шлюхи Екатеринбурга

Ирина. Боль. Часть 3

     Ирина долго сидела молча. Как же так? Почему? За что? Неужели она хотела много? Неужели опять серые будни? Участливые лица соседей и коллег. И ни какой отрады. Она молча плакала проклиная себя и свою запретную любовь. Она не должна больше жить! Незачем! Ирина спокойно прошла на кухню. Там в холодильнике хранились бабушкины лекарства. Она спокойно налила воды в стакан и достала упаковки лекарств. Села на пол. Чистая, легкая смерть, заснул и все. О том, что родители останутся одни, она не думала, она сейчас вообще не думала. Простой срыв, нервы. И звенящая, рвущая душу тоска. И сильное желание прекратить все, разом. Почему ей не страшно? Должно же быть страшно!

     А ей не страшно! Она прошла через страх. Сейчас два глотка и все! Нет больше боли от потери. И не станет она снова мамой. Эта мысль остановила руку. Ирина заплакала, размазывая слезы кулаками. Неожиданно, сильная рука, вывернула руку Ирины. Таблетки рассыпались по полу. Она подняла отрешенный взгляд. Это был Сашка. Он был бледен. ” Не делай так, мам! Я не смогу жить с этим. Если можешь прости. Не можешь, все равно живи. Если ты это сделаешь, я перережу себе вены. ” -Сашка говорил спокойно, даже тихо. Ирина посмотрела в глаза сыну. Это был и ее сын, и другой человек, готовый пойти вслед за ней в не бытие. Сашка посмотрел на маму. Что же он скот сотворил? Он должен уйти. Куда? В армию! Эта мысль успокоила его. Он поднял маму с пола, отнес в кровать. А сам как пес лег в дверях. Так на всякий случай.

     На следующий день Сашка пошел в институт, забрать документы. Затем он отправился в военкомат.

     Провожать Сашку пришли родственники и друзья. Он был собран и серьезен. Брат Ирины, Алексей, шумно выражал одобрение поступком племянника. ” Молодец! Армии бояться, только трусы. Это последний класс детства. Последний экзамен. ” -дядя был немного пьян и от этого разговорчив. Сашка пытался увидеть глаза мамы, но Ирина не поднимала глаза. Ну вот и погрузка в автобус. Сашка обнялся с друзьями, дядей, с дедом и бабушкой. Мама стояла промакивая глаза платком. ” Прости меня, мам! За все обиды мои, прости. Я тебя очень люблю. “- с этими словами он обнял маму-” Я не долго. Туда и обратно. ” Так он обычно говорил маме, когда шел с друзьями гулять или не надолго уезжал. Ирина не выдержала и заплакала. Сашка достал из кармана платок и с непонятной для него самого нежность стал вытирать маме лицо. Ирина перехватила руку сына.

     Сжала сильно-сильно, потом посмотрела в глаза сыну. После той ночи они почти не общались. Ирина была мамой, Сашка сыном, и не больше. Мама продолжала одеваться, как и тогда, когда они были вместе. Но плечи опустились, походка перестала быть летучей. Он растоптал мамину любовь, растоптал ее душу, то сокровенное, что женщина прячет от всех. Маленький огонек надежды был затоптан грязной ногой грубой похоти. Сашка осознал, он не любил маму. Он любил ее тело, ее заботу, нежность. Но это была не мама. Это были ее признаки, проявления. А вот душу ее он не увидел. Говорил ” люблю” ее телесной оболочке, но не видел внутреннего” я”. Сашка несколько раз порывался поговорить с мамой, просить прощения, стоять на коленях. И не из-за влечения к маме, к ее телу. Конечно, можно было надеяться, что мама однажды захочет секса. Ну и в тот момент… Сашка не был уверен, что не повторит этого снова. Пусть время покажет, кто он на самом деле. В армии его будет достаточно.

     Сашка смотрел в глаза мамы. Боль, отчаяние были в них. Но в их глубине сын увидел то, на что не надеялся. Слабую искорку оживающей надежды. Пока мы живем, мы всегда надеемся на что то, пусть даже это что то-чудо. Сашка обнял маму, прижался своей щекой к ее щеке. Они замерли, как в начале их любви. Просто стоять, упиваясь близостью. Сплести свои чувства во едино и забыть обо всем. ” Всем занять места в автобусе”-раздалась команда. Сашка зашел в салон автобуса, сел возле окна. Он спрятал платок с мамиными слезами в сумку. Сашка смотрел на провожающих его людей. Бабушка плакала, дед бурчал, мол не на войну же едет, маму обнял за плечи дядя Леша, что то говоря ей ободряющее, мама кивала головой соглашаясь, друзья махали руками, в шутку предлагая подыскать им теплое местечко в армии. Сашка смотрел на маму. Какая же все таки она красивая и добрая. ” Я обязательно вернусь к тебе, мама. “-дал он самому себе клятву. Вот уже и конец города. Прощай гражданка, здравствуй военная жизнь! Неожиданно запищал телефон, пришло сообщение. От мамы. “Люблю, надеюсь, жду. ”

     Сашка был достаточно физически развит. Хорошо бегал, прыгал, единственно плохо плавал. Знание иностранных языков тоже было не лишним. Попал он в 56 ДШБ. Трудно пришлось в начале, но Сашка твердо знал, он защищает маму. Через месяц он принял присягу, еще через неделю влетел за неуставные. Дело простое. Как и везде в части служили дагестанцы. Сильные толпой, они пытались подмять под себя Сашку и его новых знакомых. Даги ударили первыми, исподтишка. Сашка не был любителем драк, но имея дядю силовика, умел за себя постоять. Дагестанцев избили. Через день приехала многочисленная родня требовать справедливости. В ином случае угрожая устроить скандал. К чести командира, настоящего боевого офицера, угрозы остались угрозами. Избитых дагестанцев перевели в другую часть и об инсцинденте забыли. Но командир отметил Сашку, как солдата способного не теряться в случае угрозы. Его перевели в роту разведки. Тем более знание языка, хоть и не в совершенстве, но все же. Иногда по ночам, он доставал платок и клал его на подушку рядом с собой. Ему казалось, что он чувствует запах маминых волос, слышит ее голос. Он засыпал счастливым.

     Ирина несколько раз порывалась приехать к Сашке, но не решилась. Даже на присягу ездил дядя и дед. Сашка не ответил на ее сообщение и она боялась стать навязчивой, добивающейся своего путем уговоров и истерик. Она ложилась в постель на которой лежала футболка ее сына. Ирина закрывала глаза и представляла себе их, вместе лежащих в кровати. Она осторожно гладила футболку, словно это был ее сын и ей казалось она до сих пор хранит тепло его тела. Иногда он снился ей и тогда она просыпалась счастливой и мокрой внизу. Все плохое забывалось, Ирина старалась изгнать из памяти все, что напоминало ей о недавнем прошлом. Они созванивались, но редко и Ирина решила отпустить Сашку, не привязывать его своей любовью к ней. Ведь если любишь, желаешь добра. Ирина хотела счастья для сына. Пусть будет счастлив с другой, а она забудет все и будет любящей мамой. Сердце изнывало от неизвестности. И Ирина решилась.

     В один из дней Сашка дежурил на КПП. Их наряд только заступил. У проходной уже собирались приехавшие к солдатам родственники. Работа не сложная, стой, звони, отвечай на звонки, провожай счастливчиков. Среди зарослей кустов мелькнуло синее пятно. Сашка вздохнул тяжело. На душе стало радостно и погано одновременно. Он вспомнил мамино синее платье, чулки в сеточку, розовые туфли. Он мечтательно опустил глаза, одновременно борясь с не кстати посетившей его эрекцией. “Извините. “-раздался женский голос. Сашка не поднимая глаз повернулся к посетительнице. Розовые туфли, чулки в сеточку, синее платье и бесконечно радостные, добрые глаза мамы.

     Ирина смотрела на сына, не узнавая его. На нее глядел возмужавший Сашка. Он стал шире в плечах, взгляд стал тверже, руки загрубели. Только слегка оттопыренные уши напоминали прежнего Сашку. У него ушло наверное минут сорок, что бы получить увольнение и адреса квартир, которые сдавались приезжим. Пообещав дежурному по штабу две пачки сигарет, хотя на территории курить запрещалось, он ускорил получение увольнительной. Все это время Ирина сидела в комнате посетителей, ловя на себе откровенные взгляды Сашкиных сослуживцев. Сегодня вечером им будет, чем занять руки, подумала Ирина с веселеем.

     Она ждала сына с волнением, с трепетом. Как брошенная любовница. А вдруг это временно? А может снова полюбит. Ирина терзалась двоякостью. К кому она все таки приехала? К сыну или… Ну вот и Сашка. Они вышли из части. В спину им глядели Сашкины сослуживцы. Если быть точнее смотрели они на попку и ноги его мамы. Ирина сразу обзвонила хозяев квартир. Выбрав подходящую, договорились о встрече. Вот дом, хозяин у подъезда и ключи в руке. Узнав у хозяина о ближайших магазинах, закупились продуктами. Они сидели за столом, пили чай. Сашка рассказывал о службе много шутил, мама рассказывала о доме. А потом они замолчали. Пауза затянулась. Оба понимали, надо что то сказать. Но как начать? Ирина растроенно поднялась из-за стола. Ну что ж она приехала к сыну в конце концов. Сашка поднялся тоже и решительно шагнул к маме.

     Ирина не выдержала. Сколько еще ей терпеть? Они прильнули друг к другу. Руки обнимали дорогого сердцу человека, губы лобзали любимое лицо. Они прошли в комнату. И там на стареньком диване Ирина отдалась сыну. Одномоментно выплеснув всю боль, все ожидание из своих воспоминаний. Старый диван протестующе скрипел в такт их любовному пульсу. Они лежали умиротворенные и притихшие. Сашка навис над мамой. “Я много понял, мам. Дядя Леша был прав, здесь все видишь по другому и ценишь по другому. Прости за прошлое, за то, какой сволочью я был. Спасибо тебе за твою любовь. За твою близость. “- он говорил ей слова, которые говорил ей раньше мысленно. Ирина счастливо закрыла глаза.

     Притянула сына к себе: “Хватит слов. Просто обними меня, ” Сашка обнял маму. Они пролежали так долгое время, просто слушая дыхание и стук сердец друг друга. Они еще поели, погуляли по городу. Сходили на набережную. Сашка держал маму под руку, просто и твердо. Уже не было той юношеской бравады, желания похвастаться. Ирина шла рядом с сыном под руку. Какой же он стал! Он вел ее, уверенный в своем праве на нее. В его речи появилась мягкая настойчивость, некоторая резкость слов, но ведь он мужчина. Ирина любовалась своим мужчиной. Да! Это ее сын, ее мужчина и ее любовь. “Мам, пойдем обратно. “- Сашка настолько откровенно посмотрел на маму, что она смутилась. Они пришли обратно на квартиру. Ирина застелила новое, купленные по дороге постельное белье. Они помылись вместе, как раньше. Сашка поднял Ирину на руки и отнес на диван.