шлюхи Екатеринбурга

FFM

     
Необходимое пояснение: Первоначально рассказ, посвященный случаю из жизни одного из отцов-основателей Клуба трансцендентальных гедонистов (“Гоги и “Браво”), был написан для публикации на сайте КТГ. И вы, дорогой читатель, можете прочесть его по адресу: http://hedonistclub.narod.ru/

     Автором уточнены некоторые моменты, касаемые его личного опыта группового секса и любезно предоставлены глубокоуважаемой аудитории “Стульчика”.

     F – female (женщина), M- male (мужчина).

     * * *

     – Не соблаговолите ли Вы повернуться на животик, Сударыня, – нежно сказал Нюфа, не прекращая ласкать Любимую и Единственную на данный момент Женщину во Вселенной.

     Сударыня проворковала что-то в ответ и медленно, томно, так, чтобы Нюфин язык не терял контакта с ее кожей, стала поворачиваться на бок. Что-что, а двигаться она умела, и знала это. Знал и он.

     С умопомрачительной грацией Сударыня подставляла под жарко-влажные поцелуи сначала подмышку, затем талию, пупочек, бедро,.. Когда же его язык начал плавно двигаться вокруг попки, иногда попадая внутрь, она прогнулась так глубоко и сильно, что ее раскрытые губки оказались практически в горизонтальной плоскости. Для Нюфы это было и подарком, и знаком, что девушка находится близко.

     За время их сегодняшней встречи Нюфин член возрождался и успокаивался несколько раз, но он и не думал о том, чтобы излиться на любовницу. Это были правила игры, которые он неукоснительно “навязывал” своим любимым женщинам. Правила, гласившие, что наслаждение – это процесс, (а не миг, как некоторые полагают), и что секс – только одно из множества наслаждений, и что в сексе важнейшим условием является удовлетворение партнера… Этот Процесс он ценил за возможность получать неописуемое блаженство от сладострастных движений неудержимого Желания, низких и зовущих звуков зарождающейся Страсти, острых и влекущих запахов Удовольствия, дрожи и напряжения Экстаза, жара и расслабления Благодарности…

     Сударыня была чудной ученицей и уже давно усвоила, что не надо стесняться собственной чувственности, надо уметь упиваться ею, растворяться в ней. Поэтому, когда Нюфа бывал у нее в гостях, она просто пребывала в возможности побыть собой истинной.

     – Спасибо, милая, – сказал он. – Сигарету?

     – Тебе спасибо! Не надо. Лень, – ответила она. – Знаешь, а я почти приучила своего карапуза кончать, когда мой пальчик находится у него в попке!

     – Эт правильно, молодец! Еще спасибо скажет, когда прочувствует. А как насчет моей просьбы – помнишь, ты рассказывала про подружку, с которой собак выгуливаете? Что там у нее?

     – Помню, почему нет. Она хочет увидеться – с моих рассказов ее завело, но этого ей мало. Надо на тебя глянуть.

     – Эт можно. Когда?

     – Давай позвоним, а ты пока сходи за чем-нибудь к кофе, посидим, поговорим.

     * * *

     Подруга была пониже ростом, тоже стройная, но, в отличие от Сударыни, – темноволосая. В день, когда они все втроем встретились, ее мужа с ребенком не было дома, так что никто не смог бы помешать. Расположились на кухне, потихоньку тянули вино и разговаривали за жизнь. Нюфа не спешил, поскольку знал, что девушки, кроме согласия “на словах”, должны были обязательно сами дойти до желания близости. Тем более что ни у Сударыни, ни у Подруги до этого момента опыта пребывания в постели втроем не было. То, что всем им, было около, или чуть за 30, позволяло деликатно и со знанием дела подойти к этому вопросу.

     Постепенно перебрались в залу, включили видик. Смотрели жесткую эротику (или мягкую порнушку) и продолжали разговаривать.

     – Да, вино вкусное, только вот конфет я не ем – и так полнею, – сказал Нюфа. Он с хитрецой смотрел на девушек, которые с удовольствием поглощали шоколадное ассорти.

     – Кокетка, – сказала Сударыня, – Ты нормально выглядишь! А хочешь – попробуй только вкус от конфетки, без калорий. – Похоже, она поняла, к чему затеял Нюфа этот разговор, и игриво высунула кончик языка.

     – Ты не против? – обратился тот к Подруге, и медленно, внимательно глядя ей в глаза начал слизывать шоколадный вкус с губ и языка Сударыни. – Клубника. А что у тебя?

     Подруга, внимательно наблюдавшая за поцелуем, смутилась, но взяла себя в руки и сказала…

     – Похоже, киви, попробуй сам! – и показала свой язычок.

     – Киви! О-о, киви – это пять! – улыбнулся Нюфа, и, не выпуская из рук бокала, стал аккуратно целовать ее язык.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки