ИП. Мама друга + дочка +. часть 8

Федина сестра Таня всегда была немного странной девушкой. Росла она какой то замухрыжкой. И к своим 18ти годам выглядела недорослью. Тонкие ножки, торчащие из больших шорт и маленькие припухлости зарождающейся груди. На лицо она была обычной простушкой с брекетами, очками, веснушками и длинными чёрными волосами в пояс. Такие не пользовались популярностью в классе и обычно поздно расставались с девственностью в отличие от более красивых сверстниц, познавших секс уже давно.

В соответствии с планом тёти Лены, её мамы, мы должны были сначала сходить в местный универмаг, чтоб как-то нарядить "невесту", а потом уже заняться делом дома! Лена очень ответственно подошла к вопросу, всё утро что-то готовила, где-то шуршала бельём, что-то раскладывала по тумбочкам, чтоб было под рукой. Федя был отправлен по такому случаю к бабушке с пирогами. Этакий вариант красной шапочки, а я отпросился из школы, чтоб всё успеть. Плюс на помощь, не знаю зачем, должна была прийти Екатерина Андреевна, Катька – агрегат. Теперь это прозвище открыло для меня другой, скрытый ранее смысл!

И вот мы в универмаге, ходим по отделу детской одежды, потому что одежда по возрасту ей чаще всего была велика. Лена в приватной беседе уже предупредила меня, что Таня в курсе её планов и её дочурка бросала на меня заинтересованные взгляды, периодически то краснея, то улыбаясь каким-то своим мыслям. Мы периодически что-то меряли в раздевалке и когда Лена просовывала голову за занавеску, я тоже старался что нибудь там рассмотреть через щёлочки в занавеске. Мне удалось однажды увидеть край чёрного символического лифчика, в другой раз тонкую белую ножку, будто выточенную из слоновьей кости. Мой дружок, зная, что произойдёт вечером, тоже тянулся вверх, пытаясь что-то рассмотреть, но был предусмотрительно скован в теснине тугих плавок. Если бы не пикантность ситуации, я бы уже давно утомился, всё таки гиблое это дело для мужика – таскаться за женщинами по магазинам! Спустя три часа наконец наряд был выбран и Лена жестом фокусника открыла кабинку раздевалки, а Таня (вот ведь женщины), принимая условия игры, сделала три подиумных шага и встала, принимая разные позы, подсмотренные в журнале советская мода! Чтож… это было… не плохо! Вот, что значит правильно одеть женщину! Модные кроссовки на ногах, белые вязаные гетры собранные в гармошку, прикрывали угловатые коленки. Красно-коричневая в клетку широкая, но короткая юбка до середины бедра поддерживалась на узкой талии чёрными подтяжками. Сверху белая мужская рубашка на четыре размера больше, с закатанными рукавами и частично застёгнутыми пуговицами, которая не скрывала маленький пупок на плоском животике и частично открывала чёрный кружевной лифчик, который наверняка был увеличен поролоном. Как сейчас бы сказали – пуш-ап, а попросту наебалово для мужчин! Завершала ансамбль незатейливая причёска в два пучка чуть позади и по бокам макушки с белыми бантами, один из которых развязался, но я подозреваю, не случайно. и свисал белыми лентами вниз, по распущенным чёрным волосам. Этакий художественный беспорядок. Но выглядело мега потрясающе. Как сейчас бы заметили – Хёнтай чистой воды! Я не мог оторвать от неё взгляда! Говорить ничего не надо было – всё читалось по моим глазам и Лена удовлетворённо повернувшись к нам скомандовала: – Ну а теперь в мороженицу! И под завистливые взгляды мужчин мы направились в кафе, в котором вкусно поели по три шарика мороженого с сиропом. Таня освоилась и вела себя как подвижная маленькая девочка, смеясь над моими незатейливыми шутками, а когда я подарил ей свой любимый кассетный плеер Квазар с записями модной группы Чин-Гиз-Хан – её счастью не было предела! Она звонко чмокнула меня в щёку и сквозь её веснушки проступил румянец. – Я рада, что это будешь именно ты, – прошептала она мне, когда Лена вышла в туалет, и расцвела нежной улыбкой, от которой у меня помутился разум.

По дороге домой Таня шла уже с плеером, пританцовывая и подпрыгивая, отчего её волосы и юбка периодически находились в режиме полёта, открывая для обзора тонкие бёдра и белые трусики с медвежатами. – Глаза не сломай, – сварливо-весело сказала Лена! – Хотя если хочешь, можешь стать её парнем. Она, вроде, не против! Но не забывай про меня. негодник, – подарила она игривую улыбку. – Ну как же можно вас забыть, тётя Лена. – нарочито на вы, подыграл я. – так, ведя светские беседы, мы подходили к дому. И чем ближе мы подходили, тем напряжённее становилась Таня. Всё таки она волновалась и её мысли легко читались. Как в том анекдоте, о чём думает парень при знакомстве с девушкой – Какой я у неё? А о чём думает девушка – Какой он у него!?

— Значит так, сперва я оставлю вас одних, но если что пойдёт не так – приду на помощь!

— Да что может пойти не так?

— Цыц. Ишь, дефлоратор нашёлся. Давно опытным то стал, – упрекнула меня Лена, сурово глядя, – это моя дочь, не забыл?!

— Yes! Mom! – шутливо отрапортовал я – моё настроение, наоборот, поднималось, глядя как переступают под клетчатой юбкой худые коленки.

— Самое главное! Можешь кончать в неё, я расчитала дни! И, чёрт тебя побери, это ты должен был спросить меня об этом, оболтус!

— Вам, мужикам, лишь бы всунуть! Вот попадётся тебе какая-нибудь… и будешь нянчиться всю жизнь или алименты платить… – учила меня народной мудрости Лена. И правда, я что-то упустил этот момент занимаясь сексом до этого только с опытными женщинами. Да, всё таки есть огромные плюсы терять девственность мальчикам с такими женщинами, а девочкам с мужчинами постарше.

— И как это будет? – тихо спросила Таня, сидя на кровати с дальнем углу, поджав острые коленки к подбородку и невольно демонстрируя мне свои белые трусики с выпирающим бугорком посередине и тёмными выбивающимися волосиками вокруг. А я сидел на стуле в позе пионера и понимал, что тоже задаюсь этим вопросом. До этого за меня всё делали мои опытные партнёрши ну и его величество случай помогал! Здесь же надо было что-то делать и я растерялся. – Незнаю, – пробурчал я.

— А ты когда-нибудь целовалась? – спросил я.

— Пока нет, научишь?

— А что там учить, – рассмеялся я, – верхнюю губу на шестёрку, нижнюю на пробел, и языком набираешь МАЕНОТИПР, – я пересел к ней на кровать.

— А ты уже…. трахался? – неожиданно поинтересовалась она. – Сколько раз?

— Ээээ… – я закатил глаза, считая. – И как это? – перебила она мои расчёты, не дожидаясь ответа.

— Ну… клёво! – сказал я и придвинулся ещё ближе. С этого расстояния стало лучше видно бугорок в её трусиках.

— А я тебе нравлюсь? – порывисто поменяла она позу и села на пятки, вспорхнув широкой юбкой. При этом рубашка немного сбилась и открыла острое плечико с выделяющейся тонкой ключицей и бретельку лифчика.

— Да, – честно ответил я и положил руку ей на коленку. Она не мигая смотрела мне в глаза и я притянул её к себе вытянув губы трубочкой. Она сначала упёрлась, но потом потихоньку сдалась и коснулась моих губ своим пионерским чмоком.

— Так? – робко спросила она. – Не совсем – поморщился я. Надо рот открыть… да не сейчас, в процессе! Попробуй ещё раз! – она опять приблизила ко мне своё лицо с веснушками. В этот раз я попытался просунуть свой язык между её плотно сжатых губ.

— Фу! – отстранилась она, вытирая рот ладонями. Обязательно было слюнявить? – сморщила она рожицу

— А как ты себе представляла поцелуй?

— Ну, не знаю…. – смутилась она – Давай ещё раз, – повела она глазками. На этот раз мне удалось чуть чуть просунуть свой язык ей между всё ещё напряжённых губ. Она прислушивалась к своим ощущениям, слабо отвечая языком на моё вторжение. Со временем она расслабилась и уже смелее двигала язычком. Я попытался положить руку на её грудь, но она изогнулась дугой и опять отстранилась. – Нет! – захихикала она как от щекотки и прикрыла грудь руками. – Не надо! – Она стрельнула глазками.

— Ооох, кокетка! – пожурил я её.

— Я стесняюсь! – потупилась она. – А можно… – она густо покраснела, и указала глазами на мою ширинку, – Посмотреть…

— А ты никогда не видела? – спросил я

— Нет, только на фотографиях с журналов. Девочки показывали. – смутилась она

— Ну смотри. – выпрямил я ноги и приглашающе кивнул.

— Можно? – протянула она руку и положила её на пряжку ремня. Она неловко завозилась со штанами, но справилась, и потянула штаны вниз, заодно, по неопытности, отгибая моего дружка вниз, вместе со штанами. Из за чего из трусов, к её разочарованию, пока ничего не показывалось, – она приспустила ещё ниже, для чего ей пришлось наклониться к моему паху и тут, как чёртик из табакерки, распрямлённой пружиной выпрыгнул мой хер, по пути ударив лиловой головкой ей по носу. – Ого! – её глаза замерли на моём покачивающемся члене, а лицо выражало гамму чувств, от детского восторга до тревожной озабоченности.

— И это ты… собрался… всунуть в меня? – посмотрела она на меня, ища какой то подвох, но я молча улыбался.

— Существует тест. Если головка войдёт в рот, то и в писю влезет! – задвинул я только что придуманную теорию и сам поразился своему коварству. За дверью мне послышался какой то сдавленный звук и, вроде как, что то упало.Таня недоверчиво смотрела мне в глаза. – Попробуй! – и я приподнял бёдра вверх. Таня медленно протянула руку, дотронулась, и тут же отдёрнула руку как от змеи, посмотрела на меня и взялась указательным и большим пальцем за головку ещё раз. Опасливо повернула её туда, сюда, всё ещё ожидая подвоха! Я смотрел на неё, стараясь передать максимум уверенности и одобрения во взгляде. Таня осторожно взяла за ствол и повела вверх вниз вдоль члена.

— Блин, он живой! – её глаза горели детским восторгом. – Обалдеть!… И она без всякого перехода всосала головку в рот!!! Бздынннь, – звякнула моя челюсть об пол, а глаза вылезли из орбит!!! Вот это выкрутасы, думал я, глядя на её затылок с аккуратным пробором посередине! Таня почмокала губами, как бы пробуя на вкус новое блюдо, улыбнулась мне и опять нырнула к новой игрушке, насадившись уже до упора! Вот это девственница, ай да девка, – восхищался я

— Я думала вы никогда не начнёте! – послышался от двери голос Лены. Я повернул голову и увидел входящих Лену и Катьку-агрегат… абсолютно голых!!!! Но больше меня поразила Таня! Она, ничуть не удивившись и так и не прекращая сосать, помахала ручкой новым персонажам этого, как я теперь начал понимать, тщательно спланированного шоу! И только сделав несколько движений головой, с трудом оторвалась и, не вытирая слюны с губ, поцеловала маму в щёчку: – Привет, тёть Кать! – и опять поцелуй, но уже в губы!

— Он живой, потрогайте! – радостно щебетала Таня, – Крутоо! Блин, он пульсирует! Ну потрогай, мама! Тётя Катя! – продолжала заливаться Таня! – Он не такой как у тебя!

— Азиатские лемуры позавидовали бы сейчас размеру моих глаз!!! Так они…. так это…. – Так вы все лесбиянки? – выпалил я. – Пока только я, – за всех ответила Таня, – но сегодня ты сделаешь меня женщиной и, соответственно, би сексуалкой. В присутствии Лены и Катьки она стала значительно смелее!

— А ты молодец, – похвалила Лена, – Когда я услышала версию про соответствие размеров головки и рта – я подавилась бананом и выронила стакан с вином от смеха! Пять баллов! Я не жалею, что ты теперь с нами, – засмеялись Лена с Катькой и подарили мне по обворожительной улыбке! – Ты теперь член нашего кружка! – сказала Лена. – Вернее, кружков, – поправила Катерина, – и захохотала!

— Ну ладно, займёмся делом, а то Фёдор не дай бог вернётся раньше времени. – на правах хозяйки заявила Лена. – С ним бы ещё решить вопрос… – Мы вас не будем отвлекать, – переглянулись Лена и Катерина и потянулись друг к другу. Я новыми глазами посмотрел на Таню, ещё не отойдя от новых перемен в сценарии. Она скромно улыбнулась мне и целомудренно отвела взгляд. – Я всё равно смущаюсь, – сказала Таня, – Ты мой первый мужчина! – и она начала медленно расстёгивать рубашку, постепенно открывая тонкие ключицы, затем маленький чёрный лифчик и, наконец, аккуратный пупок. Мне, почему-то, неудержимо захотелось поцеловать её в этот пупочек и я наклонился к нему. Вся кожа её была покрыта тончайшим пушком, как у цыплёнка, а от пупка, куда-то вниз, под пояс юбки уходила более отчётливая дорожка тонких чуть чуть темноватых волос. Я открыл рот и прикоснулся к её пупку языком, а затем и вовсе присосался к нему! Мне нужно было ощутить аромат её молодого тела и это было неописуемо! Я лизал как собака, постепенно расширяя круги, – Щекотно, – отстранилась она с улыбкой и я вернулся в реальный мир: – она медленно накручивала свои волосы на палец, глядя на меня широко открытыми глазами. Я нежно сдвинул маленький лифчик вверх и открыл две маленькие, не до конца оформившиеся грудки с маленькими сосками, смешно торчащие вверх. Про такие говорят: – смажь зелёнкой – само пройдёт. Но они манили меня своей молодой упругостью и ароматом юности и я стал нежно целовать эти молодые бутончики, медленно смещаясь к тонким ключицам и выше, к хрупкой шее. Я уже почти лежал на ней и чувствовал, что только тонкая ткань её трусиков отделяет меня от входа в рай! Она тоже почувствовала это и инстинктивно раздвинула коленки, издав томный вздох! Я быстро нырнул вниз, к острым коленкам и посмотрел на Лену и Катерину, они тихо стонали в позе 69 и, казалось, не обращали на нас внимания. Я перевёл взгляд на Татьяну и она нетерпеливо кивнула. И я начал целовать её острые коленки, медленно задирая юбку и поднимаясь сам всё выше. Вот уже бедро покрывается мурашками от моих поцелуев. А вот и трусики с медвежатами, но я пропустил это место, оставив на сладкое и продолжил опускаться по волосатой дорожке от пупка вниз, до резинки трусиков, потом вдоль неё и, наконец, уткнулся носом в сокровенное и шумно втянул воздух. Голова моя кружилась и я начал целовать её киску прямо сквозь трусики. Одновременно мои пальцы проникли под резинку трусиков и потянули их вниз, – и вот уже мой нос защекотали густые, но коротко стриженные кустики волос, но самое сокровенное ещё охраняют мишки, но и они, тяжело вздохнув, сползли к коленям и запутались где то в гетрах. Я, едва касаясь, лизнул её нежные тонкие губки, покрытые коротко бритыми чёрными волосками. Её бёдра приподнялись вверх, требуя продолжения. И я, так же нежно проник языком между губок и тут почувствовал вкус её соков. Это был вкус молодильных яблок, иначе мне не объяснить этот свежайший тонкий аромат. Татьяна двумя тонкими пальчиками без маникюра приглашающе раздвинула свои губки и я начал работать языком водя им от входа в рай и до крошечной головки клитора в устье больших губок. Потом уже своими пальцами я ещё больше раздвинул губки и увидел её целочку, девственную плеву. Она тонким колечком заслоняла вход в глубину влажной пещерки, оставляя лишь маленькое отверстие. И я медленно пополз вверх по плоскому животику, по задранной юбочке, по маленьким сисечкам. Таня громко дышала, глядя на меня со страхом и любопытством, уже инстинктивно раздвинув ножки. Я ткнулся головкой в неё, но никак не мог на ощупь найти вход, и вдруг почувствовал чьи-то пальцы, направляющие мою головку точно в цель. Хорошо иметь своего наводчика в таких делах. Я надавил чуть чуть. – Айййй-яйййй-яйййй!!!! – сморщила носик Танечка. К ней тут же наклонилась Лена и тихо что-то зашептала, гладя по голове и длинным волосам. – Тсссссс, всё хорошо! – Я начал толкать ритмично в эту преграду свою головку стараясь её растянуть. – Аааа…. – застонала Таня. – ААААА…. – АААААААААААА!!!!! – и я почувствовал как стенки её влагалища расходятся, впервые принимая в себя мужской член! Остановился, дав ей привыкнуть к новому ощущению. И начал медленно качать бёдрами, сначала выходя чуть-чуть, и опять в глубь, ещё чуть чуть больше, и снова в глубь. Молодые девственные мышцы плотно облегали мой член. Танины стоны стали постепенно менять тональность с болезненных на стоны удовольствия и вот уже она первый раз подмахнула бёдрами. Сначала боязливо, но потом всё увереннее и увереннее. Лена, отпустив голову Тани, села ей на лицо, а я, получается, упёрся ей носом в анус и стал лизать. Танины стоны стали более приглушёнными а движения ускорились. Вскоре я почувствовал, как её влагалище стало пульсировать и Таня испытала свой первый оргазм под мужчиной. Я продержался на целых двадцать секунд дольше и стал накачивать Таню спермой, мыча что-то в попу Лене и конвульсивно дёргаясь. Какой-то странный звук раздался от входа в комнату и все повернули головы… В дверях стоял Федя и одна рука его что-то делала в штанах! Немая сцена!!! Я представил эту картину: – Его лучший друг лежит на его сестре, обвитый её ногами и из её влагалища вытекает розовая сперма. Обнажённая тётя Катя держит меня за яйца, Мама сидит на лице сестры… Картина маслом.

— Я займусь этим! – сказала Катька-агрегат и, схватив Федора за руку, увела его в другую комнату, томно виляя бёдрами.

— Блин, какой позор. – прикрыв рот рукой, сказала Лена. – Когда то это должно было случиться, но чтоб вот так…

— Да ладно, мам, ты видела, как он наяривал у себя в трусах? Ещё чуть чуть и присоединился бы к нам.

— Ну, может, ты и права, дочка!

Я встал с Тани поцеловав её. – Поздравляю, милая! – и улыбнулся ей. – Больно было?

— Сперва немного, но потом… Ооооо, это лучше, чем языком, мама! И он живой, тёплый… клааассс, Я таак кончилаааа! Спасииибооо!!! – прыгала она на кровати. – А у меня идея! Мне никто не поверит, что я больше не девственница, ну не писю же им показывать, я хочу фото!

Настала наша с Леной очередь удивляться. Но Таня уже достала откуда-то фотоаппарат и защёлкала рычяжками. Вручила его Лене и повернулась ко мне. На ней из одежды осталась только юбочка на подтяжках, она взглянула на моего дружка, поникшего головой, и, повернувшись попой, наклонилась, задирая юбку и раздвинув губки пальчиками. Мой дружок стал поднимать голову от такого вида. Маленькая круглая и упругая попка на тоненьких ножках и заветный вход, поросший тёмными волосками. И сверху аккуратная дырочка попки. – Вот так лучше! – прокомментировала она, посмотрев на мой вставший член. – Ложись вот сюда. Мам, давай! – взяла она головку в рот и улыбнулась в камеру. – Щёлк, щёлк. – А теперь так, – села она на меня сверху и ввела головку во влагалище. -Щёлк, щёлк, щёлк. Я успел сделать только пару качков как она уже соскочила и легла на спинку, задрав юбочку. – Входи уже. – нетерпеливо поторопила она. Я опять лёг между её ножек и плавно вошёл. – Чавк.Щёлк, щёлк, щёлк

— Вы не отвлекайтесь. – вернулась за смазкой Катька, колыша грудью. А я подумал – что же у Федьки за болт, что Катьке смазка понадобилась!

— Ну как там Федя, – спросила Лена

— Супер! – показала она большой палец и загадочно улыбнулась, закрывая за собой дверь.

Я всё это время двигался внутри Тани и она уже тяжело дышала! – И ещё вот так, – вывернулась она из под меня и встала на колени, выгнув спинку. Я вошёл сзади. Щёлк, щёлк, чавк, щёлк, чавк, щёлк. Я вцепился ей в талию и начал долбить со всех сил. Её голова безвольно болталась по кровати, волосы волнами лежали на покрывале. Я намотал их на руку и чуть чуть натянул. – Ааааа!!!! – застонала Таня, задрав голову к спине, – А! А! А! А! А! – выдыхала она с каждым толчком, потом перешла на какой то рык и стала кончать, а следом и я, упёршись ей головкой в матку стал выстреливать в неё сперму! щёлк, щёлк, щёлк!

— Пошли посмотрим как там Федя с Катериной, – позвала нас Лена через пять минут. Мы зашли в гостиную… блядь, вот так картина маслом!… Какой то вечер потрясений сегодня

Фёдор лежал на животе с закрытыми от удовольствия глазами, а над ним ритмично вздымались бёдра Катерины, вгонявшей в него страпон по самый корешок, от чего голова Фёдора откидывалась назад при каждом входе.

— Ах тыж доминантная же ты сучка! – укоризненно улыбнулась увиденному Лена!

— Он сам попросил! – виновато улыбнулась Катька, продолжая вгонять страпон.

— Ну зато проблема девственности Федора тоже уже решена! – засмеялась Лена нервно

— Мам, а можно я у тёти Кати поживу, – раздался, прерывающийся шлепками, голос Феди…..