Игры. Часть 1

     История первая

     

     Самыми интересными историями для меня всегда были истории об изменах. Я возбуждался, когда представлял себя на месте героев таких историй. Возбуждающими были и истории об измене жены – “мне”, и о “моей” измене ей.

     

     Меня возбуждали самые разные сюжеты – и когда жена трахалась с кем-то другим, а муж случайно это видел, и когда она занималась этим, а муж заранее это знал, и когда они были вместе, участвовали в играх со сменой партнера, приглашали третьего или третью. .

     

     Я иногда думал о том, могут ли такие истории стать реальностью, хочу ли я этого. Меня это возбуждало, но что-то мешало переступить какую-то грань. . В наших отношениях с моей подругой (потом ставшей моей женой) Наташей секс не обсуждался – он просто был. И никакими “странностями” или “извращениями” мы не занимались. Я не мог представить, как предложить ей что-то подобное.

     

     Но со временем истории об измене возбуждали меня все больше, и источником возбуждения даже во время занятия сексом с Наташей все чаще служили именно эти истории, а не ее тело. А между тем тело ее выглядит прекрасно. . особенно когда она надевает не лифчик, а коротенькую футболочку, обтягивающие ее прекрасные сиськи, и миниатюрные трусики.

     

     И однажды я решил, что нужно все-таки попробовать. Вдруг она тоже думает о чем-нибудь подобном? Ведь у нее в любом случае наверняка есть какие-нибудь “странные” желания – если и не такие, так какие-нибудь другие. И тогда моя откровенность вызовет на откровенность ее. . В общем, я решил попробовать.

     

     Но произносить прямым текстом: “знаешь, милая, меня возбуждает, когда я думаю о том, что ты будешь заниматься сексом с кем-нибудь другим, а я буду об этом знать или даже буду это видеть” – произнести такое я не мог. Поэтому я решил не говорить прямо, а намекать.

     

     Однажды я оставил на столе ноутбук с открытой страницей сайта эротических рассказов, раздела “Измена”. Первые строки одного из наиболее возбуждающих меня рассказов я “выделил” мышкой. Я точно знал, что она прочла этот (и не только этот. .) рассказ – я проверил это по журналу учета записей в ноутбуке. Но в тот день она мне ничего не сказала.

     

     Я уже решил было, что идея ей не нравится и отвечать она не хочет – но на следующий день она прислала мне в “аську” сообщение: “Это была интересная история… “. Она явно тоже предпочла говорить намеками – в случае, если бы я спросил, что она имеет в виду, она могла вспомнить какую-нибудь из рассказанных мною историй или даже просто сделать вид, что случайно отправила сообщение не тому, кому писала.

     

     Я ответил ей: “Такие истории меня очень возбуждают. . ” – а она написала: “Меня, похоже, тоже”. Чувствуя нарастающее “вдохновение”, я написал: “Иногда мне хочется, чтобы что-то такое случилось в реальности. . Ты хочешь поиграть?”. Она некоторое время молчала, а потом ответила: “Да”.

     

     Мы с ней поговорили о том, “с чего начать”. “Меня очень возбуждает, когда я думаю о том, что увижу тебя с кем-нибудь”, написала Наташа. Мы решили, что именно такая “история” будет у нас первой. И заодно договорились, что скажем друг другу, если “воплощение в реальности” кому-нибудь из нас не понравится.

     

     У нас уже тогда была небольшая квартира, где мы не жили – мы давно перебрались в загородный дом. Тем не менее, квартира была вполне оборудованная, жилая, в ней можно было встречаться, и мы решили, что это будет оптимальным местом будущих измен.

     

     Сюжет первой измены мы придумали такой: я занимаюсь сексом с другой, а она смотрит на это, спрятавшись где-нибудь. В этой квартире две комнаты, и можно было пройти из одной в другую не через коридор, а через межкомнатную дверь. Эту дверь я закрыл на ключ, расширил замочную скважину (чтобы лучше было видно с той стороны) , а изнутри слегка “замаскировал” это отверстие – если не присматриваться, его и не было видно. Так был оборудован “наблюдательный пункт”. Там, на полу перед дверью, я положил одеяла, чтобы наблюдать было удобнее.

     

     Мы по-прежнему договаривались обо всем через смс или сообщения в аське, по-прежнему ни о чем не говорили вслух. Когда все было готово, я предложил одной из своих знакомых – с которой иногда спал – встретиться у меня в ближайшие дни. Мы договорились, и я написал Наташе, что все готово.

     

     Трудно описать возбуждение, которое охватило нас утром того самого дня. Мы оба буквально тряслись от волнения и желания, и при этом избегали говорить и смотреть друг на друга. Встреча должна была быть в три часа дня. Как мы и договорились, Наташа приехала туда раньше, закрылась во второй комнате, написала мне, что все в порядке, и выключила телефон. С моей подружкой мы должны были встретиться у ближайшего метро.

     

     Когда мы шли от метро в сторону дома, мне едва удавалось скрыть возбуждение. Впрочем, Аня, не догадывавшаяся, конечно, о подоплеке этого возбуждения, ничего не имела против самого моего желания поскорее добраться до дома. Она лукаво улыбалась мне. В лифте я поцеловал ее и проник языком в ее рот. Аня обвила меня руками.

     

     Лифт остановился, мы вышли, я открыл дверь в квартиру. Стояла абсолютная тишина. Впрочем, я тут же включил музыку – чтобы никаких звуков из другой комнаты точно не было слышно. Мы ходили по комнате, я наливал нам выпить, Аня усаживалась на диван и вставала, чтобы выглянуть в окно, и все это время я думал о том, что Наташа сидит в пяти метрах от нас, на одеялах, глядя в замочную скважину.

     

     Выпив, мы начали танцевать под медленную песню и целоваться. Аня гладила мне член через джинсы, я ласкал ее шею и грудь рукой. Выпив и потанцевав еще немного, мы окончательно пришли в боевую готовность и начали раздевать друг друга. Когда я остался в одних трусах, Аня (тоже в одних трусиках – ярко-красных) опустилась на колени, вытянула мой член из трусов и начала ласкать его языком. Я стонал от удовольствия. Как она любила это делать и раньше, она взяла в рот и сосала мои яички, отчего мое возбуждение достигло почти предела. . и только потом добралась до члена. Отсасывала она прекрасно.

     

     Аня довела меня почти до оргазма – и остановилась. Переждав несколько секунд, я наклонил ее вниз, поставил руками на диван и вошел членом в ее киску. Аня любила, когда я трахал ее раком, она выгибалась и стонала. . На этот раз я не стал сдерживаться, и кончили мы с ней почти одновременно.

     

     Я лег на нее, думая о том – сколько человек в этой квартире только что кончили, двое или трое? Мысль о том, что Наташа совсем рядом, очень скоро придала мне новых сил. Я ласкал губами небольшие Анины груди, брал их в рот, целовал ее и водил по ее груди членом. Вскоре она опустила меня на спину и “села” на мой член. Теперь уже не я трахал ее, а она меня – в позе наездницы. В таком положении она кончила раньше. Дав ей отдышаться, я “вышел” из нее и направил член ей в рот. На этот раз мы уже не останавливались – Аня ласкала меня язычком и губами до тех пор, пока я не “спустил” ей в рот.

     

     Мы решили отдохнуть, выпили еще, некоторое время курили, а потом Аня сказала, что ей, к сожалению, уже нужно идти. Я почти не возражал – ведь меня еще многое ждало впереди здесь. . Она оделась, и я тоже, и я проводил ее до ее машины. Она уехала, а я вернулся в подъезд.

     

     Когда я вошел, Наташа была на кухне – пила воду. Она стояла в одних черных трусиках-стрингах – моих любимых из ее белья. Вот про что мы забыли – про воду. . а после такого, конечно, очень хочется пить. Она обернулась ко мне, устало улыбаясь.

     – Привет. .

     – Как тебе? . . – спросил я.

     Она улыбнулась еще.

     – Хорошо. . Не помню, когда я в последний раз так кончала. .

     Я подошел к ней, раздеваясь, а она, вытянув мой член из трусов и лаская его рукой, закрыв глаза, говорила:

     – В первый раз я кончила, когда вы еще танцевали. . Когда ты просунул руку ей под брюки и гладил ее попку. . Потом – когда она взяла в рот в первый раз. Потом – еще. .

     Не договорив, она опустилась на коленями и быстрыми движениями принялась трахать меня ртом. Я ничего не делал, просто наслаждался тем, как моя супер-возбужденная жена стоит передо мной на коленях и с наслаждением сосет.

     

     Но я, конечно, знал, что она хочет и почувствовать член в себе. . Поэтому большую часть вечера мой член был в ее киске.