Проститутки Екатеринбурга

Ирочка

Я сижу в кабинете, на часах 2:26 ночи — все давно разошлись, и, наверное, уже спят.

Спускаясь на подземную парковку, я вижу, что секретарша стоит перед своей машиной, и что-то старается сделать под ее открытым капотом.

Я сразу же обращаю внимание на то, где кончается ее мини-юбочка, и вижу такие аппетитные ляжки, которые могут быть только у стройной, высокой девицы.

Ирочка к нам пришла всего несколько месяцев назад, заменила уже ушедшую на пенсию Клавдию Семеновну, но ни разу не давала повода подумать о себе плохо, чем сильно развевала стереотипы секретарш. Наверное, потому ее и хотел весь отдел, который то и дело старался заглянуть под ее юбку, когда она вынуждена была вставать на стул, чтобы достать папку с самой верхней полки.

Идея в том, чтобы располагать самые нужные документы на самом верху, была уже моей личной, в наказание так сказать за неприступность.

— Ирочка, у вас что-то случилось? — спросил я, думая шанс это, или просто случайность )))

— Да вот что-то с машиной случилось, Константин Михайлович, вздохнула она горестно.

— Может попробую я? — предлагаю ей свою помощь, и аккуратно ложа руку на ее бедро, отталкиваю ее в сторону, с тем, чтобы подумать, что все-таки делать в этой ситуации.

Она покорно отходит, не замечая того, что я сделал намеренно, видимо и вправду слишком занята проблемой с машиной, чтобы отвлекаться на такие мелочи.

Я же в свою очередь, совершенно не пытаюсь выяснить настоящей причины, просто трогаю руками стыки проводов и шлангов, делая вид, что что-то в этом всем понимаю )))

Через какое-то время, чтобы не быть пойманным за симуляцией, я разгибаюсь и поворачиваясь к ней, говорю — знаете, что, Ирочка, тут проблема довольно серьезная, я завтра попрошу парней из гаража — они посмотрят и все сделают за счет фирмы, сегодня это уже не починить.

Как и я ожидал, в глазах ее читается растерянность.

— Но как же тогда в таком случае я доберусь домой? — спрашивает она.

— Вы знаете, домой к себе вы сегодня уже не попадете, но вы можете поехать сегодня ко мне, у меня большая квартира, я один и вам точно найдется место переночевать.

Теперь я окончательно утвердился в мысли, что хочу этой ночью чего-то большего

— Ну неудобно как-то с детской наивностью, отвечает она.

— Бросьте. Ничего страшного в этом нет, вы меня не стесните, более того, мне будет приятна ваша компания, потому что по сути то что я делаю по вечерам довольно скучно, и как правила сводится к простому сидению перед окном и созерцанию ночного города. Довольно скучное занятие, если быть честным.

Я заметил, что она смогла преодолеть свою робость, и теперь более уверенным шагом идет со мной к машине.

— Жаль, что водитель в такое время спит, он пришелся бы сейчас как нельзя кстати. — подумал я про себя.

В дороге не было ничего особого, что бы заслуживало твоего внимания, мой читатель, поэтому перенесемся сразу к тому моменту, когда я закрыл за нею входную дверь своей пятикомнатной квартиры в высотке в центре города.

Я ловил ее восхищенные взгляды, неподдельный и немного детский интерес, когда она сходу принялась рассматривать великолепную отделку стен и потолков.

— Как красиво! — наконец произнесла она восхищенно.

Я тем временем сразу прошел на кухню, и взяв с бара бутылочку легкого, красного французского вина, предложил.

— Ирочка, давайте с вами выпьем по бокальчику.

Мы проходим в гостиную, и садимся с ней на диванчик возле журнального столика.

Какое-то время мы с ней просто разговариваем ни о чем, и я вижу, как ее развозит все больше и больше. Также по мере степени ее опьянения, во мне все больше нарастает храбрость и похоть все больше овладевает моим телом.

Я подсаживаюсь к ней близко, и обнимаю правой рукой, прижимая ее стройное тело к себе.

— Константин Михайлович, — произносит она, не отстраняясь, — я должна вам признаться кое в чем.

— И в чем же, Ирочка? — спрашиваю я, перенося уже левую руку на ее бедро. К моему сожалению, она на это никак не реагирует, скорее всего бутылочки было многовато. Но уже ничего не поделаешь.

— Я кое в чем должна признаться, — не унималась она, повторяя начало фразы, но так и не продолжая ее, что начинало потихоньку раздражать.

— Ладно, Ирочка — я сейчас вас отнесу в вашу спальню, — я принимаюсь поднимать ее, но встречаю сопротивление

— Подождите Константин Михайлович, мне надо пописать — отнесите меня сначала в уборную, а не то я сама не дойду

Ее откровенные признания под действием алкоголя, мне понравились. и подхватив ее, я не совсем прямой походкой, но понес ее в ванную.

В ванной мне пришлось ее придержать, потому что сидеть прямо она была уже не в состоянии, поэтому я явился невольным свидетелем того, что как-то мельком видел в детстве, когда провожал одноклассницу до дома.

Больше я не мог сдерживаться, и мне просто снесло крышу, дождавшись только когда она закончит, я сразу схватил ее в охапку и понес обратно в гостиную.

— Теперь в спальню, — промычала она

— Ну уж нет, теперь точно не в спальню! — сказал жестко я, будто она была виновата в том, что мной овладело дикое желание секса, которое совсем только пару часов назад было не больше, чем просто мыслью.

— А почему? — пролепетала она ничего не понимая

— Потому что сейчас я хочу тебя оттрахать! — уже не скрывая ничего сказал я, и бросив на диван, сразу принялся расстегивать пуговицы белоснежной рубашки.

— А может не надо? Я не хочу, начала слабо отбиваться она, но я сразу же закрыл ее губы поцелуем, при этом не прекращая ее раздевать. Приподняв ее тело, я с легкостью высвободил с под нее рубашку и бросил куда-то в сторону.

Туда же следом полетела ее лифчик, а так как трусики остались еще в ванной, то мне ничего уже не мешало, добраться до всего, что мне так нужно было.

Член уже стоял колом, и я, высвободив его от штанов, все также не переставая сливаться с ней в поцелуе, нащупав ее пещерку — сразу вошел в нее, несмотря на то, что она еще не была готова.

Чтобы не причинять ей боли, я постарался медленнее водить своим членом в ней, но останавливаться не собирался.

Ее тело начало выгибаться и извиваться змеей. Я, почувствовав, что она уже не пытается мне ничего сказать, и отдалась полностью своим ощущениям, переключился на ее шею, мочки ушей, которые я щекотал своим языком, тем временем проводя руками по всему этому тонкому извивающемуся телу.

Я никогда не фокусировался на одной только груди, я люблю чтобы мои руки гладили ее тело, чтобы каждый сантиметр ее тела, чувствовал мои прикосновения и власть над ним.

Конечно это не означало, что я обходил вниманием ее аккуратную грудь, которая помещалась почти в мою ладонь, я сжимал то правую, то левую грудь, потихоньку проводя рукой к вершине, и слегка зажимал соски между своих пальцев.

Не могу сказать, что именно доводило ее до такого состояния, в котором она пребывала сейчас, но ее стоны все громче и громче разносились по квартире, пока не перешли практически в крик.

Но мне уже было глубоко и по-человечески насрать на соседей, пусть завидуют.

К своему удивлению, я заметил, что вино видимо и в моем отношении сделало свое дело, поскольку как я только не старался и под каким только углом не входил в ее влагалище, я никак не мог кончить. А мне очень нужна была разрядка.

Тем временем Ирочка просто истекала соками, и сотрясалась от оргазмов.

Мне не хотелось бы, чтобы ее удовольствие сменилось дискомфортом, и тогда я начал потихоньку и медленно вводить свой палец в ее смазке ей в анус, предварительно смазав колечко ее соками.

Поняв в чем дело, она начала сопротивляться и попыталась оттолкнуть меня от себя ногой.

— А ну лежи! – прикрикнул я на нее и несильно, но, чтобы привести ее в чувство, дал ей пощечину. Ее щека порозовела, а она, вскрикнув, перестала биться и теперь с небольшой безысходностью начала смотреть в мои глаза.

Мне было ее немного жалко, и я пожалел о сделанном, но кончить я хотел еще больше, и я, подхватив ее под ягодицы еще более придвинул к себе, чтобы оказаться у самого основания ее ног, и не дать ей возможности дергаться.

Отстранившись немного назад, я направил свой член в заветную дырочку и начал легкие движения, стараясь не причинить ей больше боли.

На мое удивление, оказалось, что несмотря на ее сопротивление, я тут все-таки не первый, но сейчас меня это больше радовало скорее, чем огорчало.

Я буквально по миллиметру, по два с каждым движением все глубже и глубже вводил в нее свой член, который приятно и достаточно туго входил в ее узкую пещерку.

Следующим, то что мне понравилось, она видимо продолжала быть в возбуждении, несмотря на то, что успела кончить два раза, и она потихоньку начала двигаться навстречу мне, стараясь как можно глубже и скорее ощутить в себе его полностью.

Я не стал томить, и вот она, скрестив у меня на бедрах ноги притягивала меня к себе, а я начал буквально вбивать в нее свой член в уже привыкшую к моим размерам попку, притягивая ее к себе за талию.

Я ускорял темп, пытаясь как можно скорее кончить, потому что за всю историю моей половой жизни мне не было так херово, оттого, что я не мог кончить на протяжении чуть ли не часа.

Тем не менее, мой организм никак не хотел меня слушаться, и секс постепенно начал принимать формы бесполезных движений, которые начали сбивать дыхательный ритм, и я начинал чувствовать себя марафонцем.

Ирочка тяжело задышала, что означало, что очередной оргазм уже близок, и положив руку в промежность, она начала теребить свой клитор то ускоряя, то сбавляя темп.

Когда подходил ее третий оргазм я уже чувствовал более явственно, об этом говорил ее сокращающийся сфинктер, что, наверное, доставляло некоторый дискомфорт ей, но уж точно не приносило боли, поскольку она все яростнее и яростнее теребила свой клитор, пока наконец не начала кончать.

Струя прозрачных соков начала вырываться из нее, а она выгнулась и полностью отдалась ощущениям.

Мой член уже был зажат настолько сильно, что и мой оргазм не стал заставлять себя больше ждать. Я кончал ей прямо в попку, и заметив, что она прикрыла глаза и держит свой палец у рта, закрыв глаза, я сам принялся теребить ее киску, чтобы снова увидеть этот замечательный фонтанчик.

Дождавшись его, я резко вышел из нее и упав на колени, припал своим ртом, пытаясь ухватить струю ее соков.

Она тут же схватило мою голову своими руками и прижала к своей промежности настолько сильно, что мне стало тяжело дышать, ноя не отстранился, а начал работать языком, и слегка покусывать ее губки и клитор, попеременно меняя зоны фокуса.

Она начала двигаться то поднимая, то опуская свою попку, так, что даже мой нос оказался внутри нее, но я покорно ждал, пока ее отпустит, в благодарность за то, что она помогла мне кончить, чего я так сильно хотел в эту ночь.

Больше мы никогда вместе не спали, но я заметил, что она стала больше и чаще улыбаться мне на работе, и проявлять больше внимания к моему внешнему виду и вообще состоянию.

Другим такое отношение не доставалось, и только нам двоим было известно почему, но это был наш маленький секрет.