Есения вся. Часть 4

     — Придет ночка, побеседуете с девочкой. Ты же пришел для беседы.

     Сенька ущипнула тетку. Они вышли в коридор.

     — Тетя, прекратите, мне стыдно. — Нервничала племянница.

     — Ну хорошо. Я его уведу, — пообещала тетка. Пусть он душ примет, а то у него в квартире нет воды. Какая то авария на трубопроводе.

     — Пусть примет, я ему полотенце дам, только белье свое из душевой уберу, оно там сушиться.

     — Да не убирай ничего. Что он, трусиков не видел?

     Минут через 20 молодая хозяйка выдала гостю свежий халат и полотенца и тот направился в душ.

     Александр был сам не свой, он почему-то волновался и это было заметно.

     — Саша, не нервничай, — держала его за запястье тетя. — Вспомни, мы с тобой все обсудили, пришли к взаимопониманию. Успокойся, смирись. Твоя жена просто побеседует с Павлином и все.

     — Есения, гость видимо останется ночевать у вас, — посмотрела тетка на племянницу. — Ты, как хозяйка обязана заботиться о чистоте дома. А гость у вас такой, что таскается, где ни попадя. Может вам на постель и вирус какой занести. Поэтому, тебе надо пойти к нему в ванную и проследить, чтобы он помылся, как следует. Просто проследить и все. Ок?!

     Сеня кинула взгляд на супруга, кивнула и зарделась.

     — Ну тогда иди, он ждет и дверь там открыта.

     Дивчина, то и дело оглядываясь на мужа и на тетю, вошла в ванную, где вовсю шумела вода.

     — Ну куда ты?! — Прикрикнула Вера, — ты думаешь своей головой, кто в ванную ходит одетый? Разденься, будь голой.

     Девушка неловко приподняла край футболки. Тетка не выдержала, психанула, сама посрывала с племянницы одежду и втолкнула ее в ванную абсолютно голую:

     — Ну что ты, молодая, замужняя баба, а голого мужика боишься? — Учила она. — Привыкай с мужиком быть голой!

     — Павлин, — обратилась она к свекру, — раздвинь шторки, глянь, кто к тебе взошел! Встань, встречай свою подруженьку.

     Мужчина раздернул шторы, одну сорвал, она укрыла собой умывальную раковину.

     Глаза гостя были залеплены пеной, он протирал их:

     — Повернись на нас, покажи девочке себя и своего мил- дружка. Он теперь будет их другом семьи!

     Блестящий член в пене лениво свисал прямо на Есению. Павлин был высок, плюс ванная. Его хуй качался почни на уровне рта малышки.

     — Смотри, Сенечка, какой у вас дружок славный. Возьми его в ручку, не стесняйся. Он хороший, хоть и большой. Приручи его!

     Возьми мочалку и помой. Хорошенько мой, яйца, залупу, все складочки. Там она самая зараза гнездиться.

     Девушка неловко водила мочалкой, явно зачарованная зрелищем.

     Вера взяла запястье Сениного супруга, нащупала пульс:

     — О, как ты нервничаешь. Так нельзя. Ну ко расслабся. Ничего страшного не происходит. Просто смотри и все.

     Павлин наконец протер глаза и увидел перед собой голую, юную красавицу. Он слегка опешил, а его член тут же круто встал. Его носитель закряхтел от неожиданности.

     А девушка явно испугалась такого резкого вставания. Ведь хуй мужчины возбудился прямо на ее глазах. Она даже отпрянула. А тетя захохотала:

     — Не бойся, дуреха, от него еще никто не умер, а родились многие.

     — Гляди на него и мой! — Наставляла тетя, а сама цепко держала руку племянника. Он кажется был не совсем в адеквате.

     Есения обхаживала возбужденный член и ее небольшая вагина налилась кровью, раскрылась, заалела от возбуждения, заблестела смазкой.

     — Так-то, милая, природу не обманешь, — ухмылялась тетя.

     — Соси, — велел мужчина и принагнул голову девки к члену. Та выронила мочалку и с надеждой глянула на тетю, как бы ища поощрения и одобрения.

     — Теперь соси, чего уж стесняться.

     Партнерша лизнула головку, придерживая рукой попробовала взять ее в рот. Пульс Санька зашкаливал.

     — Язычком девонька под головкой и вокруг, — просила опытная наставница.

     Лаская член ротиком, еще неумело подрачивая его рукой молодая любовница старика робко взглянула на него, сначала словно недоуменно, потом нежно и преданно. Тот подмигнул будущей наложнице. И тут случилось неожиданное — взвизгнув, девочка залепила лицо ладонями и, ничего не видя вокруг, кинулась в спальню, где и закрылась на шпингалет. По коридору разлетелись мокрые следы ее босых ног.

     — Ну с вами не соскучишься, — кудахтала тетка. — У одного чуть сердце не выскакивает от волнения, другая члена испугалась, а еще молодожены! Павлин задернул остаток шторы и продолжил мыться, однако его член никак не опадал.

     Вера увлекла Сашу на кухню, усадила за стол. Все еще держа за руку стала успокаивать, проводить так сказать, сеанс импровизированной психотерапии.

     — Ни к чему волнения. Повторяю, Павлин просто побеседует с твоей женой, один на один в спальне, и все. Отпусти ее на беседу с ним, пожалуйста.

     Вскоре на кухню впорхнула Есения. Она была в длинной кремовой ночнушке на голое тело. Девушка вошла стремительно, словно влетела, ночнушка как бы клубилась вслед за ней.

     Женщины молча держали парня за руки.

     — Сашенька, отпусти меня на беседу с нашим другом семьи, — стала просить Сеня. — Мы не долго, обещаю. И я тут же вернусь к тебе, и у нас все будет так, как раньше.

     — Всего одна беседа, Санек. — Подняла указательный палец тетя.

     — Туки- туки, — шутливо постучал в двери лукавый Павлин и приоткрыл дверь. — Он был в одной рубашке на голое тело. Его член дико стоял.

     — А где вы тут закрылись от меня? Где спрятали от меня мою девочку? Мое сокровище. Есения, позволь пригласить тебя на беседу в спальню.

     Павлин был совсем не такой грубый как в прошлый раз. Видимо тетка провела разъяснительную работу.

     Вера встала. Вытолкнула охальника. Вышла за ним:

     — Иди в спальню и жди. Пусть они поговорят.

     На кухню к молодоженам она вернулась с каким-то большим красным тюбиком и держала его, не выпуская.

     — Сашенька, — говорила она, — ты же большой, умный мальчик. Мужчины и женщины иногда беседуют наедине. Разговаривают и все.

     Есения преданно и с надеждой смотрела в глаза супругу:

     — Отпустишь?

     — Отпусти, — вторила ей тетя. — Тут должно быть все с твоего согласия.

     — Туки- туки, — снова приоткрылась дверь, — ну где ты, я заждался, — буквально изнывал от нетерпения тетин свекор. От возбуждения он уже смахнул с себя и рубашку, был абсолютно голым с торчащим колом членом, густо овитым рельефными венами.

     — Ну подожди, — взмолилась тетка. — Она вскочила, за руку вовлекла свекра на кухню, взяла за член.

     — О как дико ты возбудился. Так же нельзя. У тебя что, давно бабы не было? Горячий какой, прямо огненный. Ты не температуришь, заразы никакой нет, давно проверялся? — тараторила тетка. — Побеседуешь, потерпи, он у тебя прямо каменный! Сейчас я помогу.

     Она открыла тюбик, выдавила что-то прозрачное на руку, включила верхнюю лампочку:

     — Он у тебя какой-то просто фиолетовый, точно, какой-то вирус. Ну ладно, дай я тебя подготовлю к беседе.

     Женщина стала наносить на член смазку:

     Молодожены держались за руки и старались не смотреть на голый хуй.

     — Как у коня, — промазывала Вера ствол, тщательно прорабатывая весь рельеф.

     Павлин не выдержал, вырвался, вознес Есению высоко на руки, подхватив ее под бедра, так что всклубилась ночнушка.

     — Подожди! — Заорала тетка, — опусти ее! — Она орала так громко что мужик невольно послушался и опустил.

     Вера сорвала с Сеньки ночнушку, нанесла лабрикант на пальцы стала смазывать возбужденный, горячий рубец племянницы, глубоко проникая вовнутрь.

     Та выпячивала лобок навстречу теткиной руке и уже вовсю сосалась с мужчиной.

     Павлин оттолкнул женщину, снова подхватил уже голую девушку и стремительно унес ее в спальню. Саша увидел на удаляющемся в темноту искаженном личике жены слезы. Она плакала навзрыд.

     

     — Осторожнее с ней, она девственница почти, — крикнула вдогонку Вера.

     Послышался стук брошенного на постель тела, и тут же раздался истошный, пронзительный, мучительный, больной стон девы, словно ей глубоко и разом вогнали нож под сердце по самую рукоять.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]