерью и вдохнул воздух.

     – Что, сучка, “Детским кремом” хорошо свои “дыры” смазала?

     Пожилая женщина хотела ответить, и, забывшись, подняла глаза на сына. Их взляды встретились. Женщина, испуганно, быстро опустила голову, но было уже поздно.

     – Тебе, тварь, кто разрешил голову поднимать?! – Вцепившись в волосы, испуганной матери, садист резко дёрнул за них, запрокинув ей голову. От боли и неожиданности, старуха вскрикнула и выронила палку изо рта. Мужчина, держа за волосы свою жертву, стал давать ей пощечины и приговаривать: “Не нарушай правила! Не поднимай глаза!”

     Так продолжалось минут пять. Щёки старухи стали пунцовыми, её голова безвольно дёргалась под ударами. Наконец, Хозяин отпустил свою жертву. Женщина, всхлипывая, опустилась на пол, но, собравшись, снова встала на четвереньки перед своим мучителем.

     – Ты всё поняла, старая шлюха?! – Мужчина сверху вниз, смотрел на всхлипывающую у его ног мать.

     – Да, Хозяин! Я всё поняла! Накажи меня, дуру старую! – Сквозь слёзы, проговорила старуха.

     – Громче, сука! Не слышу! – Он пнул пожилую женщину в бок.

     – Накажи меня! Накажи меня! – Выла старуха, катаясь и корчась на полу, под ударами сына.

     – Щас, тварь, я тебя накажу! – Наклонившись над лежавшей на полу женщиной, садист взял её за волосы и, сильно потянув, заставил её встать на ноги. Держа обессилевшую от боли мать за волосы и не давая ей опуститься на пол, Хозяин стал безжалостно мять её податливые отвисшие груди. Он сминал, сжимал и выкручивал их, причиняя своей жертве дикую боль. Старуха, стоя на подкашивающихся ногах, стонала и вскрикивала от боли.

     – Посмотрим, готова ли ты, шлюха! – Хозяин наклонился, взял свою мать за горло левой рукой и, сдавив, потянул назад. Подставив колено, он заставил её прогнуться и раздвинуть ноги. Мужчина сунул руку в промежность своей задыхающейся жертве и стал пальцами мять её половые губы. Он жестоко мял и проникал пальцами внутрь своей матери.

     Эта пытка продолжалась несколько минут, пока, пожилая женщина не захрипела, её тело выгнулось, ноги напряглись. Воткнув пальцы в скользкое влагалище своей жертвы, мужчина почувствовал, как его стенки стали судорожно сокращаться. Хозяин отпустил старуху, и она, опустившись на пол, буквально забилась в судорогах дикого оргазма, издавая нечеловеческие стоны и хрипы. Через минуту женщина затихла, лишь её тяжёлое хриплое дыхание раздавалось в комнате. Мужчина, сидя в кресле, курил, глядя на свою раскорячившуюся, на полу пожилую мать. Погасив сигарету, он встал с кресла и подошёл к своей жертве. Дав несколько пощёчин, он привёл старуху в чувство.

     – Вставай, старая шлюха! – Он безжалостно пнул её ногой в бок. Пожилая женщина охнула и скорчилась на полу. Немного подумав, садист снова пнул свою жертву. Рыдая, женщина каталась по полу, вскрикивая после каждого удара своего мучителя-сына.

     Садист склонился над старухой и, схватив её за волосы, сильно потянул, заставив встать на ноги.

     – Что, шлюха, балдеешь?! Ну, балдей дальше, сука! – Держа пожилую женщину за волосы, палач стал давать ей пощёчины. Голова старухи дёргалась при каждом ударе, её ноги подкашивались, красные круги плыли перед глазами, но мучитель лишь сильней дёргал её за волосы, заставляя выпрямлять ноги. Избиение продолжалось несколько минут, неожиданно мужчина отпустил волосы своей матери, и та, с размаху рухнула на пол. Придя в себя от падения, старуха попыталась подняться с пола, но, вскрикнув, замерла. Из ранки на груди сочилась кровь, палка с железным шипом упёрлась ей в грудь.

     – Ты что, тварь, забыла, что должна делать такая шлюха как ты, когда падает на пол?! Отвечай, блядь! – Шип снова уколол её.

     – Я должна была лечь на спину, задрать ноги и широко раздвинуть свои толстые ляжки! – Всхлипывая проговорила женщина.

     – Вот видишь, сука, помнишь, когда хочешь! – Зло усмехнулся Хозяин, ткнув при этом старуху шипом в грудь. – Придётся в тебя это вбить. На пол, шлюха! Быстро! И как положено, тварь!

     Удар по спине палкой, подхлестнул пожилую женщину. Она легла на спину, потом, согнув, подняла ноги к животу, вцепившись руками в складки кожи под коленями, постаралась, как можно шире развести свои полные ляжки.

     Палач, широко расставив ноги, встал над своей жертвой.

     – То-то же, бабка, можешь, когда вздрючат! Ну, ничего, сука, я тебя заставлю правила выполнять! – Перешагнув через раскорячившуюся старуху, мужчина вышел из комнаты. Пожилая женщина лежала на полу, боясь пошевелиться, она знала, что её ждёт. От мыслей о новом наказание, она снова стала возбуждаться, тепло разливалось внизу её живота, предательская смазка выступила на половых губах стекая по промежности на ягодицы. Хозяин вернулся в комнату и подошёл к лежащей на полу старухе, в руке, он держал длинную и толстую резиновую шлёпалку, которой играючи помахивал. Обойдя свою жертву, он заметил капли смазки блестевших на её ягодицах и промежности.

     – Да ты, сука, уже промокла! Небось, трахаться хочешь, тварь похотливая?! Ну, ничего, бабка, сейчас натрахаешься!

     С этими словами, садист встал над пожилой женщиной и, чуть наклонившись вперёд, с размаху опустил шлёпалку между ног своей пожилой матери. Женщина издала истошный вопль, и, зажав руками разрывающуюся от боли промежность, скорчилась на полу. Стоило её вою затихнуть, как раздался голос Хозяина.

     – На место, шлюха! В позу, сучка! – Шлёпалка снова опустилась, только уже на зад старухи.

     Всхлипывая, со стоном, пожилая женщина снова легла на спину и широко раздвинула ноги. Садист похлопал рукой по красной промежности своей матери, женщина застонала и попыталась сжать ноги.

     – Я тебе сдвину ляжки, тупая корова! Раздвигай шире! Шире, шлюха! Покажи мне, свою жирную пизду, тварь! – Пожилая женщина, со стоном, покорно выполнила приказ сына, широко разведя ноги. Палач снова склонился над своей жертвой и, через мгновенье, старуха с воем каталась по полу, зажимая руками промежность. Так продолжалось минут тридцать. Снова и снова, садист заставлял свою мать ложиться на спину и, раздвигая ноги, подставлять свою промежность под удары шлёпалки. Наконец, после очередного удара, женщина потеряла сознание.

     Хозяин привёл женщину в чувство. Он дал ей полчаса, чтобы подмыться и привести себя в порядок. Пожилая женщина, голая, вошла в “комнату для воспитания”. Мужчина стоял рядом с новым креслом.

     – Подойди, сучка. Я для тебя, тварь, тут подарок приготовил. – Старуха стояла перед ним, опустив глаза в пол, её колени дрожали, ноги подкашивались.