Ирина Петровна, часть 4

Сегодня в училище шёл как обычно, но в отличном настроении. Я уже знал, что при людях с Ириной Петровной лучше

не общаться на посторонние темы. История будет первым и вторым уроком, потом физра, затем литература! Но всё пошло не по плану.

На уроке истории Ирина Петровна устроила всем разнос по поводу результатов контрольной. Пятёрки были только у меня и

ещё двоих парней. Ну те двое отличники, а я понятно почему. Хотя это и не вызвало подозрений у всех остальных – я то знал, что там есть ошибки. Все сидели, повесив головы, а Ирина Петровна нависала над всеми своей грудью и отчитывала. Откуда столько энергии в ней? Я смотрел ей в глаза и вдруг заметил знакомый огонёк – да она играет! Тогда я ещё не знал Станиславского, но сказал бы – верю! Что она задумала, гадал я. Под конец она всех отпустила, но сказала мне остаться, чтоб помочь вписать результаты контрольной в ведомость. Все выходили поспешно из класса сочувственно глядя на меня – попал, чувак! Я же старался смотреть в парту, чтоб не спалиться – актёр из меня хреновый. Когда все вышли она ещё секунд тридцать посидела, а потом подошла к двери и выглянула наружу, отогнав таким образом желающих послушать у двери, что будут делать со мной, потому что все знали – Ирине Петровне лучше под руку не попадать! Закрыв дверь она вдруг щёлкнула замком!

— Ну что, отличник, – выделила она последнее слово, не успев перестроить голос. -дрожишь?

— Угу, – на всякий случай нейтрально пробубнил я

Одета она сегодня была в длинное узкое бордовое платье с плиссированым низом. Она порылась в сумочке и положила передо мной какой то пакет. Посмотрев на неё и получив одобрение я, пошелестев упаковкой, достал какую то странную блестящую хреновину к которой был прикреплён шикарный лисий хвост. Меня это развеселило и я не у держался от комментария:

— И куда это вс…, – но тут я и сам понял куда.. Ирина Николаевна с усмешкой смотрела на меня!

— Вот купила, а смазку дома забыла – сказала она, – теперь не вставить, нужна смазка. А глаза блестят хитро хитро… И тут она задирает свою юбку практически до ушей – Чтоб не помялось – пояснила она, и залезает на стол.

— Снимай трусы!, – да не свои – мои!, – пояснила она, – А то я юбку держу.

А сегодня она в сапогах, увидел я. Их просто под платьем не видно. Длинные лакированные сапоги приятно подходили к чёрным чулкам и кружевному белью. Но от него приказано избавится и я потянул с неё трусы вниз. Уже столько раз делал, а всё равно залюбовался красивой волосатой киской. Она села на мою парту сверху, придвинула бёдра практически к моему лицу и упёрла ноги в парту сзади

— Смазку сам догадаешься где взять, – спросила она и легла на спину на свой стол. Я сидел и хлопал глазами с её трусами в одной руке и лисьим хвостом в другой. Не то, чтобы я не понял откуда смазку взять, но непосредственность и властность этой женщины выбивала меня из себя! Я выглядел как кролик когда Винни пух его спросил: – А разве ещё что то осталось? Так я просидел секунд десять, но невероятная близость её киски, её запах, вернули меня к действительности. Я нагнулся к ней и стал нежно лизать. Ирина Петровна задышала чаще, но через минуту привстала на локтях и сказала

— Нет. Так ты всё слижешь – выеби меня! Я снова превратился на пару секунд в того кролика! – Однако!… Заявки… но упрашивать долго не надо – я быстро стянул штаны с трусами и приставил ко входу свой болт. Чавк. и я внутри! Мышцы влагалища страстно обняли моего дружка со всех сторон. Я наклонился и поцеловал груди сквозь ткань платья. Затем закинул её ноги в сапогах к себе на плечи и стал плавно качаться. – Поторопись, перемена скоро закончится, – прошептала Ирина Петровна и начала как-то сокращать мышцы влагалища. Против этого приёма я не смог долго устоять и буквально за 4 минуты мы вместе захрипели, стараясь сдержать наши стоны!

— Подожди! Аккуратно выходи – предупредила Ирина Петровна. Но я уже и сам сообразил. Медленно вышел из неё, быстро искупал в своей сперме анальную пробку, сам анус и свой палец. Несколько раз всунул ей в попу свой палец, а затем два… еле вошли. Она с трудом терпела. И потом тогда уже туда вошла пробка. Бинго. Можно натягивать трусы. – А блин, как? – посетила нас догадка, – на хвост-то…

— А, ладно, забирай, фетишист хренов! – бросила она в меня трусами,

— Я не хренов,. .. Ой, то есть… я не фетишист! – попытался возразить я…

— То есть мне не одевать всё это вот – поддела она пальцем край чулок

— Нет, что вы, одевать конечно, – сказал я и отвёл глаза.

— Так что держи, вечером вернёшь, – Ирина Петровна слезла со стола и, не опуская юбки, повернулась ко мне. – Ну как?… Выглядело забавно! Чулочки, сапожки и лисий хвост! – А так заметно, – опустила она юбку. – Да вроде нет, – ответил я, пряча её трусы во внутренний карман пиджака. – И впусти класс, время.

Все заходили глядя на меня так, как будто искали следы побоев. Я же прятал глаза, чтоб не спалиться. Второй урок был полной противоположностью первого. Ирина Петровна была плавна и размеренна. Что то пыталась рассказывать, но потом как-то скомкала и вобще дала задание самостоятельно прочитать какую то большую статью. А я наблюдал за ней и думал о чопике в её попке, и о голой киске, из которой ещё не вся сперма вытекла! Блин, это же она для меня – подумал я. Надо будет ей хоть цветы купить.

На литературе Валентина Дмитриевна была в своём обычном платье в пол, застёгнутым до горла. Из эротического, – на что можно было хоть как то смотреть, было только то, что платье плотно обрисовывало её трусы на полной попе. Обычные трусы лопатой. И тут я вспомнил про трусы у себя за пазухой! И вдруг остро захотелось втянуть запах Ирины Петровны. Я из за пазухи аккуратно переместил их в рукав, и вытянув частично из обшлага, как бы в задумчивости поднёс левую руку к лицу… мммм, какой аромат сокровенного. У меня опять зашевелилось в штанах! И тут я наткнулся на тот странный взгляд Валентины Дмитриевны! Какой то долгий, задумчивый и оценивающий. Я тут же спрятал свой трофей и тоже стал на неё смотреть. А красивая женщина тоже. Она была постарше Ирины Петровны. Маленького роста. Носила очки без оправы. Грудь у неё была не так выражена как у ИП, но попа… нет, жопа была огромная… и животик выпирал. При ходьбе эта жопа призывно колыхалась и обгонять её как то не хотелось. Дополняли портрет красивые волосы, аккуратный макияж и вздёрнутый носик. Я как то впервые взглянул на неё как на женщину. Представил как задираю ей платье, тискаю грудь – у меня уже стоял… и тут

— Панин, к доске

Я покраснел и встал с ней рядом у доски. Весь класс начал хихикать.

— Что вы смеётесь – она повернула голову и наткнулась взглядом на мою оттопыренную ширинку. Тут же, с секундной заминкой, отвела взгляд – Ладно, садись, два.

— За что два то, – весь класс уже лежал и только мы с Валентиной Дмитриевной не смеялись, а я поймал уже более долгий её взгляд. Что то это значит!

Ирина Петровна назначила сегодня попозже и у меня появилось время купить ей букет. Я выбрал красные гвоздики. Хотел розы, но на мои карманные их выходило только три, зато гвоздик много больше. И из баловства сунул в букет её трусы. Потом что-нибудь придумаю. Самое сложное было пробраться со всем этим до подъезда Ирины Петровны. Но обошлось, звонок – Кто там, – спросила моя учительница из-за двери. И, убедившись, что это я, открыла дверь….. Мать моя женщина!!! Вот это наряд! Бордовое платье сменила короткая кожаная юбка и кожаный же лифчик. Вместе с уже виденными чулками в сеточку и сапогами ботфортами создавали законченный образ. Она упёрла одну руку в бок, дала время оценить и сказала – Долго стоять будешь? Что это? – блин, про цветы то я забыл!

— Это вам, Ирина Петровна, – сказал я!

— И что, я теперь должна ноги раздвинуть, – строго-шутливо спросила она.

— А что, вазы разве нет?, – подиграл я :)

— Оооо , так я из тебя сделаю настоящего мужчину, – засмеялась она и впервые крепко поцеловала, прижавшись большой мягкой грудью. Я сначала не знал, что делать, но потом уступил напору её языка и глаза сами закрылись, прислушиваясь к новым ощущениям. Это было… интимно! Я расслабился и рука сама сжала упругие полушария под кожаной юбкой ИП! Она оторвалась от меня и, не отводя взгляда, медленно развернулась и пошла в гостиную, плавно покачивая крупными бёдрами! Это просто бомба, а не женщина!

— Ирина Петровна, вы прекрасны, – сделал я, наверное, первый свой комплимент в жизни. И она послала мне снисходительную улыбку, поманила пальчиком, а затем толкнула меня спиной на диван и начала какой то страстный танец. Её бёдра медленно выписывали восьмёрки, руки гладили себя по грудям, животу и попе, грудь призывно колыхалась. Мой дружок уже дымился в штанах и я, чтоб не терять время, начал раздеваться. При этом не отрывая глаз от действа и путаясь в штанинах. ИП периодически поворачивалась ко мне спиной и томно прогибалась. Юбочка при этом задиралась и я инстинктивно пытался занять как можно более низкую точку для осмотра демонстрируемых булочек прорезанных ремешками пояска. Потанцевав так с минуту, другую, Ирина Петровна забралась на диван, встав надо мной, и продолжила танец! – Чёрт, мой любимый ракурс, готов был разорваться я! Она периодически присаживалась чуть не касаясь моего лица своими волосиками, лисий хвост щекотал мне нос а я пытался лизнуть её киску, но она всякий раз попа взмывала вверх. Потом тоже самое она проделывала над моим дружком и я, ухватив свой член у основания, пытался попасть в неё. Она при этом раздвигала свои губки одной рукой и мяла свою грудь другой, не отводя от меня внимательного взгляда. Иногда мне удавалось правильно направить свою зенитку и Ирина Петровна с негромким чавканьем насаживалась, но тут же поднимала бёдра, не давая мне развить успех, а я выгибался вслед за ней мостиком, чтоб как можно дольше остаться в ней. Такая пытка продолжалась ещё минут пять, но с каждым разом мои попадания в её киску становились всё чаще пока наконец не переросли в непрерывное движение её крупных бёдер навстречу моему дружку. Она так и сидела надо мной в присядку, теребя себя за грудь, потом упёрлась руками в диван над моей головой, и мне стали доступны её крупные груди, соски которых я ловил по очереди! Боже, как мне повезло, подумал я, упиваясь мягкой упругостью и теплом её грудей. Она же активно двигала бёдрами вверх и вниз вдоль моего ствола, тяжело дыша и издавая сладостные стоны. Я подлез руками под символическую юбочку и ухватил её за ягодицы, помогая ей двигаться. Через несколько минут таких скачек я почувствовал сокращения её внутренних мышц и не в силах больше терпеть попытался остановить движения её бёдер, чтоб вонзить в неё свой инструмент как можно глубже, но она тоже уже долбила меня тяжестью своих бёдер с максимальной скоростью вбивая меня в диван. Она издавала какой то протяжный стон, переходящий на высокое ''ииииииии''…, Её бёдра наконец вжались в меня, пытаясь насадиться как можно глубже и я стал выплёскивать в неё сперму! Прямо в её горячее волосатое лоно, так гостеприимно принявшее меня.

Закончив биться в конвульсиях Ирина Петровна выпрямилась не выпуская меня из себя и внимательно посмотрела на меня

— Ты молодец, Панин! Делаешь успехи!

— Но у меня есть для тебя задание,. … заинтриговала она меня, отдышавшись

— Завтра ты пойдёшь к моей подруге и вылижешь её, – её глаза не моргая смотрели на меня, считывая мою реакцию.

— Можешь попытаться даже выебать, но это как получиться, главное, чтоб у тебя на меня силы остались, а то двойка в четверти тебе будет обеспечена. – Не выводи себя из меня, ты понял?!, – глаза её смеялись, глядя на моё лицо! Охуеешь тут, от таких заявок..

— Не бойся, у тебя на неё встанет, – хитро взглянула она и подмигнула заговорщицки

— А как же вы, Ирина Петровна?

— А что я. С подругой поделиться столь малолетним другом не зазорно. Ты парень ёбкий – хватит… -её глаза подозрительно рыскнули- на всех! И потом, куда ты от меня денешься? – спросила она приподняв руками свои тяжёлые груди.

— Никуда, – подтвердил я и от увиденного, а так же от открывающихся перспектив мой дружок стал расти прямо в Ирине Петровне

— А я в тебе не ошиблась, – довольно промурчала она и сделала пробное движение бёдрами

— Но давай перейдём к десерту, – слезла она с меня и встала коленями на пол, а грудью на диван. Я встал на колени между её ног и стал ласкать её крупные бёдра, затянутые чулками, два белых полушария, перетянутых бретельками от пояска, спину и груди, подсовывая под них ладони! Ах, какой вид! И лисий хвостик выглядит так гармонично, как будто всегда здесь рос.. .. Любой бы отдал всё, чтоб хоть только одним глазком взглянуть на это! Я провёл головкой несколько раз между гостеприимно распахнутых губок и аккуратно вошёл во влажную теплоту. Влагалище Ирины Петровны тут же нежно обняло меня, не желая больше выпускать. Я взял её за талию и протолкнул головку ещё глубже. Насладившись ощущениями начал нежно её трахать, но через пару минут вышел, не желая увлечься этим процессом, и занялся пробкой. Потрогав, я убедился, что она сидит очень плотно. Попа моей учительницы не хотела её отдавать. Мне пришлось сильно потянуть и наконец, с громким чавком, я достал пробку и уставился на то, как медленно закрывался её сфинктер. – Уффффф, – выдохнула Ирина Петровна и протянула мне спрятанный где-то тюбик со смазкой. – Только нежно, хорошо! Её дырочка выглядела по другому, чем вчера. Она была больше и не розовой, а бордовой какой-то. Я размазал смазку по члену и её попке, но в такой позе мне было неудобно. Пришлось встать и присаживаться над ней – так угол входа был правильнее. Ирина Петровна была натянута как струна, я приблизился к её ушку и прошипел, – Тссссссс. – и приставил головку к чёрному входу в Ирину Петровну! Она подалась вперёд, пытаясь соскочить, избежать неизбежного, но вскоре упёрлась бёдрами в край дивана и обречённо сжалась. Я надавил… сильнее… ещё сильнее… головка вошла самым кончиком и тут же была вытолкнута обратно, имея при этом бледный вид. Пришлось добавить смазки. Я надавил со всех сил и, уже боясь себе хуй сломать, вдруг почувствовал, что головка медленно проваливается в попу моей классной руководительницы. Ирина Петровна не дышала и только кряхтела как будто тужилась. И тут я почувствовал своим лобком её попу! Вошёл! Ееее!!!… Попа очень крепко сжимала моего друга как будто кто-то держал его в кулаке. Ирина Петровна дышала как будто поднялась на лестнице на девятый этаж. Я наклонился к её уху и начал нашёптывать нежные слова и гладить её по волосам, по плечам и везде, где мог достать. Постепенно давление на член ослабло, но всё равно там было очень плотно. Я мееедленно вышел на половину и так же мееедленно вошёл обратно, вызвав очередную серию охов и ахов. – Может вынуть? – спросил я у неё, но она решительно замотала головой, сжимая во рту край подушки. Я чуть постоял, чтобы дать её попе привыкнуть и опять вышел и вошёл. Я видел, что лучше пока не торопиться и я держался. Немного отстранившись я полюбовался на картину: Ирина Петровна, наш классный руководитель, в лаковых ботфортах выше колена, чулках и кожаной юбке, задранной на спину стоит раком и мой член в её большой жопе! Колечко ануса побелело плотно облегая мой член. Я запомнил эту картину на всю жизнь! И до сих пор вспоминая мы с другом расправляем плечи.

— Давай… потихоньку… – попросила она. Я качнул раз, потом второй, третий потом неожиданно с громким чмоком вышел., чтоб посмотреть как быстро закрылось очко и тут же вошёл обратно. Потом повторил ещё пару раз и на третий заметил, что Ирина Петровна выгибает спину навстречу. – процесс пошёл, удовлетворённо подумал я. Не всё меня девственностью пенять, – вот и я вас лишил анальной девственности! От осознания этого факта я почувствовал огромное возбуждение и стал долбить её в полную силу. Попа изредка попукивала, выпуская накачанный мной воздух, но меня это только возбуждало ещё больше. Я опять вытащил своего друга, дав ему глотнуть воздуха – её попа теперь закрывалась медленно и можно было заглянуть внутрь. Но некогда смотреть – опять ныряем с головой в жопу Ирины Петровны и продолжаем вколачивать её в диван. Учительница давно уже забралась на диван, спасаясь от моей долбёжки, но вскоре уткнулась головой в угол и замерла лёжа на животе и слегка расставив ноги. Я же целовал страстно её спину и шею а одну руку просунул ей под живот и засунул два пальца в киску. и вдруг я осознал, что пальцами чувствую, как ходит мой поршень у неё в жопе. Это так меня возбудило, что я стал ещё сильнее накачивать её. Комната наполнилась криками страсти и шлепками наслаждения, перемежаясь громкими пуками. По огромной попе расходились волны при каждом толчке. Грудь её колыхалась в такт. Ирина Петровна взвизгивала при каждом входе и что-то бормотала, откинув голову назад. Её руки лежали на попе, раздвигая её, чтобы я мог входить на всю длину! В моих глазах начал распускаться фейерверк и я закричав:- Ирина Петровна! Блять! Как хорошо! Ебать вас в жопу!!! – начал кончать, наполняя её кишечник спермой. Ирина Петровна тоже не отставала и с криками: – Панин! Сука! Андрюшенька! ААААА, блядь, еби меня! Аааааахххррт…. – уткнулась головой в подушку и что ещё она сказала, цитируя Крупскую, осталось загадкой.