Гвоздички

Субботнее утро началось рано. В связи с предстоящим мероприятием я отложил дела и выдвинулся на встречу приключениям. Хорошо, что моя цель была не далеко, по легкому морозцу я быстро дошел от метро до жилого дома. Знакомый подъезд, 7 этаж. Как мы и договаривались, входная дверь не заперта. Я зашел в квартиру. Разулся. Немного подумал, решил чего тянуть то и разделся до гола. Повыв руки, зашел в зал. Мне отрылась прелестная картина. Посередине комнаты на ковре на карачках стояли двое. Мужчина и женщина. C хорошим прогибом, качественно оттопырив задницы. У каждого из них в анус были вставлены по головке красной гвоздике. Тела гладко выбриты, а на ногах были надеты черные чулки.

Так меня встречали мои давние знакомцы, Лена и Николай. Им обоим было чуть за сорок. Николай был подтянутым мужчиной среднего роста с короткой стрижкой, в обычной жизни про него не коем образом нельзя было бы подумать, что он будет стоять раком в чулках с гладко выбритым телом, да еще с гвоздикой в анусе. Лена была не ниже Николая, но при этом у нее была грудь четвёртого размера, немного обвисшая, но все еще вполне аппетитная. Крупная задница, но и учитывая возраст уже стал просматриваться живот, правда, пока не критичный. В период нашего знакомства Лена была жгучей брюнеткой со стильным каре. Мы познакомились довольно давно и некоторое время они выполняли мои задания удаленно, а потом уговорили меня встречу. Мы несколько раз встречались и наши веселые извращения приносили нам удовольствие. Потом наше общение «сошло на нет». И вот недавно меня опять пригласили в гости, и я согласился, обговорив условия.

— Привет, шлюшки! — поздоровался я. — Наши договоренности в силе?

— Да, господин! — хором ответили супруги.

— Стоп-слово будет гвоздика. Вы готовы?

— Да, готовы, — ответили мои подопечные.

Я присел на корточки возле женщины и стал ласкать ее половые губы. Раздвинул их и дело дошло до клитора. Через некоторое время я слегка хлопнул рукой по ее влагалищу и продолжил ласки. Елена потихоньку потекла. В ее влажное влагалище вошли пару моих пальцев. Я все активнее работал рукой. Время от времени нанося удары по ее влагалищу. Вскоре я почувствовал, что дама завелась. Я прервался на некоторое время и взял с журнального столика пузырек со смазкой. Вернувшись к стоящей в позе Лене я обильно смазал руку смазкой и ввел в нее уже три пальца. Через некоторое время уже четыре пальца моей левой руки орудовало в женском лоне. Затем, преодолев не сильное сопротивление, уже вся левая ладонь, сложенная лодочкой, входила и выходила из моей партнерши. Правой рукой я натирал ее клитор. Активный фистинг закончился бурным оргазмом, все ее тело затряслось, и она еле устояла на четвереньках.

— Вставай, — приказал я Лене.

Она поднялась на ноги. У нее на лице был не яркий макияж, а на груди помадой было написано «шлюха Ж». Я стоял сзади ее мужа. Она подошла ко мне.

— Посмотри! Это что такое? Кто разрешал, — я указал на вставший член ее мужа.

— Простите, господин. Я разберусь с этой скотиной! — Елена с размаху ударила мужа ногой по яйцам.

Он ойкнул, но цель была достигнута, вставший член опал.

— Так-то лучше, — я взял женщину за плечи и поставил ее на колени. — Посмотрим, не разучилась ли ты сосать?

Елена взяла мой член в рот и начала его сосать. Она знала, что я терпеть не могу когда во время минета помогают себе руками, поэтому работала только ртом.

— Как в первый раз. Прямо, — возмутился я.

Я схватил ее затылок рукой и с усилием стал насаживать ее на свой член. От глубокого траха в рот, естественно, пошло обильное слюне отделение. Я почувствовал, что скоро кончу и отстранил ее голову от члена.

— Ну-ка пасть открой! И не вздумай глотать, — я стал мастурбировать и обильно кончил ей в рот.

Женщина стояла на коленях возле меня со ртом, заполненным слюнями и моей спермой. Ее макияж был уже подпорчен.

— Давай и ты вставай. Иди поцелуй свою женушку! — приказал я Николаю.

Он поднялся, подошел к жене, присел на колени и стал с ней страстно целоваться в засос. У него на груди помадой было написано «шлюха М», а на лицо был нанесен прямо-таки «термоядерный» макияж с ярко красной помадой.

— Ну-ну, вы сейчас досостесь. У шлюхи встанет и придется опять наказывать. Ну ка брысь отсюда поправлять макияж и дальше пойдем, — остановил я страстных супругов.

Парочка оперативно поднялась на ноги и ушла в глубь квартиры. Я протер свой член влажными салфетками и учелся в кресло стоящее в углу зала. Моих милых друзей не было где-то минут десять, и я уже практически заскучал. Но вот они появились в распахнутых дверях большой комнаты. Макияж был восстановлен. Сиськи женщины были обвязаны у основания. На каждой из груди были привязана по двухлитровой бутылке минеральной воды, которые ощутимо оттягивали их. В руках она несла поднос, на котором были стаканы и ведерко со льдом. Следом за ней зашел ее муж. Он смешно расставлял свои ноги в черных чулках, так как его яйца были перевязаны у основания члена и к этой веревке была привязана литровая бутылка виски. Яйцам доставалось гораздо сильнее груди. Было видно, что этот поход отдается ему довольно ощутимыми болевыми ощущениями.

— Долго вы, шлюхи. Несите все сюда, — нахмурился я.

Они подошли ко мне. Лена присела возле моего кресла и поставила поднос на стоящий рядом столик. Присела она, как и подобает шлюхе, широко расставив колени, открывая на обозрение свое влагалище. Я потянул бутылку, болтавшуюся на яйцах Николая вниз, заставив его вскрикнуть. Потом приподнял ее и рассмотрел.

— О, Laphroaig! Знаете, чем порадовать господина, шлюшки, — одобрил я выбор виски.

Я налил себе грамм 100 торфяного напитка. Пригубил, доброе тепло разгоралось внутри меня.

— Ладно, отвязывайте бутылки. Ставьте их на стол. И поворачивайтесь ко мне жопами, — приказал я.

Мое приказание было выполнено. Супруги стояли возле меня отклячив задницы и при этом разводя ягодицы руками.

— Какой же виски безо льда, — я взял два шарика льда.

Один шарик я запихал в анус Николаю, второй его жене, затем поставил на пол два блюдца, принесенных на этом же подносе и налил в каждое из них немного виски.

— За проявленный профессионализм при выборе вискаря, вот ваша награда. Лакайте давайте, извращенцы.

Муж и жена развернулись встали на четвереньки и стали слизывать напиток из блюдец. Пока они лакали, и я допил свой стакан.

— Хватит бухать, давай тащи баклажку водой и зажимы, — приказал я Коле, когда он закончил со своим блюдцем.

Я расставил Елену и Николая с двух сторон от принесенной 5 литровой бутыли с водой. На сосках у них были надеты довольно внушительные зажимы с обрезиненными концами. Эти зажимы были соединены между собой веревками, а середина веревки крепилась к крышке бутыли.

— Посмотрим какие вы спортсмены. Расходимся поднимает снаряд, — скомандовал я после манипуляций с зажимами и веревкой.

Супруги стали расходится спинами вперед. Веревка между их зажимами натягивалась, и они таким образом поднимали бутыль. Для них опыт с 5 литрами был первым в их спортивной карьере. По их лицам было видно, что груз был серьезным. У мужчины соски были явно чувствительнее, поэтому он даже закусил губу, пока они поднимали бутыль. Я заставил их несколько раз поднимать и опускать бутыль. На последнем разе они расходились все дальше и дальше, зажим с груди Елены свалился и бутыль с грохотом упала на пол.

— Привет соседям! Хватит с этим. Снимаем зажимы, а ты шлюха тащи ремень, — мне поднадоела игра с бутылью.

На команду шлюха гораздо активнее откликался Николай, поэтому он быстро сбегал в другую комнату и принес ремень.

— С кого начнем? — поинтересовался я.

— С меня, господин! — вызвался добровольцем Коля.

— Фигушки, ты это дело любишь. А жонка твоя вон как глазами сверкает. С нее и начнем, — решил я.

На глаза женщины была надета плотная повязка. Руки были связаны за головой, а на лодыжки были надеты кожаные браслеты. Между ними была закреплена палка, которая не давала свести ноги. Я взял ремень в руку. Николай сидел на коленях неподалеку и наблюдал за всеми приготовлениями.

— Ну что, с чего начнем, — обратился я к нему.

Я знал, что повязка не прикрывает уши Елены и решил с этим поиграть.

— Сиськи, господин — мужчина немного замялся, но отказаться от выбора не смог.

Кончиком ремня я ударил по левой груди дамы, затем пошел чередовать удары. Сильно я не порол, понимая, что это довольно сильное воздействие на грудь. Затем я обошел ее и настал черед попы. Этому органу досталось чуть сильнее. Потом я вернулся к лицевой части композиции и жестом подозвал к себе Николая, приложив палец к губам, что бы он не шумел. Когда он подошел, я дал ему в руки ремень и указал на влагалище жены. Он сделал страшные глаза и замотал головой, убирая руку с ремнем. Я нахмурился и пожал плечами. После этого но со вздохом сделал шаг вперед. Затем последовал удар ремнем. Я знал, что Коля умеет пороть, опыт уже был. Но тут его прорвало. Удары были довольно-таки мощные. После первого его жена охнула и согнулась. Но через мгновение опять встала в позу. Он еще пару раз попал ей по пизде и довольно сильно, после чего я забрал у него ремень.

— Меняемся, освобождай ее. Теперь твоя очередь, — скомандовал я.