Игра с интересом. Ремейк. Часть 6

     Такой поворот событий я не предполагал даже, и был совершенно не готов, что так вот запросто наша игра может перейти от эротики к настоящему сексу. Причём было видно, что для моей сестры это уже был решенный вопрос, она даже не оспаривала моё право ставить ей условия, и не отговаривала меня, чего я совершенно не понимал. И вообще она, чуть ли не специально подталкивала меня к сексу, а ведь секс между нами это фактически инцест.

     Хотя я точно не знал определение инцеста, возможно и кузина на этом не зацикливалась. Тем более она и так сегодня весь вечер голой выполняла мои желания. А может я просто не понял с самого начала, что под фразой «выполню любое желание» она сразу предполагала, что нужно будет трахаться со мной.

     От одной только мысли, что вот так невзначай, моя взрослая сестра, будет сейчас мне отдаваться по настоящему, становилось не по себе. А Вика продолжала стоять покусывая губы и скрестив руки на груди.

     — Ложись на диван, — не глядя в её сторону ответил я, а потом встал и пройдя мимо кузины быстро раздвинул диван.

     — Только всё должно остаться между нами. И вот ещё, что попросить тебя хотела, — Вика на секунду запнулась, словно не решаясь сказать, — конечно это не твоя проблема, но желательно в меня не кончать. Ладно?

     Я так был занят сладкими мыслями о представленной нежданной возможности на этом самом диване оттрахать такую шикарную женщину, что не соображая, машинально спросил:

     — Почему не в тебя?

     — Потому что залететь могу, — ответила она, даже не удостоив меня взглядом.

     Теперь я понял, про что она говорит, но что ответить не знал, поэтому промолчал, жестом показывая, чтобы она ложилась.

     -Ты хоть полотенце подстелил бы, протечет ведь, потом отмывать придётся, — совершенно спокойно сказала она, когда ложилась.

     Я достал махровое пляжное полотенце, а Вика подложила его под себя потом повернула голову к стенке, видимо не желая встречаться со мной взглядом. Подушку она не попросила по той же причине. Во всех её действиях сквозило пренебрежение к тому, чем мы сейчас будем заниматься. Она словно отрабатывала повинность, хотя скорее всего для неё происходящее выглядело именно так. Это уже была не игра и она наверное понимала это, поэтому даже я почувствовал её хорошо скрываемое волнение.

     Чтобы немного придать нашей забаве чувственности, ну и заодно показать Вике, что я не такой уж и неопытный юнец, хотя на самом деле это было конечно не так, я начал целовать её груди, улёгшись между, широко расставленных и согнутых в коленях, ногами моей партнёрши. Так продолжалось пару минут, не более, я лежал на ней, мой вставший член тёрся ей о бёдра, но она не реагировала на мои поцелуи и ласки.

     И только когда я попытался войти в неё, а мой боевой конь пару раз неумело проскакивал мимо цели, Вика опытной рукой направила его в своё жаркое лоно. Старательно насаживая неподвижно лежащую сестру, всякий раз глубоко входя и сразу выходя из неё, через некоторое время я почувствовал, что Вика совершает ответные встречные движения, и даже иногда сжимает влагалище, стараясь задержать мой ствол в себе.

     Так продолжалось какое то время, и я уже начал опять целовать свою тихонько постанывающую старшую сестрицу, как вся идиллия неожиданно прервалась. У меня началось семяизвержение, причём произошло это так стремительно, что всё оказалось в Вике, которая тоже не успела среагировать. Конечно, остатки моего финального выстрела надо бы было излить на её напрягшийся живот, но ситуацию бы это не спасло, подо мной лежала недовольная женщина с полным лоном моей спермы.

     Кстати очень правильно сделала Вика, посоветовав подложить под себя полотенце. Как только поникший член выскользнул из её влагалища, оттуда буквально полилась сперма, белёсой жижей прокладывая путь из приоткрытых половых губ, вниз, через промежность и сжатое колечко сфинктера, к медленно образующейся лужице под попой. Если бы не подложенное полотенце всё это оказалось на диване.

     Мы переглянулись, и я, не выдержав её укоризненного взгляда, бодро вскочил с разозлённой Вики, сразу натягивая на себя трусы и футболку.

     — Просила же… — размазывая сочившуюся из неё сперму и еле сдерживаясь, прошипела кузина.

     Чтобы сгладить возникшую неловкость, я принёс из кухни салфетки, но моя сестра уже приподнявшись на локтях, вытирала между ног краем полотенца.

     — Что ты молчишь, намекаешь, что испугалась, — взвилась она, видимо думая, что я специально кончил в неё, чтобы проверить, как она поведёт себя, и поэтому принимая моё молчание за укор.

     После того как мы потрахались, чувствовалась усталость, да и возбуждение прошло, хотелось только остаться наедине и переварить впечатления сегодняшнего вечера. Скорее всего, то же чувствовала и Вика, которой тоже хотелось отдохнуть.

     — Вик, да я не специально, просто не сдержался.

     — Ну ни фига себе не сдержался, — всё ещё злясь — ответила она, а потом примирительно добавила: — Ладно, сама виновата. Я вообще не ожидала, что пачка будет пустой. Даже не помню, когда всё потратила, а может просто переложила их куда-нибудь.

     — Ну если ты не против, то тогда хватит на сегодня, — миролюбиво продолжила она.

     Я согласно кивнул, понимая, что увидел и так слишком много.

     — Только не думай, что я проиграла, потому что залететь боюсь, — опять высокомерно взвилась она и осеклась, добавляя уже просительно. — Если ты точно ничего не хочешь от меня, то я одеваюсь. Можно?

     — Как хочешь, — миролюбиво отозвался я, не зная, серьёзно ли она просит у меня разрешение или опять прикалывается.

     Вставая с дивана, она пренебрежительно фыркнула и торопливо подхватив чёрный пеньюар, почти бегом скрылась у себя в комнате, быстро отстукивая высокими каблучками цок-цок-цок по деревянному полу.

     Пока она приводила себя в порядок, я вышел на улицу, подышать свежим ночным воздухом, стараясь ни о чём не думать. Но из головы не выходил её последний вопрос. Почему она спросила разрешение одеваться? Получалось, что без моего формального согласия она так бы и оставалась лежать обнаженной? Я совершенно этого не понимал. Зачем спрашивать если можно взять и просто уйти. Но Вика, тем не менее спрашивала разрешение, как будто ей надо было показать, что она по любому выполнит то, что я скажу.

     И вообще, почему если даже ей что-то не нравилось, она всё равно это выполняла, хотя вполне могла бы и отказаться? Ведь реально её ничего кроме собственных слов, о выполнении любых моих желаний, не держит. Или всё-таки держит? Неужели не хочет, чтобы я принял её отказ за проявление стыда у такой опытной, взрослой женщины? Кстати, такое толкование было бы наиболее близко к истине. Именно стыд или испуг она уж точно не хотела бы мне показывать, скрываясь за напускной уверенностью даже во время секса.

     Вопросы возникали, а я пытаясь на них ответить вдруг почувствовал, что всё гораздо проще. Вначале, действительно она выполняла мои желания потому, что сама же пообещала это делать и не хотела выглядеть проигравшей. Она всячески старалась доказать мне, свою взрослость и сексуальную раскрепощенность, но потом, на определённом этапе, ко всему этому добавился ещё страх.

     Да, да, именно страх, что её интимные фотки останутся у меня, или ещё хуже, их кто-нибудь увидит. Вот и получается, что сочетание страха и желания доказать мне свою выдержку, делает её такой сговорчивой и податливой. При этом ещё не известно, что в этом сочетании играет главную роль. Но по любому, она не станет афишировать, что испугалась фотографий, всячески показывая, что выполняла мои желания потому, что она женщина без комплексов для которой секс сплошное развлечение.

     Придя к такому заключению, я даже немного обрадовался. Получается Викой можно немного манипулировать в дальнейшем, только надо придумать как. Пока я размышлял, кузина, не проронив ни слова, успела проследовать мимо меня в душ и обратно. Значит прошло не меньше пятнадцати минут.

     Когда я вернулся, то застал Вику, в светлой футболке, расположившуюся на диване и с интересом рассматривающую свои фотографии в моём телефоне. Вот чёрт, подумал я, лоханулся, оставил телефон без присмотра. Лишь бы не нашла копии. Но судя по всему она открыла фотки через настройки камеры, значит спрятанное на карте памяти, она не видела.

     — Компромат лучше уничтожить, побаловались и все, надо соблюдать осторожность, вдруг кто-нибудь увидит, мне же это совсем ни к чему. Правильно? — совершенно обычным голосом, как будто ничего не было, произнесла она, удаляя все просмотренные снимки.

     Я сделал вид, что расстроился, понимая, что она ни о чём не догадалась.

     -Мне не хочется стать чьей-то бесплатной проституткой из-за таких фотографий, — подмигивая мне, добавила Вика.

     -Как это? — по инерции задал вопрос я.

     -Просто, вот как. — Усмехнулась она, и направилась в свою комнату, с видом победительницы.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]