Эффект Островского. Часть шестая. Резинки и таблетки

     В последующие ночи мы любили друг друга совсем не платонически. Но я не испытывал того блаженного чувства всепоглощающего наслаждения, которое было в первую ночь. Сначала я не понимал, в чём дело. Но потом — дошло. Через резинку презерватива моя самая чувствительная часть не соприкасалась непосредственно с бархатистой нежностью принимающей меня вагины. Это не давало полноты восторженных ощущений. Ну, вроде как бы целоваться через противогриппозную маску. То есть, вместо эмоционально насыщенного слияния получалось что-то вроде физиологической разрядки, наподобие мастурбации, хотя и с участием любимой женщины.

     Вероятно, маменьке нравилось трогать жёсткий молодой член. Я так думаю потому, что она всегда сама надевала презерватив. При этом она вначале поглаживала штырь пальчиками, потом ладошкой и только после накатывала резинку. Выражение лица у неё, во время такой процедуры, становилось каким-то особенным, какого я не замечал в днём. Для меня её прикосновения были очень приятны. И, даже слишком! Член напрягался так, что готов был брызнуть, и мне с трудом удавалось сдерживаться от преждевременного извержения. Поэтому, однажды, когда маменька, со своим особым (я бы сказал «сладострастным») выражением лица достала презерватив, я набрался наглости и спросил:

     — Ксюша, а нельзя ли без этой резинки? С ней как-то не то… Я не ощущаю тебя так, как хотелось бы… Я чувствую мёртвую резинку, а не твою нежнейшую пещерку живого счастья… Давай без презика… А-а? …

     Маменька, с лёгким удивлением, посмотрела на меня, выражение её лица сменилось на привычное ласково-мечтательное:

     — Нет, Коленька! Без презика — нельзя. Мне нельзя беременеть от тебя. Из-за инцеста может родиться ребёнок с какими-нибудь врождёнными дефектами.

     На лице её появилась гримаса отторжения:

     — Нет-нет-нет-нет! Только не это! Не дай бог! …

     Видимо, в моих глазах она увидела такое огорчение, что сделав над собой какое-то усилие, она чуть задумчиво выговорила:

     — Ну, … правда есть противозачаточные таблетки… Я их раньше принимала… Но, от них у меня появляется депрессия… А это так противно!! И во влагалище становится как-то суховато, что тоже неприятно… А если поставить спиральку, то начинается эрозия матки…

     Немного помолчав, она задумчиво продолжила:

     — Правда, у женщин есть такие дни, когда забеременеть почти невозможно. Ну, давай, в такие дни будешь входить в меня совсем голеньким… — она засмеялась и шаловливо щёлкнула пальчиком по моему торчащему отростку.

     — У меня должно быть два таких дня в начале месячного цикла и два — в конце. А в другие дни давай будем чередовать: один день ты с презиком, а другой — я с таблеткой. Если принимать таблетки не каждый день, то, может быть, депрессия не появится? … Но, если появится, то уж извини! … Либо терпи и не приставай, либо с презиком!!!

     Ещё немного помолчав и потрогав напряжённый кол, она слегка вздохнула и, чмокнув меня в щёку, произнесла с заметным облегчением, как человек нашедший выход из затруднительного положения:

     — А вообще-то, женскому организму необходимы те гормончики, которые у тебя прячутся вот здесь — и она пощекотала мои яички.

     — Эти гормончики тормозят процесс старения женщины. Особенно заметно — для кожи. Так что, давай, в те дни, когда безопасно, «орошай своею лейкой мой тайный сад»!!!

     И она, опять звонко рассмеявшись, навалилась на меня, страстно целуя…

Страницы: [ 1 ]