Гордая Ляззат. Покорная Ляззат. Часть 2

     Глава 4. Покорность Ляззат

     

     Все это время связанная, обнаженная девушка, раздетая до панталон, лежала на ковре и прислушивалась к разговору насильниц. Больше всего Ляззат боялась не пыток, а то, что эти девчонки, могут подвергнуть ее лесбийскому изнасилованию.

     Ляззат иногда читала в Интернете и в газетах реальные истории о таких изнасилованиях, но никогда она не думала, что сама может оказаться в такой ситуации.

     Девушке было неудобно лежать на ковре, к тому же скотч, опутавший ее запястья, ранил нежную кожу. Пленница с трудом перевернулась на бок, затем осторожно села на колени.

     Бандитки закончили трапезу, не забыли и про пленницу. Принесли в спальню молока и хлеба. Налили в миску молоко, накрошили хлеб и поставили на пол: ешь!

     Ляззат под хохот насильниц подползла на коленях к миске, выхлебала все молоко, а затем под приказы бандиток поцеловала их ноги.

     И куда только подевалась ее гордость и надменность?

     Такая покорность удивила бандиток. Ляззат покорно выполняла все эти унизительные приказы, чтобы не злить девчонок. Но это только добавило куража.

     Поняв, что пленница сломлена, извращенки придумывали все новые и новые виды сексуальных издевательств.

     

     – Встань, сучка! – приказала Нинка.

     Казашка быстро встала в полный рост. Ирка и Ленка крепко держали девушку за плечи, а Нинка… .

     Насильница подошла к Ляззат, погладила обнаженные груди пленницы, поцеловала девушку в губы, и прошептала ей на ухо:

     – Твои панталоны красивые, у тебя есть вкус. В них ты такая сексуальная, но мы хотим посмотреть на твою письку!

     Бандитка медленно засунула руку внутрь панталон, погладила рукой половые органы пленницы, отчего несчастная девушка испытала сильное возбуждение и задрожала.

     – Скажи-ка мне, где ты покупаешь такое дорогое и красивое белье?

     – Это французские панталоны. Я купила их, когда отдыхала в Париже, в магазине дамского нижнего белья, – лепетала пленница.

     Нинка, глядя пленнице в глаза, очень медленно, медленно спустила панталоны.

     У казашки дрожали губы, пунцовая краска стыда заливала ее нежное личико, а слезы скатывались по щекам. Красивые глаза пленницы были наполнены слезами.

     – Умоляю Вас! Ниночка! Миленькая! Не надо! Умоляю.

     – Подними ноги!

     Ляззат по очереди подняла одну, затем вторую ногу: Нинка швырнула панталоны в угол спальни.

     Нинка ухмыльнулась:

     – А обнаженная ты еще более сексуальная! Я всегда замечала, что азиатки гораздо красивее и привлекательнее. А теперь, красавица, встань на колени! И в зал! Быстро!

     Пленница покорно опустилась на колени и поползла в зал.

     

     

     Глава 5. Пытки и насилие

     

     Ленка и Ирка принесли с кухни стол и поставили его в центр зала. Нинка развязала пленнице руки.

     После этого, бандитки растянули обнаженную Ляззат спиной на столе, а руки и ноги развели в стороны и крепко привязали веревками к ножкам стола.

     – Девочки! Вы будете пытать меня? – пролепетала Ляззат.

     – Какая ты догадливая! Но тебе будет больно, поэтому чтобы тебе не было так больно, мы лучше залепим твой ротик, – Ленка залепила рот казашки пластырем.

     Обнаженная, распятая на столе пленница, выглядела очень сексуальной, и это еще больше возбудило бандиток: молодая обнаженная красивая казашка, тонкая талия, плоский живот, упругие груди с твердо торчащими коричневыми сосками, роскошные волосы, разметавшиеся по столу; красивые глаза, наполненные слезами и мольбой, чувственный ротик и нежные розовые губы.

     

     Ирка присела на край стола и закурила сигарету.

     – У тебя красивое тело, стройные ножки, а ты скрываешь все это под своими блузками и такими длинными юбками. Нехорошо делаешь! – Ирка стряхнула пепел и прижгла сигарету об живот пленницы.

     От боли пленница выгнулась дугой и замычала сквозь кляп.

     – Ой, тебе больно? Ну, извини! – издевалась Ирка, – может сделать тебе немного приятного?

     Ирка достала из сумки несколько перышек. Насильница сжала груди девушки. Пленница вздрогнула, когда пальцы бандитки стали щупать чувствительные соски. Казашка что-то мыкнула сквозь кляп. Ирка пощекотала перышками соски, и Шолпан простонала сквозь кляп, чувствуя, что ее ноги слабеют.

     В это время, Ленка открыла форточку, и свежий ночной воздух заполнил квартиру. Ветерок обдул обнаженную письку Ляззат, влажный кустик волос на лобке свидетельствовал о том, что казашка возбуждена.

     

     – Может, ты попробуешь наше специальное орудие? – продолжила Ирка, исследуя писю Ляззат пальцем.

     Бандитка убрала палец и заменила его тонким дилдо, теплым и гладким, глубоко всунув его, отчего бедная Ляззат задергалась на столе, желая избавится от инородного тела, но не способная сделать это.

     Ирка щипала соски пленницы, отчего соски стали ярко-красными и чувствительными.

     Ляззат застонала, когда Ирка задвигала дилдо в ее писе. Пленница извивалась и обливалась потом, до тех пор, пока не кончила под хохот насильниц.

     Ирка закончила насиловать казашку и стала вытаскивать дилдо, но когда Ирка потянула дилдо из влагалища, от сильных ощущений Ляззат застонала, тогда Ирка вновь стала двигать его взад-вперед и пленница несколько раз кончила.

     Наконец, бандитка вытащила дилдо из писи пленницы.

     

     – Давай теперь ею займусь я, а ты, Ирка, отдохни. – Ленка с нетерпением ожидала того момента, когда она вдоволь поиздевается над этой красивой казашкой.

     Ленка надела специальное дидло на ремне и медленными вращательными движениями вошла во влагалище пленницы. Девчонка наблюдала за тем, как умоляюще сквозь кляп мычит Ляззат, как она извивается на столе, как вздымаются ее груди, а слезы заливают лицо.

     

     – Все я устала, давай теперь ты, Нинка! – Ленка вытерла пот со лба.

     Нинка достала из сумки тюбик и уселась на ноги Ляззат. Бандитка выдавила из тюбика немного жгучей мази себе на пальцы и смазала ею соски пленницы.

     Ляззат задергалась на столе, издавая приглушенные кляпом стоны и мольбу.

     Нинка села над лицом Ляззат

     – Сделай мне хорошо, и я остужу твои сиськи, – сказала Нинка. Затем она отодрала пластырь со рта.

     – Ниночка! Умоляю Вас, не пытайте меня больше, – еле слышно пролепетала казашка.

     – Думаю, это от меня не зависит, может девчонки еще захотят с тобой развлечься – хмыкнула насильница, располагаясь над носом и ртом девушки.

     Нинка ощутила, как Ляззат нащупала языком ее клитор и вагину.

     – Ты такая классная девочка, – Нинка закрыла глаза и отдалась наслаждению.

     Насильница двигала вперед-назад, пока не получила оргазм.

     После этого, Нинка слезла со стола, достала из холодильника банку с медом, подошла к пленнице.

     Груди у Ляззат были упругими, а соски покраснели от действия мази. Нинка растерла холодный мед по коже, подергав при этом за соски, отчего Ляззат задрожала и простонала.

     

     Бандитки развязали пленницу, и девушка слезла со стола. Пленница стояла возле стола, стала плакать.

     – Девушки, милые, я умоляю Вас, не мучайте меня больше, я никому не буду говорить об этом.

     – Покажи, как нам как ты себя удовлетворяешь, – этот приказ заставил Ляззат сьежиться.

     – Зачем же Вы так, девочки!

     – Давай, дрочи себя, стоя на коленях! – приказала Ирка.

     Пленница понимала, что бандитки не отстанут от нее, пока она не выполнит этот унизительный приказ.

     

     Ляззат вспоминает:

     “Я регулярно, раз в неделю, занимаюсь мастурбацией. Мне кажется, каждая девушка имеет право любить себя, чувствовать собственное тело, наслаждаться им, как ей того хочется. Это нормальное явление, которое в жизни каждой девушки играет какую-то роль. И это очень интимно. Мастурбация – это мой собственный мир, в котором я чувствую себя хорошо. Но сейчас, меня заставляют открыть мой внутренний мир и это так унизительно.