Её лето в деревне

     Потушив свет, учительница русского языка и литературы Александра Павловна закрыла глаза и расслабилась, мысленно представляя себе, как завтра отправится на вокзал, сядет в поезд, который умчит ее далеко-далеко. Этот отпуск она решила провести у своей тетки в деревне, чтобы отдохнуть от городской суеты, побыть наедине с собой. Новый учебный год ей предстояло начать уже в качестве директора новой отличной школы-новостройки. Для нее это было и приятным событием, и немного грустным – она уже привыкла к прежнему коллективу в старой школе. Засыпая, она уже не слышала, как в прихожей щелкнул замок. Вернувшийся далеко за полночь муж, заглянув в спальню, ушел в гостиную. Они уже очень давно были просто друзьями. Когда-то Александра, рискуя собственной жизнью, спасла его, вытащив из ледяной воды, и с тех пор он считал себя обязанным ей. Отдавал всю зарплату, а сексом занимался раз в месяц. Чаще ещё реже.

     

     Сегодня она в последний раз встретилась с Ваней. Теперь уже бывшим ее учеником. 18 лет парню – вскоре он исчезнет из её жизни. Военкомат ждёт его с большим нетерпением! А он, еще не зная об этом, в последний раз жадно целовал ее в губы, так смешно засасывая их, мял груди, нервно теребил ей клитор, стараясь засунуть свои пальцы во влагалище, и при этом, без конца повторяя одни и те же слова “тебе хорошо?”, “ты кончила?” Потом она, как и всегда, сжалилась над ним: стянула трусы, помогла вставить его член во влагалище. Ваня задышал быстро-быстро, напрягся и извергся в нее. Смущаясь, он торопливо заправил в джинсы рубашку, чмокнул ее в щеку и убежал. Ох и Ваня! 18 лет, а полный профан в сексе!

     

     Их с Ваней “роман” длился чуть больше месяца. Сначала она гнала его от себя, понимая аморальность своих поступков. Он злился, уходил и снова возвращался. Настойчивость и упорство Вани удивляли ее, и Александра сдалась. Сценарий встреч был всегда один и тот же: сначала нетерпеливые, страстные, горячие поцелуи “взасос”, потом очень быстрый секс. Настолько быстрый, что часто сперма успевала выстрелить до того, как член смог попасть во влагалище. И тогда она растекалась по ногам Александры. Вот так все было и так заканчивалось. Что муж, что Иван – никакого толку!

     

     Жизнь в деревне явно пошла на пользу Александре Павловне: она посвежела, немного загорела и даже расправила плечи. По утрам она уходила на речку, доплывала до острова, подолгу валялась на песке, вслушиваясь в тишину и щебет птиц. Купалась она всегда голой, оставляя одежду аккуратной стопкой на берегу.

     

     Как-то выйдя из воды, Александра не обнаружила на месте своих вещей. Перспектива идти по уже проснувшейся деревне неглиже ей не очень нравилась. Осмотрелась удивленно: вокруг никого. Уселась на траву, пытаясь придумать выход из положения. Сзади послышался шорох, а потом осторожные шаги. Александра не двигалась, еще не зная, ЧТО произойдет дальше.

     

     Их было четверо, нет – пятеро. Совсем еще дети на лицо, но уже крепкие в плечах, подростки приблизились к ней вплотную. Один из них уже нетерпеливо расстегивал ширинку, пытаясь как можно скорее достать из штанов вздыбленный член. Набухший, с синевой приличного размера член, казалось, лопнет от перевозбуждения прямо сейчас.

     

     – Дамочка, нам по 18 лет, нас скоро в армию загребут. Вы уж извините, помогите нам… Ну чтобы мы стали мужчинами… Мы чистые все, Вы не волнуйтесь, дамочка… Вы такая классная…

     

     Парень поднес член ко рту обалдевшей от такого расклада Александры. Она взяла его в рот и начала сосать. Войдя во вкус, она отсосала всем членам этой деревенской ватаги, поочередно сменяя их. У Александры уже сводило скулы, а пацаны все спускали и спускали ей в рот свою клейкую жидкость. Похоже они все девственники. Ну что же, как учительница, она просто должна обучить это новое поколение!

     

     Первый, и самый взрослый из них, наконец лёг на неё, раздвинул ей ноги, а потом, закинув их себе на плечи, вставил свой ствол в ее мокрую щель. Александра с удивлением для самой себя заметила, что она действительно была мокрая. Похоже и ей самой понравилось!

     

     Остальные столпились вокруг них, наяривая правою рукою свои приборы в такт фрикциям вожака. И казалось, не будет этому конца. Александра просто расслабила и отпустила свое тело, отдавая его на растерзание молодых самцов. По небу плыли облака, они смотрели с высоты на голую Александру. В какой-то миг внутри Александры прокатилась волна, что-то абсолютно новое накрыло ее: сильный толчок оргазма содрогнул в конвульсиях ее тело и сознание покинуло ее. Такого сильного оргазма у неё ещё никогда не было! Сквозь пелену полного отключения от действительности она поняла, что ещё трижды или четырежды была в сладкой истоме оргазма и что это она кричит от невероятного удовольствия. Хорошо, что они были в таком укромном месте! И вновь оргазм и вновь она просто сомлела!

     

     Наконец, открыв глаза, Александра поняла, что вокруг никого нет. Боясь пошевелиться, она напряженно слушала окружавшую ее тишину. Щебетали птицы, жужжали шмели, билась об берег легкая волна… Одежда лежала прямо возле нее такой же аккуратной стопкой, которую она оставила, уходя купаться. Сверху такой же аккуратной стопкой лежали деньги. 300 рублей, – на глаз прикинула она. Засмеявший, она негромко прошептала: “Заработала, ха-ха… ” Александра искупалась у берега, освежилась, наконец оделась и побрела в деревню. И снова по ногам ее текла сперма, сладковато-солоноватый привкус которой она ощущала и во рту. Похоже налили ей этой “огненной жидкости” полный живот. И через ротик и через вагину. О, похоже и в попке у неё точно кто-то побывал. Лёгкое жжение в сфинктере и в прямой кишке говорило ей о том, что эта групповушка была в полном объёме – налили ей и в попку мужского белка. Ну что, теперь парни пойдут в армию, смело всем говоря, что они уже стали мужчинами. Ну а ей, как пела сексуальная певица Лобода – “А мне пора домой… ”

     

     Накануне начала учебного года, новый директор Александра Павловна несколько дней вела бурную деятельность по подготовке первого учебного дня и валилась с ног от усталости. Проводя 1 сентября школьную линейку, Александра Михайловна почувствовала подкативший к горлу комок тошноты. И эти приступы теперь станут для нее на какое-то время утренним моционом. Ну наконец-то, в свои тридцать лет она забеременела! И от кого, теперь ей точно просто неизвестно! Но, несмотря на всё – она была счастлива! Каждая женщина хочет стать матерью! Пусть даже и в такой весьма пикантной обстановке!

     

     После новогодних каникул Александра уже не вышла на работу, а к концу марта родила розовощекого, светловолосого карапуза.

     Сына она назвала Иваном.