Хищная ундина

     Это было давно. Мне как раз исполнилось 18 лет, я только что провалил вступительные экзамены в институт, чему, в отличие от мамы, нимало не огорчился, и спокойно ждал осенней повестки в армию.

     Чтобы скрасить единственному сыночку последние вольные деньки, родители отправили меня на весь август к родственникам отца, у которых был домик на Черноморском побережье Краснодарского края.

     Наутро после приезда я отправился на пляж. Я был уверен, что в первые же полчаса подцеплю девчонку, и уже вечером распечатаю её. В старших классах я слыл первым ловеласом: высокий, стройный, из небедной семьи, с хорошо подвешенным языком и с безграничным запасом самоуверенности. К тому же я всерьёз занимался каратэ, а ещё неплохо играл на гитаре. Так что, понимаете, когда мой друг начал поднимать голову, мне не составило труда окунуть его в подобающий омут. Кстати, моя первая так и не догадалась, что она была у меня первая.

     Однако в этот день меня, как оказалось, ждал облом. Свободных девчонок на пляже не было, поэтому я сбросил футболку, шорты и сланцы, и поплыл в сторону Болгарии. Или Румынии, не помню, что там было впереди.

     Я плыл долго и уже начал уставать. Надо было возвращаться, но сперва я решил немного передохнуть. А то ещё сведёт судорога посреди моря, и кричи не кричи:

     В это время я услышал звук гидроцикла. Кто-то ехал прямо на меня.

     Я перевернулся, чтобы отплыть в сторону, если гидроциклист меня не заметит. Но он меня отлично заметил.

     Точнее, заметила. Это была прекрасная девушка топлесс.

     — Эй, парнишка! — крикнула она мне. — Не устал? Подвезти тебя?

     — С тобой — хоть на край света, красавица! — откликнулся я.

     — На край света? Тогда залезай!

     Я подгрёб к гидроциклу и устроился позади прекрасной наездницы.

     — Держись за мои сиськи, Ихтиандр, а то свалишься!

     Мотор взревел, и гидроцикл помчался по волнам. Я заметил, что мы несёмся прочь от берега, но не придал этому значения.

     Вскоре береговая линия скрылась из виду. Через некоторое время — может, пять, может, десять минут, прекрасная наездница заложила крутой вираж и застопорила мотор. Когда гидроцикл остановился, она с криком «Йехуу!» прямо с седла прыгнула в море.

     — Ну что, Ихтиандр? — крикнула она мне. — Давай прыгай! Или боишься намочить трусики? Так снимай их. — Она стащила под водой свои плавки и швырнула их на седло.

     Меня не надо было упрашивать. Я сбросил плавки, которые давно уже топорщились, и прыгнул вслед за моей прекрасной ундиной.

     Она с весёлым повизгиванием уплывала от меня: а потом развернулась, и я почувствовал, как её руки и ноги оплетают моё тело.

     Мы любили друг друга над бездной, и над морем разносились крики блаженства. Не помню, сколько продолжалось это безумство. Я не испытывал ни утомления, ни пресыщения, хотя кончил три раза.

     Мы расплели свои объятия только потому, что уже перестали понимать — где я, где она, где море, где небо. Весь мир состоял из любовного ликования. Мы лежали на воде на спинах, раскинув руки. На небе проступали звёзды:

     : В этот момент я услышал знакомое жужжание гидроцикла.

     Я обернулся. Моей ундины рядом не было. Она, обнажённая, сидела в седле водного мотоцикла.

     — Эй, подожди меня! — крикнул я.

     — Догоняй! — ответила наездница, гидроцикл взревел и понёсся по волнам. Девушка описала вокруг меня круг почёта, а потом унеслась прочь с хохотом, который был слышен сквозь треск мотора.

     Я остался посреди моря один, без каких-либо средств, которые помогли бы мне удержаться на плаву, и даже без трусов. Несколько минут я ждал, что моя подруга вернётся. Но она не возвращалась. Ужас положения не сразу дошёл до меня. Я понял, что могу рассчитывать только на себя и на чудо.

     Не помню, сколько я плыл, сверяя направление по звёздам. Я не уверен, что плыл в правильном направлении. Ноги и руки наливались свинцом, глаза резало от солёной воды, сознание каждую секунду готово было померкнуть:

     : Но чудо случилось. Когда я был полуживой от ужаса и усталости, послышался треск моторки.

     … Пограничники доставили меня в больницу, потому что я был без сознания и мало напоминал живого. Там я рассказал о случившемся. Врачи вызвали милицию. Им я пересказал эту историю.

     — Опять эта сука, — сказал доктор, который присутствовал при моём допросе.

     — Какая? — спросил я.

     — С позапрошлого года началась эта херня, — сказал милиционер. — Какая-то маньячка носится на гидроцикле, цепляет таких вот щеглят молодых, увозит в море, трахает там (мои уши занялись огнём) и бросает. Ундина, ети её мать! Троих удалось спасти, ещё пятерых мёртвыми потом на берег вынесло. А ещё десяток дурачков где-то в море сгинули. Последний раз их видели, как они садились на гидроцикл к какой-то девке.

     — Что ж вы её не арестуете? — спросил я.

     — Она хитрая, сука! Иногда по месяцу на охоту не выходит. А когда выходит, как ты её поймаешь? Ну, едет девка на гидроцикле, ну и чё? Где состав преступления? Когда маньяк с топором по городу идёт, можно к топору придраться и его задержать, а тут за что зацепиться? За сиськи? Трупешники её море прячет. А кого и найдут — тот без признаков насильственной смерти. А те, кто выжил, описать её не могут, потому что во время общения с ней думали не головой, а головкой. Вот, ты говоришь, она блондинка? А ещё один пацанчик говорил — рыжая! Она ведь даже не сказала, как её зовут, так?

     Я кивнул.

     — В общем, пацанчик, расклад такой. Хочешь — пиши заяву; если мы эту шлюху найдём — твои показания помогут её закрыть надолго. Только честно тебе скажу: надежда слабая. И ты, сынок, пойми вот что. Тут половина народу живёт в основном за счёт туристов. А заявление — документ, его в сортир не бросишь. Пойдут проверки, следственные мероприятия, чего доброго, в прессу что-то просочится. И если пойдут слухи, что тут какая-то мразь молодых пацанят в море топит — к нам хрен кто поедет. Так что мой тебе совет: вывернулся живым — и радуйся. Не надо ни заявление писать, ни в газеты жаловаться, ни в интернете шуметь. Тебе от этого не легче, тех, кого она утопила, всё равно уже не воскресишь.

     — Так что? — спросил он, помолчав.

     Я вздохнул и ничего не сказал.

     — Ну и ладно.

     С тех пор прошло пятнадцать лет. Много воды утекло, и в моей жизни произошло много интересного, забавного и страшного. Случай на море подзабылся, и иногда мне кажется, что мне это приснилось, или я видел эту историю в каком-то фильме. Я по-прежнему люблю отдыхать на море, и, по-прежнему люблю махнуть кросс на парочку морских миль. Так, чтобы берег только угадывался.

     И, когда я слышу звук гидроцикла, я не тону от ужаса. Я думаю — а вдруг это снова Она? Я почему-то уверен, что нам суждено встретиться второй раз.

     Я не стану спрашивать её, зачем она это делала. Я даже не стану спрашивать, как её зовут, кто она и откуда.

     Я просто хочу снова увидеть Её:

Страницы: [ 1 ]