Инвентаризация (Часть 2). Что в имени твоем?

     
«Говорила мама мне

     Про любовь обманную!

     Да напрасно тратила слова!

     Затыкала уши я,

     Я ее не слушала.

     Ах, мама, мама!

     Как же ты была права!»

     

     У меня сложилась теория о том, что носители одного и того же имени — носят и какие-то общие черты. По крайней мере, терпя очередной облом, и начиная его анализировать, я вдруг начинаю припоминать что-то похожее в былом, и, как правило, та старая с этой новой истории связаны общим именем моего партнера.

     Помнишь я тебе писал про Москвича, который поимел меня за две кружки пива?

     Так вот, звали его Егором. Да, старинное русское имя, хорошее, ничего против него не имею. Но в третий раз уж попытаюсь обойти Егора стороной. Так, на всякий случай.

     Откликнулся на мою объяву некто с логином house. Писал, что натурал (а чего тогда пишешь?), но хотел бы попробовать минет от солидного мужчины (мерси ему, это я-то солидный?).

     Ну, я не возражаю, предлагаю встретиться, что мне — спермы жалко? Потом он исчезает из переписки, предупреждая, что отъезжает на некоторое время. Потом опять появляется и начинает интересоваться — не забыл ли я его. Я начинаю рыться в архиве, нахожу его письма и свои ответы. Так, ничего особенного. Никаких душераздирающих исповедей, никаких откровений, правда, я его донимал Хаусиком, и наконец-то добился от него признания, что его зовут Егором.

     Я, так бодренько, отвечаю, что не забыл, мол, я тебя Егор, что можем встретиться после работы. И опять я в течении нескольких писем добивался от него его отличительных признаков, на что получил исчерпывающее описание «182 см роста и светлые волосы» — конкретно, да?

     И вот, вечером стою я у фонтана, сжимаю в руках пакет с красоткой и жду блондина со светлыми волосами.

     Покурил, пошел бычок выбрасывать в урну. Воспитанный, да? У урны стоит мужик, ну уж точно не блондин, с газеткой в руках. Морда красная, ну сам знаешь, как у кого. Такой типичный мужик, с брюшком — отец большого семейства, положительный во всех отношениях гетеросексуал. Рядом же курсировало несколько аппетитных кусочков, но никто из них под выданные мне скудные приметы не подходил.

     Бросаю мельком взгляд на этого мужика, а он губами шевелит, я сосредотачиваюсь, а это он меня по имени, оказывается, называет. И тут до меня доходит с неотвратимостью экспресса, что это и есть тот самый Егор.

     Мне бы головой замотать и потихонечку отправиться восвояси, «кляня свою судьбу». Но нет же! Киваю головой и протягиваю руку. Знакомимся.

     Пошли по направлению к пивнушке. Я его пропустил немного вперед, а сам любуюсь его фигурой. Мда!

     Впрочем, и сам не аполлон, чего выпендриваться.

     Садимся за столик. Заказываем по кружке пива.

     Мда! А разговор не клеится! А говорить о чем-то надо!

     Начинаю его расспрашивать о работе, делах. Немногословен. Где-то работает в типографском бизнесе. Не густо. Проговаривается, что только из Москвы, вот он куда отъезжал. Оказывается, там живет уже два года, а здесь пытается организовать по поручению руководства филиал.

     Так-так. Мне бы включить свой винчестер и устроить поиск по базе, он бы быстро выдал — «сматывайся по быстрому!»

     А я сижу, вымучиваю темы для разговора. Егор — абсолютно неконтактный, какой-то затравленный даже, будто и сам не рад тому, во что ввязался. Я уже продумывю вариант медленного отката!

     Вдруг слышу предложение о продолжении вечера на хате у приятеля, который должен ему оставить ключи.

     А, чем черт не шутит!

     Снимаем тачку и едем. И опять же, едем в тот район, где в гостинице переводил любовь с греческого. И снова ничего не отыгрывает у меня. Хотя что-то подталкивает — садись в автобус и чеши — пока он ходит за ключами.

     — Я водки взял для смелости?

     — Ну и что?

     — Ты ничего не подумай! Я не алкаш!

     — Да, ради Бога! Ты будешь передо мной оправдываться?

     Мы сидели, пили водку, запивая ее нерекомендованной врачами фантой. Он долго и нудно рассказывал, как водит в эту квартиру женщину. Я медленно начинаю въезжать, что хата-то специфическая и попросту говоря, сдается для тех, кому негде на ночь.