Этот незабываемый год в универе

     Как всё же все события, точно происходящие с нами переплетаются, создаваю незабываемую ауру нашей жизни! Вот так и со мной произошло. Отшумел наш выпускной в 11 классе, получили мы аттестаты зрелости и тут давай задумываться о дальнейшей своей судьбе. Этот год был таким необычным – все школы переходили на десятилетки и именно в этом году был выпуск сразу и 10 и 11 классов. Так что поступить в институт просто большая проблема!

     

     Хотел я отоспаться хоть недельку, да не судьба. А может именно так и хорошо для меня получилось. Рано утром меня растолкала моя маман – папашка никак дверь не может открыть, явно вчера перебрал. Подошёл я сонный совсем – вот два придурка! Да замок на защёлке! Щёлкнул я её вниз и открыл дверь. Вот и всё! А папан с бодуна и давай орать: “Зачем ты замок поломал?” – и ударил меня по лицу, я чуть не ослеп от удара. Кровь из носа ручьём. А мамаша, сучка такая, тоже давай ругать. Умылся я потом, присел в зале и задумался. Да, отец меня даже немного ненавидел. Маман родила меня в 27 лет, а ему уже было 40! Мужики в эти годы конечно никаких детей не хотят. Так что я был как бы лишним в этой квартире.

     

     Отец никогда не любил меня. В моей жизни он присутствовал скорее фоном, тенью, где-то на периферии зрения. Все, что касалось меня, делалось на . Помню, мама мне купила коньки. Хотя зима в нашем городе, совсем непохожа на Российскую зиму, но все же снег бывает, да и лед тоже встает на озере. Пусть не очень толстый, где-то до 15 сантиметров, но он все же есть. А иногда, даже заливают небольшие площадки водой, сооружая катки. В общем, если есть желание, то возможность найти нетрудно. Желание было. Коньки, мать тоже приобрела, оставалось прикрутить их к какой нибудь обуви, и можно было пробовать прокатиться. После долгих увещеваний, отец наконец прикрутил коньки. Но покататься так и не удалось. Во-первых, потому, что обувь, то есть туфли, которые он для этого выбрал, были 44 размера, при моем сороковом, во-вторых, зима уже почти закончилась. В общем научится, мне так и не довелось. Зато после отец просто постоянно припоминал эти коньки. И мне и маме, говоря, что все равно из меня толку не будет, что ни начну, тут же брошу. В общем, я полный мудак.

     Все, что ни делалось мною, если попадало на глаза отца, то тут же высмеивалось, причем для этого всегда находились зрители. В других случаях я просто слышал: , и тому подобное. В общем, с некоторых пор я просто старался как можно реже попадать ему на глаза, заранее зная, что ничего хорошего из этого не выйдет. Ещё и по голове прилетит мне.

     

     Пошёл я прогуляться на окраину города, чтобы немного успокоиться, там были большие ветрозащитные лесополосы. И тут диво дивное – в конце лесополосы стоит “УАЗ” инкассаторский, лежат двое спецов с пистолетами в руках, а рядом с ними двое явно каких-то головорезов валяются. Все лихими стрелками оказались! Так, что тут? Две сумки вскрыл кто-то – видны пачки денег. Осмотревшись, я понял, что это мой шанс. Если я готов уехать из дома, где меня ненавидят, то тогда с деньгами. Родители мне не дадут ни копейки! Тогда в моде у парней были такие холщовые сумки с рисунком и надписью “Дин Рид”. Набрал я туда несколько пачек и “сделал ноги”. Но сообразил и решил позвонить в милицию. Недаром я в нашем школьном драмкружке занимался – я таким слабым хрипловатым старческим голосом рассказал о данном происшествии. А инкассаторов ужё ищут! Решил я поюморить и дежурному выдал на его вопрос – Аксельрод Израиль Вульфович! И возраст – я выдал дряхлым голосом мол мне 70 лет! И ничего что мне 18 лет! И пусть ищут старенького дедушку, который явно стащил несколько пачек из сумок. Но не меня! А вот меня ждут великие дела – универ!

     

     Дома я искупался в душе, собрался, учебники и вещи в сумку, взял две пачки по 25 рублей и одну номиналом в 50 и вперёд, на автовокзал. Оставив на столе записку “Поехал поступать в институт. Как я вас ненавижу!” И повесил на спинку стула свою футболку, всю в крови. Вот такое у нас расставание вышло. О! какая встреча в славном городе Симферополе – несколько бабулечек коршунами кинулись к автобусу. Дошло чуть позже до меня – они хотят сдать квартиры. Посмотрел я три квартиры – нон пардон, берлоги. А вот четвёртая мне понравилась. Недалеко от универа, целый ряд уютных двухэтажных восьмиквартирных домов. Так что я сразу стольник на стол – за два месяца. Тут бабулечка эта и предложила мне домработницу, поняв что я мужчина “упакованный”. И буквально через час пришла женщина лет сорока, такая очень ухоженная.

     

     Домработница мне понравилась. Женщина внешне лет на сорок, выглядит опрятно и очень миловидно. И фигура у неё весьма… Нина Павловна её зовут, та бабуля, что её привела, сразу на ухо мне её отрекомендовала как потомственную прислугу. Что уже хрен знает, в каком только поколении, занимается именно этой деятельностью. Задав несколько уточняющих вопросов я, наконец, принял решение и определил круг её обязанностей:

     

     – Нина Васильевна, Вы меня устраиваете. На Вас дом и всё, что с этим связано. Уборка, стирка, титан, готовка, посуда. Всё что вы узнаете о нашей семье, о моих привычках и интересах, всё, что услышите от меня – не должно покинуть стен нашего дома. Последствия… Лучше этого вам не знать. Ко мне обращаться по имени, я – Евгений. Затраты на хозяйство определите сами, но сразу говорю – меня не должно волновать, где и как Вы что-то приобретаете. Это просто должно быть. Вот что меня в первую очередь интересует, это уют и отсутствие любых хлопот по дому. Не передумали? Деньги, которые Вам потребуются, я сразу и выделю Вам.

     

     – Нет, не передумала, – спокойно ответила она. Ох и симпотная какая!

     

     – Хорошо, – кивнул я, – Теперь о зарплате. Ваши условия? Что?

     

     – Нина Васильевна, меня это не устраивает, – категорически заявил я. Какие 60 рублей? Вы что?

     

     – Но, может…, – начала она растерянно, но я её перебил.

     – Не может! – обрезал я её речь, – Вы абсолютно не цените свою работу. Поэтому, озвученную вами сумму, я удваиваю. От вас всего лишь требуется неукоснительно соблюдать то, что я уже говорил. Приступить к своим обязанностям можете прямо сейчас. Но если вы заняты, то с завтрашнего утра. Она сразу согласилась и я решил, что деньги за первый месяц – вот, полностью. И вот – стольник на хозяйство. Она так обрадовалась, видимо с деньгами у неё было не очень… Ещё вот 50 рублей – купите себе перчатки, мыло, шампунь, тапочки. Хорошо?

     

     Нина Васильевна, как оказалось, была обрусевшей немкой, так что супы у неё были такие – гороховый (вкуснейший), рассольник, суп с фрикадельками. И она оказалась просто кладом – посоветовала мне поступать на факультет истории, там парней берут с удовольствием и оценки завышают, а то в универе и в пединституте будут одни лишь девчонки учиться. Потом познакомила меня с одним преподавателем, который будет вести нам, юным абитуриентам, консультации. Юмор полный – его ведь точно зовут Израиль Вульфович!

     

     Вместе с Ниной Васильевной приходила и её дочка, Ирочка, она в седьмой класс перешла. Она быстренько делала свои уроки и помогала мамочке. Так что в квартире были чистота и уют. А я, узнав, что они снимают квартиру, предложил им жить тут, чего тащиться через половину города на троллейбусе. Да через пару недель я пригласил даму в кино, она так обрадовалась – сто лет в кино не была. Вечером мы шли обратно, она держала меня под руку и прижималась к моему плечу своей полной грудью. Ирочка уже спала, когда мы пришли, так что мы как-то так просто, но и совсем неожиданно оказались в одной постели.

     

     Это было с её стороны очень любезно – спермотоксикоз давил с бльшой силой. Да ещё Нина Васильевна разрешала мне всё – я один раз кончил в её ротик и дважды в её круглую и на удивление упругую попу. Так что на занятиях я чувствовал себя отлично. Да и любезный Израиль Вульфович, получив деньги “за консультации”, на экзаменах поставил мне все пятёрки. Так что 1 сентября я с некоторым волнением вошёл в этот храм науки, полный спешаших студиозов.

     

     Это был чудесный год! Нина Васильевна часто навещала меня по ночам, я был в полном удовольствии. А её кулинарные способности были выше всяких похвал. Иногда и бесстыжие студенточки приглашали меня в гости в студенческое общежитие. Как ни странно, но секс с Ниной мне нравился больше. Но вот домой к себе я никого не звал! А Нина видимо и от хорошего питания, и от устроенности и постоянного наличия денег стала выглядеть просто отлично. Да и Ирочка за год так похорошела и повзрослела! Однажды утром, увидев, что я сунул крупные деньги в один карман, а мелкие, что и естественно, совсем в

     другой, Ирочка вдруг выдала:

     

     – Дядя Женя, а у мамочки сейчас “красные партизаны”, так что может я Вам помогу, – я немного обалдел, но вот мой “друг” сразу бурно отреагировал и встал вовсю.

     

     Минет Ирочка не очень любила, но вот свою круглую нежную попку она подставляла с удовольствием. Смазав её тугую дырочку, я потом получал невероятное удовольствие – всё же в вагине Нины мой член немного “плавал”. А в один прекрасный день Ирочка, пока её мама ушла на рынок, лихо раздвинула свои ножки. Мотивируя тем, что у неё сейчас “красок” ещё нет и можно кончать прямо в неё. Да, развитая юная поросль в столице! Но секс с Ирочкой доставлял мне просто море удовольствия, да и она была очень довольна – я постоянно подкидывал ей небольшие деньги. Но зато она могла весьма лихо угостить своего школьного ухажёра мороженным и лимонадом.