шлюхи Екатеринбурга

Француженка

     Николь закрыла двери, обернулась и жизнерадостно переспросила: “Как у тебя дела? Всё хорошо?” Она проскользнула вглубь комнаты и наклонилась над своей сумкой в углу. Легкая летняя юбка очертила её округлую попку и края трусиков. Я сглотнул. Николь только что выходила “попудрить носик”, и я отчетливо представил себе, что вот буквально только что она снимала эти трусики и задирала эту милую юбочку совсем недалеко от меня.

     

     Я перевел взгляд на её ножки в изящных летних босоножках. Стройные длинные ножки — такая редкость для французской девушки. Она вообще была исключительно мила, и никогда ещё занятия французским не казались мне такими приятными. Мы занимались по средам во французской школе, и по воскресеньям у меня в офисе, благо там в выходные никого не было.

     

     Сегодня как раз было воскресенье, и во всём офисе мы были одни. Николь села за стол напротив меня, мы быстро пролистали моё домашнее задание по грамматике и перешли к устной речи. Николь положила перед собой какую-то бумажку:

     — Расскажи-ка мне, чем отличаются французская и американская меры длин и весов?

     

     Я вытянул из памяти все французские названия американских фунтов и дюймов, какие знал, и попытался даже вспомнить коэффициенты конвертации. С французской системой было куда проще, потому что там те же метры и килограммы, что и во всем мире.

     

     — Американские девушки специально придумали себе фунты, что говорить “я похудела на целых три фунта” и радоваться этому. — улыбнулась Николь. — А там всего-то килограмм с лишним получается.

     — Да уж, толстых американок не сравнить с тонкими француженками, — сказал я.

     — Тонкими? — Николь удивленно подняла брови. — Так не говорят. А ну-ка, как ты правильно скажешь девушке, что она “тонкая”?

     — Ммм… — это было нелегко, я не на шутку задумался. — Вы стройны. Вы изящны. Как ещё?

     — Это всё? А как же “вы элегантны”, “вы привлекательны”, “вы соблазнительны”?

     — Это же не то же самое, что “вы стройны”, — возразил я.

     — Всё равно. Вспомни-ка все французские комплименты, которые ты знаешь.

     

     Вспоминать комплименты оказалось вдруг на удивление легко, потому что очаровательная девушка сидела прямо напротив меня. Я поймал её взгляд и принялся говорить совершенно искренне, глядя ей прямо в глаза:

     — Вы привлекательны, вы очаровательны, вы удивительно красивы, вы само совершенство, ваша юбка так вам идёт, ваши глаза прекрасны, ваши ручки изящны, ваши ножки великолепны, вы так милы и прелестны!

     

     Мне показалось, что Николь чуточку покраснела. Она немного подумала и сказала:

     — Кроме того, можно сказать, вы аппетитны, вы миловидны, вы “секси”.

     — “Секси” — не французское слово. — с улыбкой возразил я. Николь рассмеялась:

     — С ударением на последний слог очень даже французское. Секси-и-и-и.

     Когда она говорила это долгое И, её губки растягивались в прелестную улыбку. Мне стало жарко.

     

     — Расскажи-ка мне, какая это — “секси”?

     — Эээ, я думаю, это девушка, которая вызывает сексуальное желание, выглядит соблазнительно. От слова “соблазн”.

     

     Говоря это, я чуть подвинул ноги под столом и внезапно соприкоснулся с её ножками. Я был в открытых сандалиях, и наши ноги соприкоснулись как будто голые, без обуви. Я ощутил её нежную кожу и на мгновение замер, не в силах убрать ноги. Николь запнулась, но через мгновение отодвинула свою ножку от моей и продолжила:

     — А как именно должна выглядеть девушка, чтоб быть “секси”?

     

     Я принялся рассказывать про одежду и макияж. Мои мысли всё ещё были спутаны из-за прикосновения, а словарный запас в плане макияжа и одежды оставлял желать лучшего. Николь вынуждена была подсказывать мне половину слов.

     

     Тем временем я снова коснулся её ноги под столом и с удовольствием погрузился в ощущения от этого касания. Бархатная кожа изящной ножки девушки была исключительно приятна на ощупь. На этот раз Николь не убрала ногу и продолжала говорить со мной как ни в чем не бывало.

     

     Вдруг я почувствовал какое-то движение, а через мгновение оказалось, что Николь освободила одну ножку от обуви и поставила её пяточкой на мою чуть повыше ремешков сандалии. Через мгновение вторая пяточка коснулась моей второй ноги: Николь сидела босиком, поставив свои нежные ножки под столом на мои ноги.

     

     Я потерял всякое ощущение реальности, опустил руку под стол и поднял её левую, а потом и правую ножку за пяточки к себе на колени. Каждое касание милых ножек ранее недоступной девушки приносило огромное удовольствие. Я погладил её нежные пальчики на ногах, провел руками по бархатной коже почти до самых коленок. Николь чуть откинулась на стуле, прикрыла глаза, а я ласкал её ножки под столом…

     

     Через несколько долгих мгновений я нежно поставил её ножки на пол, встал и обошёл стол, подойдя к ней. Нежный аромат её тела совсем опьянил меня. Я приблизился к её лицу, к прекрасным, широко раскрытым глазам и начал шептать ей, как она красива, чудесна, очаровательна, желанна, соблазнительна и невыносимо прекрасна.

     

     После этого я приблизился ещё и приник к её губам. Я касался её губ своими медленно-медленно, наслаждаясь их вишневой нежностью и вовлекая её в игру поцелуя. Николь некоторое время только чуть-чуть прижималась к моим губам, а потом стала нежно целовать их в ответ и на несколько мгновений даже соприкоснулась упругим кончиком язычка с моим языком. Я задрожал от желания и ещё активнее принялся исследовать её нежный ротик.

     

     Мы как-то незаметно поднялись и она села на краешек стола, не отрываясь от поцелуя со мной. Мои руки сами проникли ей под блузку и нежное тело затрепетало в моих ладонях. Я приласкал её спинку и нежный животик, нащупал и расстегнул пуговички на блузке, и через несколько неловких мгновений блузка соскользнула на стол. Под блузкой оказался милый белый бюстгальтер с простыми полукруглыми чашечками.

     

     Я собрался с силами, оторвался от этого бесконечного, кружащего голову поцелуя и снова зашептал все комплименты на французском, которые знал, включая “секси”. Николь волшебно улыбнулась и посмотрела на меня очень нежно. А я тем временем расстегнул застежку её бюстгальтера и белые чашечки соскользнули вниз, обнажая не менее белые, идеально круглые полушария её прекрасной девичьей груди.

     

     Розовые сосочки упруго торчали, обрамленные аккуратными темными кружочками… Прекрасная девушка с растрепанными волосами и обнаженной грудью сидела передо мной на столе в одной юбке… Я опьянел от восхищения и снова приник в поцелуе к её медовым губам. Мои руки скользнули по её телу, обняли её за талию, нашли наощупь чудные персики её грудей и стали ласкать их с такой нежностью, на которую только могут быть способны шершавые мужские руки.

     

     Николь задрожала в моих руках. Я ощутил её нежные ладошки у себя под рубашкой, прямо на груди. Она гладила моё разгоряченное тело, расстегивала пуговицы рубашки и медленно стягивала её с меня. Когда рубашка оказалась на полу, Николь ещё раз провела ладонями по моему торсу и занялась ремнем и джинсами.

     

     Я помог расстегнуть свой ремень, а она перехватила инициативу и сама расстегнула пуговицу и молнию — мои джинсы скользнули вниз. Я ещё больше возбудился от мысли, что стою в облегающих трусах перед восхитительной девушкой. Мой член вздымался под тканью, а ладошки Николь тем временем поглаживали меня по этой выпуклости и по бёдрам.

     

     Николь вдруг поддела пальчиками резинку моих трусов и медленно, аккуратно потянула их вниз. Мой возбужденный член немедленно выскочил на свободу. Девушка оторвалась от поцелуя и посмотрела прямо на него. Её ладошки стянули мои трусы до колен, она бережно коснулась яичек и нежно погладила ствол моего члена. Затем посмотрела на меня и улыбнулась:

     — Это первый русский член, который я вижу.

     — И как тебе? — не удержался я от вопроса.

     — Мне нравится, — она снова приласкала его рукой, я задрожал от удовольствия и член напрягся ещё сильнее. — Красивый.

     

     Её пальчики прочертили линию по внутренней стороне моего бедра, между яичками и вверх почти до самой головки члена. Николь обхватила его ладошкой и стянула кожу вниз, оголив набухшую головку. У меня помутилось в голове от возбуждения.