Искушение-8. Часть 1

     Глава двадцать восьмая.

     

     Итак, я опьянела. Для меня это было событие, которое я осознала, возможно, только сейчас, со слезой и смехом кропя над своими откровениями. Я же не пью! Ну, если только тогда, когда Соня угостила меня “Ирландским кофе” и ещё пару разочков, но это было до того, как я сочеталась с мужем законным браком. Вечно пьяной физиономией он, напрочь, отбил у меня охотку к спиртному.

     Ещё учась в медицинском училище, я прочитала: “Татьяны склонны к сексуальным авантюрам. При определенном количестве выпитого спиртного, они могут раздеться догола и станцевать для присутствующих гостей прямо на столе, среди бутылок”.

     Нет, конечно, не в технической литературе! Что вы?! Но, мы же с девчонками читали не только книги по профессии. Тогда наше юное, любопытное сознание, вместо журналов “Здоровье” , “Работница” , “Крестьянка” своих матерей с кулинарными рецептами и выкройками, заполонили различные сонники и гороскопы. Значения имен, гадания – тоненькие брошюрки обо всём, что нам, девчонкам, всегда было так интересно.

     Вот, в них и вычитала. Не поверите, после такого просвещения о себе, я боялась пригубить даже легкие вина. Представляете, девственница и вдруг голой на стол, стриптиз перед сокурсницами, под шампанское на Новый Год! А если хуже?! Перед мужиками? Ужас!

     Исходя из своего еще юного воображения, тогда я решила, что не стану испытывать судьбу и за всю жизнь выпила дважды. Оба в обществе тёть Тамары. Первый раз в собственную брачную ночь, когда мой жених так и не стал мне мужем, по причине полной отключки, и второй, – когда с ним развелась.

     Нет, тогда получается – четыре раза. “Ирландское кофе” , уже пятый! Раз в семь лет! Детство, можно исключить. Раз в пять лет, я напивалась, но танцевать на столе, голой! – раньше как-то обошлось!

     Мой уровень умственного развития – совокупность знаний, умений и сформированных при их усвоении умственных действий, свободное оперирование ими в процессах мышления, обеспечивающих усвоение в определенном объеме новых знаний и умений, – при бокале другом шампанского гаснул, как фитилёк свечки от дуновения ветерка. Во тьме отключенного спиртным разума, во мне пробуждались древние бабьи инстинкты. А тут виски и горячий кофе!

     Меня качнуло, надеюсь, эффектно, и я поплыла к шесту. Поплыла, загребая воздух ладошками, наверное, полагая, что танцую. Жутко захотелось обнять шест, прислониться к нему попой, грудью, обвить ножками. Почудилось, что это лингам, – в Индии есть такой, жезл света, и мне срочно надо надеть на него свою йони, или хотя бы потереть…

     – Танька! . . Сумасшедшая! . . Ты куда понеслась?! – услышала я за спиной голос Софи.

     – Я сейчас, Сонь…

     По интонациям слов Софьи Павловны, я поняла, что как-то у меня не очень красиво вытанцовывается. Уперлась глазами в шест-лингам, чтобы не потерять ориентир, – не закрепили его что ли?! Он всё время уходил в сторону, пока я не уперлась зрением в бело-черно-фиолетовые полосы мужского кардигана, – галстук, рубашку…

     Мои глаза скользнули вниз застегнутого на одну пуговку кардигана от Армани, буквально на секунду. Неожиданно, прикрытый штанами лингам оказался намного ближе, чем ожидала. Я прыснула смехом и сказала ему:

     – Привет, я Таня…

     – Мы знакомы? – ответил мне его хозяин.

     Снова цепляясь глазами за кардиган, галстук, я перебралась наверх.

     – Я Таня! Держи, Андрюсик! . .

     Я сунула ему в руки почти пустой бокал и поплыла дальше, к основной цели. Нахал! Он меня даже не узнал. Ещё бы, зашла к Людке какая-то захудалая курица! Да ладно, всё равно его лингам не по части йони…

     – Танька, стой! – наконец-то догнала мой неожиданный отрыв Соня, взяла меня под руку.

     – Так вы Татьяна?! Софья Павловна с вами! – расплылся в улыбке Андрюсик, расшаркался. – А я смотрю знакомое лицо…

     – Ты куда-то шел? – спросила его Соня.

     – Да… – кивнула я ей, – он шел прямо на меня…

     – Увидел вас, дорогая Софи, с радостью поспешил пообщаться, – обескуражено ответил Андрюсик, когда я его сверху вниз вымеряла надменным взглядом.

     – Пообщался? – ответила ему Софи.

     – Завтра у вас массаж в салоне Людмилы, и я хотел бы обсудить кое-какие…

     – Здесь клуб! Вы ничего не перепутали?!

     – Извините…

     Андрюсик сник. Освобождаясь из-под опеки Софи, я захлопала в честь её в ладоши. Соня не такая, я знала – она отомстила за меня! Как мне было приятно, когда Андрюсик ретировался побитой собакой, с моим почти пустым бокалом.

     На счет бокала, я не расстроилась. Официанты, исключительно стройные красивые парни, следили за дамами, – гостьями закрытого клуба, чтобы их ухоженные ручки не пустовали. За мужчинами – девушки, словно жрицы богини Иштар в платьицах “ко мне, мужчина, ко мне!

     Хотя это по выбору. В общем, официанты и официантки отлично знали к кому подходить кому и когда.

     Стоило мне только подумать, как мимо, ненавязчиво предлагая, в руках красавицы проплыл поднос с высоким бокалом коктейля “Голубая лагуна”. Видимо меня определили не только в близкие подруги Сони, но и в круг ее ориентации в половых предпочтениях.

     Дальше, поднос в умелых ручках плыл уже пустой. Я не могла его пропустить, не опустошив, ведь по легенде этот коктейль создал сам Поль Гоген. К тому же, у ликера “Голубой Кюрасао” такой красивый цвет, – испанский лайм, сочной долькой надет на кромку бокала, прячась под зонтиком-соломинкой, черная вишенка, свели меня с ума. Я совершенно забыла, что там есть ещё и “русская” водка и присосалась, невинными глазками смотря на Соню.

     Я не виновата, на подносе был только один бокал…

     – Клубная карта, всё включено заранее, – не поняла она моего взгляда.

     Соню что-то беспокоило. Временами она бросала взгляд наверх, где на смотровой площадке сидел тучный мужчина. Правда там была ещё и Анжела, со своими девочками, но Соня смотрела на мужчину, а он смотрел на меня…

     Соня даже сотовый нашла сразу. Я удивилась, насколько это было возможно мне пьяной. Нашла и позвонила:

     – Серёжа! – проговорила она серьезным голосом. – Игорёк при нас?! Нет, подходить не нужно… Пусть просто повнимательней приглядит…

     Приложившись к коктейлю, почти опорожнив бокал, я вскинула на нее вопросом бровь, но в клубе притушили свет. С большого экрана, словно среди нас, запела Дженнифер Лопес и Питбуль – “Он зе фло!”. Со всех сторон мне в ушки полилась с юности знакомая “Ламбада”. Гости клуба заполнили танцпол. Вечер, переходя в ночь, разогревался.

     Крышу мне снесло сразу! Если я и так рвалась к шесту, то теперь меня было уже не остановить. Ещё бы, “Ламбада” же! Танец юности! Оставляя Соню с остатками присущей мне скромности где-то на пути к своей мечте. Только сейчас смутно, но осознавая, что ложной скромности, я прыгнула и оседлала шест. Обвила его ногой, прижалась промежностью, прогнулась лицом в сторону Сони, перебирая по нему руки ручейком и медленно сползая.

     Хорошо, что была в брюках, то бы кончила сразу, а так… Шест был гладкий и теплый или я была настолько горяча, прижавшись, ласкаясь об него всем телом, я не ощущала металла, я чувствовала музыку и свое тело…

     Кончилась песня, кончила и я. Обернулась. Вокруг меня стояло три мускулистых танцора и юная девушка – блондинка лишь в боди с роскошными длинными волосами, видимо, я заняла её место. Стриптизеры не стали меня прогонять, сразу включились в предложенную мной игру, словно так и было задумано. Они обвили меня своими ладонями…

     – Соня!!! – вскрикнула я, ища спасение у подруги.

     В прочем, свое я уже получила, моя вульва тихонечко вибрировала, наслаждаясь состоянием женщины только что бурно посетившей “Нирвану” и, пока, на второй заход не собиралась, – тихо упивалась полетом, ища безопасного приземления.

     – Я здесь, Таня! – махнула мне рукой Соня.

     Плющ из шести мускулистых рук быстро покинул меня. Нет медленно и в то же время быстро. Мне было приятно, как они ушли, переключились на девушку, которая уже повисла на шесте, и стали вынимать её из боди.

     Я выдохнула, подбежала к Соне и потянула её за руку, шепнув на ушко: “Туалет, Сонь, не могу! . .”.