Елизавета плачет. Нервы…

***

Елизавета плачет. Нервы…

И маска сброшена с лица.

Ее всегда считали стервой,

Умевшей покорять сердца,

Желавшей только первой. Стылый

Рассвет вставал далек и ал.

Она владела странной силой –

Надменный взгляд в себя влюблял.

Вообще, она была красива,

Проникновенна, как слеза:

Великолепные, как сливы,

Большие синие глаза,

Сухие розовые губы

И серебристый водопад

Прямых волос. Такие губят,

Не замечая. Всякий рад

Встречаться с ней – на внешность падки

Мужчины (логика проста).

Но в ней жила одна загадка,

Улыбкой с пыльного холста

Светясь… Ей было тридцать восемь

(Урок, казалось бы, усвой).

Невдалеке сквозила осень

С дождем, желтеющей листвой.

Семью бы ей… Но почему-то

Она всегда была одна.

Находят странные минуты,

Мы замираем у окна.

Преподавательница вуза:

Доход, успех и все при ней.

Но не до брачного союза

И серых дней. Игра теней…

Не оказался сон ли вещим?

Весь сильный пол у стройных ног –

Увы, она любила женщин…

Провинциальный городок

Не понял бы Елизавету.

И монотонно время шло.

Она таила склонность эту,

Но становилось тяжело.

Гуманитарные науки,

Картины близости во сне.

А спас ее от этой муки

Отнюдь не рыцарь на коне…

***

Лариса честно шла на «красный»

Диплом, сильна и молода.

Собой она была прекрасна,

Как драгоценная звезда.

От глаз глубоких, темно-карих

И от каштановых кудрей

Приостанавливались парни…

Хотя судьба была хитрей.

Студентке только восемнадцать.

Она читала много книг.

И эти трепетные пальцы

Не прикасались ни на миг

К мужскому телу. Легкий ветер

Ласкал связующую нить

С ее мечтой… Елизавете

Досталось ей руководить.

Лариса верила и чуду,

И чувству, что стучало в дверь.

И эта женщина повсюду

Ее тревожила теперь.

Молчать, сомкнув устало веки.

Домой, конечно, не пора.

Все проводить в библиотеке

И кабинете вечера

Над курсовой. Крошить печенье

На стол, смеяться и болтать,

Пить черный чай… Меж тем, влеченье

В них начинало нарастать.

Кормить багетом голубей и

Бродить по паркам. Не видна

Тоска, поскольку их обеих

Уже несла одна волна.

И Лизе нравилась Лариса

(Влюбилась, кажется, всерьез).

Обняться с ней бы, раствориться

В текущем золоте волос,

Коснуться нежного овала

Лица, вдвоем сойти с ума…

Подруга не поцеловала

Ее, конечно, бы сама.

Хотя ждала… Горели скулы –

Томился юный книголюб.

Елизавета вдруг коснулась

Ее влекущих ярких губ…

***

И та ответила… Сначала

Была стеснительна, робка,

Но контур женского плеча ли,

Великолепная рука

Раскрепостили и студентку.

Сейчас бы мягкую кровать

И теплый душ. И целый день так

Друг друга томно целовать,

Любить, распробовать на ощупь,

Потом на запах и на вкус.

«Все оказалось много проще…

Не так ее я и боюсь».

А между тем Елизавета

(Как скоро сделались близки!)

Под тонкой блузкой чуть заметно

Ласкала нежные соски,

И те твердели, наливались…

В глазах Ларисы все плывет,

А эти опытные пальцы

Уже исследуют живот

И забираются под стринги,

Где гладят жаркий бугорок

До сладких судорог внутри… О,

Незабываемый урок.

А поцелуй все длится. Мелом

Писать признанья бы… гляди.

Но пальцы девушки несмело

Уже касаются груди

Елизаветы – спелой, сочной.

Подруга делает намек:

Теперь немного бы помочь ей.

Лариса гладит между ног

Преподавательницу. Пряди

Ее разбросаны. Горят

Глаза. Она близка к награде.

Оргазм находит как разряд.

Теперь-то все в порядке… Обе

Довольны, и смущенья нет.

Смеются («Ну, у нас и хобби…»)

И покидают кабинет.

Пусть это чувство вечно длится

На стыке неба и земли.

Елизавета и Лариса

Друг друга, кажется, нашли…