Голожопик и волшебные трусы

     Читатель уже знаком с историей 16-летки, обрдачившегося в подмосковной электричке, представляя, как он отдаётся пожилому торговцу соками. Видимо, насыщенные сексуальные мечты сработали как настоящее заклинание, и вызвали к жизни настоящее магическое приключение нашего героя – Сереги-дрочилы. Через несколько дней после той поездки, в очень жаркий июльский день, я шёл по лесу и вышел к прудику. Страшно захотелось искупаться. Нейлоновые плавки сохнут страшно долго и на мне были белорусские трусики в клеточку и шорты. Чтобы не ждать, пока трусы высохнут и не натягивать шорты на мокрое х/б, я разделся догола и залез в тёплую воду. Поплескался. Прикосновение воды к нагому телу вызвало у меня страшное возбуждение.

     Я стал ласкать свой член, представляя, что у меня вышел спор с местным парнем за это уютное местечко: я отказался уходить, он сделал мне подсечку и свалил и тогда я попросил пощады. Парень велел мне “открыть пасть” , и стал набирать сопли, явно чтобы нахаркать мне в рот. Я попросил этого не делать и сказал, что согласен отдаться ему как девчонка. Я кончил, представляя, как ползу под ним, к его вынутому из грязных джинсов вонючему от мочи члену. Представить его член, ударяющим в мою щеку я не успел. От оргазма я изогнулся и вдруг почувствовал, как меня охватывают сильные и мягкие руки. “Какой голожопик попался!” – услышал я хриплый голос. Руки продолжали щарить по мне.

     Это был невысокий старик с длинной мягкой бородой. Вы кто? – дёрнулся я – Я – водяной и все мальчики, которые дрочат в мою воду – моя добыча: Мне стало страшно, стыдно и сладко одновременно. “Неужели попался маньяку-педофилу?”. “Водяной” продолжал меня ласкать, перебирая яички и прикусывая мочки ушей. Он был очень широк и явно силён. Пожалуйста, не делайте мне больно, я буду послушный – Конечно, будешь, а за боль – отвечаю. Тут я почувствовал, что моё очко раздвигает мягкий напор.

     В жопу вошло что-то гибкое, упругое. Всё глубже и глубже. Я стоял, нагнувшись, одна рука “водяного” дергала мой левый сосок, а другая ласкала губы. Пальцы были сильные, но нежные. Я представил, что я – школьница, которая попалась в лесу мужичку, который задрал её юбочку, спустил трусики с кружавчиками и вовсю лапает. И надо только ждать, какая будет команда: на колени, раком или ложись и раздвинь ножки. И становишься мокренькой от одной мысли, что надо будет просить отставить целкой – лучше я попасу как следует. А тут предложат: хочешь остаться целочкой – поставляй жопку!

     Вошедший в меня член-шланг сработал как клизма – из меня хлынул понос и потёк по ногам. И тут я кончил – это было так стыдно – быть отраханным в жопу и обосраться. “Водяной” рассмеялся и разжал руки: “Милый мальчик, ты доставил мне удовольствие и насмешил. Теперь, когда ты будешь в воде, я буду тебя навешать”. Ещё неделю я не купался и даже не ходил и близко к берегу. Скоро похолодало, пошли скучные августовские дожди и я перебрался в город, соврав, что мне нужно дополнительно позаниматься, а на даче я не сосредоточусь. Принимая в квартире ванну, я стал дрочить, представляя, как двое пьяниц, ловят меня вечером около пивной, принимая за девку, заставляют делать им минет.

     Тут ванна забурлила и из воды поднялся “водяной” – голый бородатый широкий старик, с татуировкой в виде пиратской каравеллы на груди и якоря на бицепсе. Ну, что, голожопик, мечтаешь о приключениях? Сейчас будут. Ты не бойся – жопа твоя не пострадает – засрёшь ванну, что будем делать? Порлизалаботаешь ротиком! Он приподнял мою голову и прижал к длинному и узкому, почему-то прохладному члену. Его член раздвинул мне губы, и стал сосать, пытаясь вспомнить, как это бывает в порнофильмах. Я сосал, лизал, водил его членом по щекам, целовал в залупу. “Водяной” – теперь понятно, что это был именно он – ласково перебирал мои волосы, придерживал затылок. Наконец, из члена полился бурный поток с пузырями как квас и такой же сладкий и шипучий на вкус. “Молодец, голожопик, я тебя буду и дальше навещать.

     А пока тебе мой подарок – набор волшебных трусов. Как только ты надеваешь одну пару, как тебя скоро ждёт приключение. Сильной боли или заражения не будет, а через два часа всё вернется на место”. Трусы были лёгкими, узкими, фасона очень коротких шортиков. “Наденешь “белые” и тебя с унижениями заставят раздеться догола. “Чёрные” – не очень сильная, но унизительная порка. “Голубые” – тебя не очень больно выебут в жопу. “Красные” – жёсткое групповое изнасилование. “Синие” – тебя залапают, но без раздевания. “Оранжевые” – будешь сосать с принуждением. “Желтые” – обоссут. “Зелёные” – дружеские ласки”. “Водяной” ушёл под мыльную воду ванной.

     Я аккуратно сложил стопку трусов. Но возбуждение было сильно и я решил проверить волшебство. Родителей не будет до вечера и физическое наказание не в их привычках (кроме дежурного подзатыльника) . Поэтому я старательно запер квартирную дверь и натянул чёрные магические плавки. Через пять минут раздался громкий звонок. В глазок я увидел сантехника. “Открывайте, контроль системы слива”. Я отпёр и впустил мужика в комбинезоне. Он прошёл в ванную и туалет, открыл дверь к трубам: Выходя, зло сказал: тут-то нормально, а вот ходить в одних трусах – неприлично!

     Вам какое дело – я у себя дома. Захочу – буду без трусов ходить! – Старшим хамить? Сейчас будет тебе урок без трусов – хорошая порка! Сантехник внезапно схватил меня за ухо и согнул: живо снял подштанники! – А можно не снимать? Мне и так будет больно! Тебе будет больно и стыдно! Я покорно стянул начавшие своё волшебное действие трусы доколен и перегнулся через его колени. Затем он стал больно стегать по жопе и ляжкам каким-то шлангом. Это был сильнейший кайф. Я, конечно, просил прощения.

     Наконец, выдав десяток “горячих” , сантехник меня отпустил и ушел. Я был так возбужден, что хотел схватить из холодильника отцовскую бутылку водки и бежать к алкашам – чтобы за пузырь они меня “опустили” по-лагерному. С этими мечтами я кончил. Но сладкое возбуждение не проходило. Я решил окончательно испытать магию трусов и надел белые. Натянул джинсы и майку, взял кошелёк и решил пройти в универсам, который был в том же дворе. Я думал, что не в лифте с 4 этажа, ни во дворе среди белого дня, ни в магазине раздевание мне не угрожает. Как же вывернется волшебство? В универсаме я купил бутылку холодной пепси и пошёл обратно. Когда я вышел на улицу и пошёл к подъезду, на меня вдруг кинулся какой-то шкет и толкнул за гараж. Там меня окружила кучка незнакомых мне сопляков 12-14 лет. Эй, сучара, должок принёс?! – Какой должок?!

     – Не выебывайся, ты – Серый из третьего дома?! – Я – Серый (понятно, что Сергея они по другому называть не будут) , но из пятого. – Мозги нам не еби – мы сказали, что если долг не вернешь, мы тебя без штанов оставим? Снял портки по-бырому! – (магия действовала вовсю. Меня охватила жуткая смесь страха, стыда и возбуждения. В это время у меня забрали колу и вынули из кармана рубашки сдачу.) .

     Я дрожащими руками стал расстегивать джинсы. Почему то представил себя девчонкой-отличницей, которую за то, что не давала списывать, заставляют поднимать платье и снимать трусы и всё это снимают на мобильники. А девчонка покорно всё делает и обещает решать за всех контрольные, потому что боится, что её заставят лизать унитаз или нассут в рот.

     За этими картинками я стянул джинсы и протянул их гопникам. Теперь труселя свои бабские снимай! – приказал старший пацан. – Трусы не договаривались! – Это – процент! Я почувствовал удар в губы. Пришлось под хихиканье младшего шибздика стянуть трусы. Я попытался натянуть майку вниз, чтобы прикрыть пах. Так я совсем почувствовал себя школьницей в мини-юбке которую обезтрусил пробежавший хулиган. Руки поднял! Я поднимаю руки как пленный. Майка совсем задирается. Мне дают сзади пинок. Потом стягивают майку. Остаюсь голышом. Налётчики поворачиваются: и про долг не забудь, а то в жопу выебем. Возбуждение охватывает уже совсем безумное. Пацаны, верните мне трусы до дома добежать – а я вам всем отвафлю! (интересно, как магия воспримет уход от сценария и лишение хозяина магического подарка) . Потом отвафлишь – у нас дела и забирай свои ссанные труселя – впадлу такое брать! Мне в лицо ударяют скомканные белые плавки: