шлюхи Екатеринбурга

Ирка. Часть 4

     Что это было. В груди все мгновенно заныло, за-трепетало, сжалось, одновременно стало больно и так легко. Его пальцы прошлись от бедра и выше, легли на талию и опять опустились в низ. Он был явно сконфужен.

     – Не ищи, их нет, – чуть ли не смеясь сказала она ему.

     Его ладони сползли в низ и легли на обнажен-ные ягодицы. Ирка прикусила губу, чуть прикрыла глаза и наклонила голову в перед. Сейчас она не хо-тела целоваться, она ощущала его прикосновения. Его пальцы сперва погладили их, а после чуть сжали.

     – Ай, – еле слышно сказала она.

     – Ирка, – на ушко прошептал он, – я хочу тебя расцеловать, всю расцеловать, – и он опять сжал пальцами ее ягодицы, и она опять тихо ойкнула.

     Состояние неги, блаженства, маленького хули-ганства, эротического настроения и желание получить еще немного того, о чем она так много думала. Ирина знала грани дозволенного, знала, чего хочется, не-много боялась и было чего. Макс видел, как она це-ловалась с Виктором, она доверяла Максиму, он ни-когда никому ничего не расскажет. Так же она дове-ряла Виктору. У того было много секретов, но как бы Ирка не допытывала, что бы он рассказал про их от-ношения с Людмилой, он молчал. Она за это на него обижалась, но и уважала.

     Он еще раз сжал ее попку. Она чуть потянулась на цыпочках вверх, как тоненький стебелек, а его ру-ки как лианы, обвивая тело прижимали к твердой опоре.

     Ирка дернулась. Связь разорвалась и руки опустились, а вместе с ними опустился свитер прикрывая ее голую попку. Что-то в груди екнуло, немного было больно. Вкусив запретный плод, ты его уже не забудешь, хочется еще испытать то чувство, что было еще мгновение назад. Ирка стояла в стороне и серьезно смотрела на Виктора. Он как будто знал, о чем она думает. Подошел, взял ее за руку, чуть сжал пальца-ми ее ладонь, говоря тем самым, я с тобой. Сделал шаг в сторону и потянул ее за собой.

     Она быстро пошла за ним. Ирка даже обрадова-лась, что ей не надо ничего делать, не надо прини-мать никакого решения, оно уже кем-то принято. Она будет следовать своим чувствам, хотя не знала к чему это приведет. Но сейчас она быстро шла за ним и в душе радовалась, что не ушла в дом.

     Виктор открыл калитку в хлев. Буквально затянул Ирку за собой, закрыл на крючок калику и пошел дальше, она покорно следовала за ним. Он тут же свернул в сторону и нагнувшись вошел в небольшое помещение где сразу заблеяли козы.

     – Нам на верх, – тихо сказал он.

     Она знала куда он ее ведет, это тот самый сено-вал где она любила валятся, читая свои романы.

     Стало смешно, романтика на сеновале. Стоило ей вырваться из городской суеты, как мир изменился, стало все намного проще. Куда-то подевались жест-кие правила, что можно, а что нет, за что могут осу-дить, а за, что дать и по шапке. Какое ей до всего это-го дела. Она просто тайно шла за мужчиной, которой не отпускал ее руки и это придавало ей уверенность, и она следовала за ним.

     

     Ирка замечательная девушка, хотя я всегда называл ее девчонка или дамой. Но дамой она была редко, это только когда одевала свое платье, как на новый год. Красиво, ткань обтягивало ее тело, видна каждая складка, но у нее это получается естественно, можно сказать божественно.

     Не буду лукавить, я не любил Ирку, но уважал и благотворил ее за веселый характер, непринуждён-ность в разговорах и сексуальность в теле и мыслях. Она всегда меня манила, еще тогда, когда увидел первый раз в офисе. Тогда она была беременной, хо-дила с красивым животиком, но и тогда она не уны-вала, улыбалась. А после я побывал у них дома. За-помнил на долго ее походку и то, как она садилась на диван поджив к груди коленки.

     Она была доступна в общении, но не преступна в отношениях, могла посылать воздушные поцелуй-чик и чмокать в щечку как друга, но дальше никого ближе не подпускала. Знаю, что и Макс к ней клеился и Артур, и Андрюха, но похоже у них получился об-лом. А ведь казалось еще немного, и она сдаться, уступит.

     Я всегда смотрел на нее как на жену шефа, как на сексуальную даму, которая любила ходить без лифчика тем самым дразнить не только меня. Но по-сле того как Ирка поцеловала меня на том вечере, что на меня нашло, что мне все дозволено. Я думал, что Ирка обидится, отвернется и больше не будет со мной даже разговаривать. Да я зря тогда полез ей под платье, зря.

     Но сейчас она сама возобновила отношения, сама поцеловала, и я просто не мог ей не ответить. Ее губы сладкие, нежные, такие открытые и доступные, а после еще ее попка. Кажется, я потихоньку схожу с ума.

     Взял за руку и повел. Не знаю, что получится, может она сразу убежит, но я чувствовал, что она напряжена и все время косилась на дверь дома. По-вел как можно дальше, туда, где навряд ли ее кто-то увидит, где она расслабиться и даст, спокойно себя целовать. Он не то, что чувствовал, что она это хочет, он знал, что хочет, но опасалась.

     – Давай руку, – сказал Виктор и потянул ее к себе, когда Ирка немного неуклюже подымалась по лест-нице на перекрытие где лежало сено, – здесь тебя никто не увидит, – тихо сказал я и сразу прижал ее к себе.

     – Ты меня специально сюда заманил? – при-сматриваясь к полумраку сказала она.

     – Да, – сразу ответил я и потянулся к ее губам для поцелуя.

     – Стой, – вдруг почти серьезно сказала она, – только поцелуи.

     Это было правило, которое она сама себе созда-ла.

     – Конечно, – с радостью ответил я и тут же поце-ловал.

     Целовать Ирку очень приятно, она тебе отвечает тем же, это как экстаз, ты чувствуешь ее как себя. Она это делала легко, непринужденно, будто мы целуемся каждый день. Ирка доверяла моим рукам или может просто не замечала их, но я опять приподнял свитер и снова руки легли на ее голую попку.

     Зачем она это сделала, зачем сняла плавки и лифчик, я знал, что на ней кроме свитера ничего нет, просто чувствовал это всем телом.

     – Ты обещал, – тихо сказала она, заметив, как я мну ее попку.

     Это как молниеносное отрезвление, но уже че-рез минуту моя рука потянулась к ее груди, и я опять опьянел от ее тела. Ладонь легла поверх свитера, она немного тяжелая, мягкая, податливая. Ирка еле слышно ойкнула.

     – Так нечестно, – прошептала она.

     Что она имела ввиду не знаю, но после этого ее руки легли мне на плечи, и я продолжил ласкать ее грудь.

     – Ай, – неуловимо произнесла она.

     Я почувствовал, как в ладонь, даже сквозь сви-тер упирается ее набухший сосок. Она возбуждалась, это было ужасно приятно, ей хотелось этого и она ощущала удовольствия, то что я делаю, и я, не спеша, что бы не спугнуть ее продолжил.

     – Так не честно, – опять прошептала она, – я: я: – она заморгала и сделала шаг назад.

     Не говоря ни слова, она отошла в сторону к сво-ей накидке, что лежала на сене и присела. Я пошел за ней. Она хочет, но боится или стесняется. Ирка вытя-нула шею в мою сторону и чуть коснувшись моих губ сразу легла на спину.

     Даже здесь почти в полной темноте, я видел ее улыбку, видел ее стройное тело что скрывалось под свитером. Лег рядом. Осторожно пододвинулся и наклонившись опять потянулся к поцелую. Она ждала этого.

     – Ах: – донеслось откуда-то из ее груди, моя ла-донь тут же безошибочно легла на ее грудь, – ах: – снова произнесла она и закусив губу чуть повернула голову в сторону, я продолжил.

     Я ласкал ее грудь, которая поддавалась моим пальцам, я чувствовал, как опять напрягся сосок и стал торчать чуть в сторону. Коснулся другой груди, и Ирка опять тихо-тихо простонала, и опять сосок уперся мне в ладонь. Она таяла, она настолько чувствитель-ная, на столько сексуальная. Я хотел уже задрать сви-тер вверх и расцеловать ее живот и грудь, но опасал-ся, что все испорчу.

     Послышался хлопок, это открылась дверь в до-ме. Ирка сразу открыла глаза и напряглась, я остано-вился. Где-то во дворе послышались шаги, кто-то шел в сторону огорода, потом хлопнула калитка.

     – Тут никто тебя не найдет, – постарался успоко-ить ее я и опять сжал пальцами ее чуть расплывшую-ся грудь.

     – Ой, ой: – еле уловимо произнесла она.

     Нагнулся и поцеловал, она сразу ответила и уже страстно начала меня целовать, будто не делала это-го целую вечность. Она спешила, хотела еще и еще. Ее губы впивались в мои и требовали ответа, и я от-вечал ей тем же.

     Опять раздался шум и хлопнула дверь, кто-то еще вышел из дома. Но Ирка не остановилась, она спешила, боялась упустить, опоздать. Мы будто со-рвались с цепей, губы впивались, она тихо постаны-вала, но продолжала целоваться.

     – И куда они уперлись? – где-то в далике сказал Лешка, его голос не был раздраженным, чувствова-лось, что язык чуть заплетается.

     Ирка сразу остановилась и уставилась на меня, будто спрашивая, что делать.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки