Это любовь! Часть 2

     
Надя ты пользуешься тем, что я тебя люблю и не могу силой воспрепятствовать твоему самоуправству, – уже серьезно сказал я. И это очень хорошо мой любимый и бесценный Юрич, – весело ответила она, взявшись за связывание моих локтей. Локти сильно стягивать не буду, а только закреплю их к твоему туловищу, – продолжала Надюша. Потом она подвела меня к кровати и аккуратно уронила на мягкую перину. Сейчас ты мой пленник и твоя судьба находится в моих руках, – театрально и с выражением произнесла моя прекрасная похитительница. Я попробовал освободить руки от пут, но ничего из этого не получилось, руки были связаны крепко на крепко. А где ты так научилась вязать руки, – поинтересовался я. Сама, все сама, – ответила мне Наденька своим нежным голосом. Ты же знаешь, что мой первый муж, безнадежный алкаш, часто приходил домой в “стельку” пьяный и чтобы его, пьяного бестию усмирить, а ведь он был под два метра ростом, приходилось прибегать вот к таким приемам. Правда я дополнительно прикручивала его к стулу или креслу и забивала в его поганую пасть здоровенный кляп, чтобы он не мог матюгаться. Значит и кляп мне в рот забьешь, – с опаской в голосе спросил я. О! Это идея, – весело ответила Наденька, открывая другой ящик комода.

     

     Так, где у меня чистые тряпки? Надя еще несколько секунд порылась в стопках своих вещей и с победной улыбкой на лице вытащила приличных размеров тряпицу. Вот эта будет как раз, – приближаясь ко мне выговорила моя пленительница. А теперь открой рот пошире, дыши глубоко через нос, я буду клепить твой рот. Надя, Наденька, Надюша – срывалось с моих уст, но ее неумолимые руки со свернутой в комок тряпкой продолжали движение к моему лицу. Мои челюсти почти разорвало под напором забиваемого кляпа, еще одно мгновение и… вся полость рта заполнилась туго свернутой тряпкой. МММФ: только и смог глухо выдавить из себя я. Вот как хорошо получилось, – засмеялась Надя. Какой ты с кляпом смешной. МММФ… ФМММ я замотал головой из стороны в сторону, пытаясь языком вытолкнуть из своего рта кляп. Но кляп не поддавался, как и веревки стягивающие мои руки. Из стопки своих вещей Наденька вытащила белого цвета утягивающие панталоны и быстро натянула их поверх моих колгот. Это тебе в наказание, – с напускной строгостью в голосе продолжала она. Ощущение стянутости в области моего члена и попы усилилось и колючий материал колгот еще глубже врезался в мою кожу. Двумя другими отрезками веревки Надя связала мои ноги в лодыжках и коленях. Ну вот и все, – подмигивая мне произнесла Надя. К кровати привязывать не буду, на первый раз хватит с тебя и этого, поднимаясь и одевая на ходу куртку, сказала моя мучительница. Когда дверь за ней закрылась, я попробовал еще раз освободится от кляпа. Сначала я стал тереться лицом о подушку и перину, в общем о все, что было в зоне моей досягаемости. Ничего не помогало, кляп был забит на “совесть”. Потом я решил осмотреться в комнате и найти какой- то предмет за который можно было бы зацепиться кляпом. Мои поиски закончились тем, что я увидел забитый в косяк двери гвоздь. Как же я сразу его не заметил, подумал про себя я. На этот гвоздь Надя вешала свою куртку. Главное, что бы мне хватило роста до него достать. С трудом я перевел свое тело в вертикальное положение. Нужно было как – то добраться до двери. Хорошо, что она не привязала меня к кровати, с этими мыслями я встал на связанные ноги. Сохранять равновесие в такой ситуации было кране сложно, но я набравшись смелости, мелкими прыжками стал перемещаться к двери. Вот и заветный косяк. От усталости и крепко завязанных веревок стало сводить мышцы ног. Чтобы не упасть я прислонился к стене. Своим глазомером определил высоту забитого гвоздя. До него я могу достать кляпом только поднявшись на цыпочки. При связанных ногах у меня будет один шанс зацепиться за него и дернуть кляп хотя – бы вниз. Постояв немного у стенки и дав своим ногам немного отдохнуть, я резко приподнялся на цыпочки и максимально возможно подняв лицо вверх, зацепился верхней частью кляпа за спасительный гвоздь. Дернул лицом вниз, но тряпка из которой был выполнен кляп не выдержала и сорвалась с гвоздя. Кляп продолжал надежно сидеть в моем широко открытом рту. Нужна еще одна попытка, подумал про себя я. Ноги уже плохо держат равновесие, а кляп нужно зацепить чуть выше, где тряпка еще не порвалась. О боже когда это все кончится! Для этого мне будет не достаточно подняться на цыпочки, а скорее всего, даже нужно немного подпрыгнуть, что я и сделал минутой позже. И в этот раз меня постигла неудача, гвоздь издал металлический звук, схожий со звуком струны, после того как кляп от него отцепился. На ослабевших ногах я не удержался и рухнул на пол. Сильная боль в плече заставила меня глухо замычать в кляп. Мое положение оказалось плачевным, правую ногу окончательно “свело” и я не мог никак подняться на ноги, так и остался лежать на полу до прихода Надежды. Я потерял счет минутам, руки и ноги уже порядочно затекли под тугими веревками, кляп продолжал рвать рот и не давал свободно дышать, под колготами и кофтой я стал затекать потом. Но вот дверь открылась и в ней появилась моя спасительница. Господи, как ты тут оказался! – с неподдельным испугом спросила Надежда. МММФ… . у меня вырвалось глухое мычание. Я стал биться в путах и мычать через кляп уже по настоящему, без всякого намека на подигрыш. . Надя подлетела ко мне, обхватила меня своими нежными руками, приподняла в сидячее положение. Потерпи немного, – вырвалось у нее с уст. Сначала она освободила меня от ненавистного кляпа, резко выдернув его из моего рта. От резкой боли в скулах я тихо застонал. Она нежно обняла меня, стала покрывать мое лицо поцелуями. О боже, про веревки совсем забыла. Надя быстро подошла к столу и достала от туда нож. Через несколько секунд я был освобожден от всех веревок. Глупенький, если очень хотел освободиться, нужно было добраться до стола и взять нож. Ножом ты мог бы перерезать веревки, и путь на свободу открыт! Наденька, я растерялся от неожиданности, ведь до этого дня ты меня не переодевала и тем более не связывала, и еще, когда я упал, то ушиб левое плечо, и у меня свело ногу, она до сих пор болит. Только сейчас я заметил, что после бани Надя переоделась. На ней было легкое летнее платье и сексуальные колготки телесного цвета с отливом. Мой бедный, бедный Юрич, – с нежностью произнесла она. Не обижайся на меня пожалуйста, я только когда парилась в бане, поняла что поступила с тобой слишком круто. Наверное хмель ударил в голову, – по детски, с наивной интонацией, выпалила скороговоркой Надя. Наденька, мне было очень плохо без тебя, я почувствовал себя униженным и брошенным, беспомощно лежащим на полу.

     Юрич, ты мой, я никогда тебя не брошу и некому тебя не отдам. Она помогла мне подняться на ноги, я оперся на нее, ухватившись за ее стройный стан и она помогла мне доковылять до кровати. Наденька принялась растирать мои затекшие руки и ноги. А теперь расскажи, как ты оказался у двери и что ты там делал? , – с интересом спросила Наденька. Я рассказал ей о всех своих мытарствах, приключившихся со мной во время ее отсутствия. Она громко рассмеялась и сказала, что много потеряла, не увидев мои неуклюжие попытки освободиться от ее надежного кляпа. Надя, мне было не до смеха, – с обидой в голосе ответил я. Ну вот, ты опять обиделся, не обижайся на меня, очень, очень, очень прошу тебя, – нежно, почти шепотом, ответила Надя. Я буду любить тебя сегодня так, что ты забудешь все на свете, мы останемся с тобой на этом маленьком островке любви, где только ты и я. Именно сейчас я понял, как сильно я люблю этого человека. Я долго искал тебя, Наденька, почти всю свою жизнь, и очень боюсь потерять тебя. Быть с тобой, слушать твой нежный голос, наслаждаться твоей природной красотой, любить и быть любимым, вот оно, настоящее счастье, – искренне произнес я. Надя смотрела на меня влюбленными глазами, снимая с меня колготки и свитер. Мы бросились друг другу в объятия, помогая расстегивать и сбрасывать все что на нас было одето. Ревнивые одежды сброшены! Началась настоящая любовь.

     

     29 июля 2005

     

     Алекс Мясоедов