Гранит науки и не только. Часть 5

     Вот я опять на работе. Вроде никто не посмеивается за моей спиной, значит ничего особенного я тогда спьяну не натворила, а то, что было, никому не известно. Только директор, встретившись со мной в коридоре, как-то уж очень слащаво улыбался. Сейчас у меня будет группа Серегина, что он будет делать? А может, уже вся группа в курсе? Страшновато.

     Нет, вроде все нормально. Все, как всегда, занимаются своими делами, никто не разглядывает меня, не шушукается с соседями. Только Серегин ощупывает меня глазами, пытаясь проникнуть под одежду. Можно спокойно начинать занятия.

     Вот и все. Группа с шумом и гамом покинула аудиторию. Серегин выходит последним. У двери задерживается, что-то обдумывая, затем решительно поворачивается и идет ко мне. Ну-ну, мальчик, что же ты мне скажешь?

     – Анна Сергеевна… – говорит он, запинаясь – Вы простите меня… ну за то, что я тогда на дискотеке… оно само так получилось…

     Эх, я-то ожидала другого. Какой-то инициативы с его стороны. И что мне ему ответить?

     – Не переживай – наконец говорю ему – Я тоже виновата. Надо было сразу тебя остановить, но что-то я расслабилась, разомлела. Что ты так нервничаешь? Если хочешь, можешь зайти ко мне после занятий, поговорим.

     Ну вот, все сказано почти открытым текстом – я буду его ждать, когда все разойдутся.

     – Хорошо, я обязательно зайду – говорит он после того, как до него доходит смысл моих слов, и быстро уходит.

     Сидим на паре у Сергеевны. Сегодня она, как и всегда, выглядит сногсшибательно. Глядя на нее, понимаю, что меня теперь всегда будет мучить вопрос – на ней сейчас чулки или колготки? И есть ли на ней трусики?

     Звонок. Все радостно бегут к выходу. Я плетусь следом. Она никак не дала понять, что теперь обо мне думает. Может, подойти и извинится еще раз? Тогда же она в шуме наверняка не услышала. От двери возвращаюсь обратно и прошу у нее прощения. Что? Получается, она не особенно и сердится? Предлагает зайти позже? Выходя из помещения, я продолжаю гадать, что это может значить, кроме самого естественного, но очень фантастичного варианта.

     К концу четвертой пары я уже ерзал на стуле от нетерпения. Воображение рисовало разное – от сурового выговора с подробным разбором моего морального облика до откровенной порнухи. Проскочив в дверь в числе первых, я понесся к ней. Ее аудитория была открыта, но внутри никого не оказалось. Вот те раз – подумал я – Не могла же она меня так обмануть?

     – Анна Сергеевна! – позвал на всякий случай.

     – Я здесь! – донесся ее голос из маленькой комнатки, где хранились учебные материалы. – Иди сюда!

     Анна Сергеевна сидела за столиком и что-то писала.

     – Подожди, я сейчас закончу заполнять…

     Постояв минуту, глядя сзади на ее склоненную спину и точеную шею, не скрытую сегодня волосами, не смог удержатся и подойдя, положил руки ей на плечи. Она продолжала писать как ни в чем не бывало. Ободренный этим, я запустил руки в разрез блузки, подбираясь к груди. Она продолжала свое занятие. Кончики пальцев уперлись в край лифчика и нырнули под него, нащупав твердые соски. Анна писать перестала, но так и сидела, сжав ручку и глядя прямо перед собой. Я поцеловал ее в шею, а затем и в губы. Руки, оставив на секунду свое занятие, сбросили с плеч бретельки лифчика и извлекли из него груди.

     – Леша… – услышал я шепот – Иди дверь закрой на ключ.

     Я пулей метнулся к двери.

     Четвертой пары у меня не было, и я решила заняться оформлением всевозможных бумаг, коих накопилось уже предостаточно. В голове бродили разные мысли – не делаю ли я непоправимой ошибки? Проспорив с собой около часа и поняв, что на самом деле все уже давно мною предопределено, я встала и сняла колготки. Подумав еще, стащила с себя и трусики. Надо быть честной с самой собой, ясно же чего я жду. Приняв окончательное решение, я вновь принялась заполнять эти бесконечные журналы.

     – Анна Сергеевна! – услышала я. Ну вот, уже пришел. Зову его к себе, продолжая писать. Меня опять одолевают сомнения. Постояв сзади, он неслышно приблизился и положил руки на плечи. Я не реагирую. Руки направляются в лифчик. В тот момент, когда он добирается до сосков, с трудом сдерживаюсь, чтобы не оттолкнуть его и не прекратить все. Это быстро проходит, его руки ласкают мою грудь, он целует меня. Что-то не дает мне расслабится окончательно – а, надо же дверь закрыть! Пока он возится с ключами, я дрожащими руками расстегиваю блузку и разворачиваюсь на стуле лицом к нему. Вернувшись, он наклоняется и целует меня, руки опять мнут мою грудь. Ему неудобно стоять, мои коленки не дают ему приблизится. Я пытаюсь их развести, но этому мешает узкая юбка. А-а-а, что уж теперь – я заворачиваю юбку на пояс. Обнаженная киска предстает перед ним во всей своей влажной красе. Может, надо было ее побрить? – мелькает запоздалая мысль. Заметив это, он запускает туда руку, принимаясь исследовать строение женского тела. Хотя похоже, он с ним уже знаком, как минимум знает, где надо погладить, куда засунуть и что нажать. Я сижу и наслаждаюсь этими редкими в моей жизни ласками. Почему-то все мои мужики предпочитали просто грубо драть меня без всяких нежностей. Неожиданно просыпается совесть, подсказывая, что мальчику тоже надо сделать приятно. Непослушными пальцами расстегиваю его брюки. Оттуда выпрыгивает напряженный член, уставившись на меня своей багровой головкой. Не раздумывая, подтягиваю Лешу поближе и отправляю головку себе в рот.

     Закрыв дверь, я обнаружил Анну Сергеевну сидящей лицом ко мне в расстегнутой блузке. То, что она расстегнула ее сама, уничтожило последние сомнения в том, что меня ждет. Я снова приник к ее губам, вцепившись руками в сиськи. Близко подойти мешают ее колени. Она тоже это понимает и задрав юбку, раздвигает ноги. На ней почему-то уже нет ни колготок, ни чулок, ни трусов. Запускаю руку в промежность. Что и как там нужно делать, я уже хорошо выяснил с Людкой. Применяю полученный опыт, хотя у Анны там все чуть другое, более зрелое… что-то больше, что-то мягче, дырочка шире. Судя по ее реакции, я все делаю как надо. Вскоре она достает мой член и принимается сосать. Ее язычок творит чудеса! Опыта у нее явно побольше, чем у Людки. Чувствую, что быстро приближаюсь к финишу. Пора переходить к главному. Опустившись на колени, я понимаю, для чего в стандартных офисных креслах высота регулируется до такого низкого положения. Одно нажатие на рычажок – и ее влагалище оказывается точно напротив моего члена, а ее бедра слегка задраны вверх. Я вхожу в нее очень легко, сказывается избыток смазки. Опять на ум приходит Людка – у нее внутри теснее и суше, и так работать мышцами влагалища она не умеет. Глубоко войдя в нее, я прекращаю двигаться, чтобы в полной мере насладится ее искусством. Она со стонами продолжает шевелить бедрами, массируя член глубоко внутри себя. Не шевелясь, я все равно мощно кончаю, наполняя влагалище спермой. Слишком поздно приходит мысль про презерватив. Мне кажется, что она кончила тоже, но хочется еще раз сделать ей что-нибудь приятное. Вытащив член, я вновь приподнимаю кресло и ныряю лицом ей между ног.

     Старательно облизывая Лешин член, я пытаюсь не пропустить момент, когда надо будет остановится. Сейчас я не хочу, чтобы он кончил мне в рот, его еще ждет моя вагина. Наверное, он думает о том же, член вдруг исчезает изо рта, мое кресло опускается и он заполняет влагалище. Мальчик старательно двигается во мне, в общем, для его возраста очень неплохо. И размер у него вполне приличный. Мои бедра помимо воли подаются ему навстречу. В тишине слышно только влажное чавкание, да наше тяжелое дыхание. Из меня течет, как никогда. Наконец он кончает. Я тоже успеваю вместе с ним. Чувствую, как его член меня покидает. А это еще что? Открыв глаза, вижу покачивающуюся голову у себя между ног, ощущая язык, порхающий вокруг клитора. Ай да Леша! Кто же его научил? Расслабленно откидываюсь на спинку, прикрыв глаза и приготовившись к наслаждениям.

     Получив два оргазма еще и таким способом, я начинаю подумывать, что на сегодня достаточно и пора бы прекращать эту оргию. Однако в меня снова протискивается нечто, похожее на небольшую дубину.

     – Леша! – говорю я – Ты сегодня случайно виагры не обьелся?

     Он молча мотает головой, продолжая меня трахать. От долгого сидения в одной позе у меня затекло все тело.

     – Подожди – шепчу я ему – Давай по другому…

     Он послушно выходит из меня и наблюдает, как я поворачиваюсь к нему задом, облокачиваясь на стол. Не успеваю я устроится поудобнее, как он снова оказывается во мне. На этот раз движения его более размашистые и резкие. При каждом толчке я дергаюсь, елозя грудью по столешнице. Но наслаждение все равно бьет через край. Вдруг чувствую, как в попку протискивается палец. На память сразу приходит темный кабинет директора, музыка вдалеке, хриплое сопение за спиной и адская боль в заднем проходе.

     – Нет, Леша, туда нельзя! – Говорю я ему, и подумав, тихо добавляю – Пока нельзя.

     Палец послушно исчезает, чтобы возникнуть снизу, поглаживая клитор. Я, конечно, обязательно пущу его и в попку, он это честно заслужил, но не сейчас. На сегодня с него и так достаточно для первого раза. Да и попа все еще побаливает. Так что пусть потерпит до следующего. Я уверена, что это произойдет очень скоро.