Двойная жизнь. Часть 2

     Сам распаковал тонкую пачку, раскрыл ее. Я достала сигарету и преподнесла к губам, Сергей молниеносно зажег турбозажигалку, она загудела и опалила кончик сигареты. Оставив пачку и зажигалку около меня, бармен тут же удалился. Втянула дымок. Он заполнил все легкие, немного обжег, чуть было не закашляла. В глазах чуть потемнело от неожиданности, что сигареты оказались достаточно крепкими. Задержала на несколько секунд дыхание, все успокоилось, и я сделала плавный выдох. Струя сизого дыма устремилась вверх под потолок и где-то там бесследно растворилась.

     На какое-то мгновение я забыла про его руку и только после выдоха вспомнила про нее. Еще несколько раз втянула дым, он опьянял. Положив сигарету на блюдце, я привстала. Взяла руками юбку и все так же не на кого не обращая внимания, приподняла юбку чуть повыше и села обратно. Теперь ее широкая кайма свободно свисала вдоль стула. Я снова взяла сигарету и глубоко затянулась.

     Его рука приподняла юбку, и ладонь сразу погладила обнаженную попку. Похоже, он даже не удивился, что я без трусиков. Пальцы гладили мою попку и в знак благодарности я чуть прогнулась и еще чуточку сдвинулась на стуле назад. В паху ныло, ужасно ныло, и только сигарета еще сдерживала меня, чтобы не повернуть голову и не посмотреть ему в глаза. И тут его пальцы коснулись губок. Я почувствовала, насколько они были влажными, поскольку его палец, не испытывая никакого сопротивления чуть провалился. Но я и в этот раз ничего не сделала, только чуть больше нагнулась вперед, как будто устала и локтями облокотилась на барную стойку. Его палец еще глубже ушел в пещерку. Он просто тащился от этого, а я же не могла ничего поделать с собой. Бармен наводил порядок, рабочий день заканчивался, в зале еще оставалось несколько посетителей. Сергей подошел и напомнил, что бар закрывается, они закивали и стали жадными глотками осушать свои бокалы.

     Пальцы насладились, а после, все влажные, выскользнули и потянулись вверх. Тут же указательный палец уперся в анус и надавил. Я замерла, а он так легко вошел, что даже удивилась этому. Может я была готова, а может от того, что его пальцы были мокрыми, не знаю, но я испытала странное блаженство. Я как кошка чуть вильнула попкой, только чуть-чуть, говоря тем самым: не останавливайся, видишь, я готова. Сейчас меня не очень смущали уходящие посетители и совершенно не смущал бармен. Сергей наверняка и так все видел, что делается, поэтому строить из себя недотрогу было бы просто глупо. Я еще раз сделала затяжку, глотнула остаток пива и как только поставила пустой бокал, бармен как волшебник появился с новой порцией.

     – Спасибо, – с благодарностью сказала ему.

     Он еще раз прошелся по залу, проверил, не оставил ли кто-нибудь что-то. Поправил стулья и рекламные стикеры, зашел за стойку и вытряс из ведра мешок с мусором, после сказал, чтобы его не теряли, пошел к выходу. Бар небольшой, повар наводил порядок у себя на кухне, а за зал отвечал, наверное, сам Сергей.

     – Покажи свою попку, – как только закрылась дверь, сказал мужчина.

     Я так и не повернулась в его сторону, а только опустила руки вниз и приподняла юбку, так, чтобы он мог спокойно видеть ее. Поза была вульгарной. Ощутила, как створки разошлись, так же, как иногда расходится шов у пережаренного пирожка. Внутренние губки, вытянувшись дудочкой, стали выворачиваться наружу, я не могла их сдерживать, они нагло выпирали. Его ладонь шлепнула меня по ягодице, я чуть охнула, но не специально, а от неожиданности.

     – Приподнимайся, – спокойно приказал он мне.

     Я так и поступила. Приподняла со стула свою попку, не забывая тем самым еще придерживать юбку, чтобы она не упала. Мужчина еще раз надавил на анус. Жжение в паху. Уловила еле слышный шум расстёгивающейся молнии, замерла в ожидании. Еще чуть наклонилась вперед, и тут он ткнул им в анус. Я хотела именно этого, в попку, то, что позволяла делать чужим мужчинам, но не мужу. Этот секс не для дома, не для моей постели. Он для тех моментов, когда я готова взбеситься и подставить зад буквально под любого. Лишь бы избавить себя от этого нестерпимого, убивающего зуда в паху.

     Он ткнул сильней, и его головка сразу провалилась вглубь попки, он, как бык, довольно замычал.

     Наша одежда, она же – наше положение в обществе. Все разваливается, когда ты голый, такой, какой есть на самом деле. Нищий может стать благородным рыцарем, а губернатор ничтожеством. Все становится на свои места. Поэтому многие так боятся смотреть на себя в зеркало без ничего, такими, какими их родила женщина, их мать.

     Мыча, он вогнал свой член. Вошел так глубоко, что я перестала дышать. Его руки скользнули под блузку, я чуть раздвинула в локтях руки и его ладони сразу же легли на грудь.

     – Ааааа: – Не сдержалась я.

     Он не ответил, не съехидничал. Кажется, не услышал меня, а сжимая мою грудь, начал танец быка. Его член с легкостью врывался в мою попку, я млела, я таяла, я мурлыкала и тащилась как женщина, как девка, как шлюха. Я испытывала огромное наслаждение от того, что меня в жо: Я повалилась телом на барную стойку, давая ему свободу действия. Мыча, он продолжил.

     Волна то накатывала на меня, то утекала, я жалобно поскуливала, поскольку не испытала того оглушительного состояния, на которое надеялась. Волна бурным потоком врывалась где-то между ног. Так повторялось не один раз, и когда он кончил, я чуть было не заплакала, прикусила губу. Было очень, очень приятно, но хотелось еще и большего. Подняла голову и посмотрела вперед. У стойки, не обращая внимания, копошился Сергей. Он имел прекрасное свойство ничего не видеть, когда это надо, и видеть, когда это необходимо.

     Его член нехотя выполз из меня. Я так и не повернула головы в его сторону, так и не спустила юбки. А только присела на стул и, взяв в руки бокал пива, сделала большой глоток. В зал вошла женщина, тощая, длинная. Я испугалась за себя, и уже хотела было поправить юбку, но она громким и властным голосом обратилась к мужчине:

     – Я тебя потеряла, мог бы позвонить!

     Мужчина обошел барную стойку, положил деньги бармену и, ничего не сказав, вышел вместе с женщиной. Страх отхлынул, а в глазах поплыл сигаретный туман.

     – Мне пора? – зачем-то спросила я у Сергея.

     – Нет, – ответил он и, подойдя к двери, закрыл ее на ключ.

     Сердце екнуло. Захотелось сделать протяжный выдох, но вместо этого я только закрыла на мгновение глаза и сквозь пелену дыма продолжила следить за барменом. Он выключил в зале свет, ответил повару на кухне, тот ушел, и Сергей пошел закрывать за ним запасную дверь. Несмотря на то, что я выпила пива, голова не гудела и не ощущала действия алкогольных паров, на удивление была очень трезвой, даже жаль.

     Он вернулся, обошел барную стойку и, подойдя ко мне, посмотрел на мой голый зад. Юбка так и осталась задранной кверху, я не хотела ее опускать. Лениво соскользнула со стула, пальцами нащупала пуговицу на юбке, расстегнула ее и, опустив руки, перешагнула через нее. Теперь я была в черных гольфах. Они так по-детски смотрелись на мне, удивилась тому, что увидела их на себе. А потом опять уселась на стул так, чтобы попка чуть свисала и была полностью открыта. Облокотилась на стойку, взяла в руки бокал пива и немного отпила.

     За спиной зашуршала одежда. Я не стала его уговаривать, только повернула голову в его сторону, увидела, что он стоит без брюк, его член, как секира, загнутая вверх, смотрит в мою сторону. Улыбнулась. Я думала только об одном, что если сейчас не кончу, то просто взорвусь от той адской энергии, что скопилась в паху, в глубине моих врат.

     Его секира ткнулась в кратер, мне не пришлось ему помогать, он просто надавил. Я уткнулась в стойку бара, ждала прорыва, и он, медленно скрипя, будто ведущий в регби, расталкивая локтями противников, неумолимо продвигался вперед. Раздвинув мою плоть, он вошел весь, без рывков, просто вошел. Приподнялась на цыпочках. Казалось, он посадил меня на кол, я не могла опуститься, настолько он был жестким и сильным.

     Его руки обвили меня за талию и прижали к себе. Сергей не спешил, я привыкала к его безразмерному органу. Легкая боль пронизывала меня изнутри, она отвлекла от того, ради чего я все это делала. Его руки прижимали меня к себе, а я же, безвольно опустив свои, ждала. Просто ждала.

     – Сними это, – попросил он меня и провел рукой по животу.

     Осторожно, боясь последствий, я через голову стянула кофту и положила на стойку. Как только я это сделала, его ладони скользнули от живота вверх, и тут я взбесилась. Прогнулась в пояснице, выпирая в его сторону попку, член вошел еще глубже. Я не испытала боли, только взрыв между ног. Все тело дернулось и затряслось. Он схватил меня как куклу, пальцы впились в талию. Я заскулила, и тут он дернулся раз, второй и вогнал свою секиру. Я зарычала утробно, как тигрица. А после он уже не обращал внимания на меня, а я не обращала на него. Мое тело трясло, швыряло, подбрасывало. Его член пронзал меня. Я упиралась руками в стойку, давая возможность ему самому все делать, а сама ждала и ждала.

     Никогда не думала, что это может быть одновременно так волшебно и мучительно. Грудь подпрыгивала. Глубоко дыша, я прижимала ее к себе и не верила своим ощущениям. Когда он кончил, я не поняла. Он сидел на диване, а я на нем. Сергей прижимал меня к себе и не отпускал, а я не убегала. Сидела, широко расставив в стороны коленки, его пальцы ласкали мои вульгарные, распухшие створки. Он прикасался, и мое тело вздрагивало. Как будто электрические разряды уходили из меня через его пальцы. Я ждала, не двигалась, просто не могла пошевелиться, вот и все.