Дважды жертва

     Она бежала, она пыталась спрятаться. Она уже не кричала – боялась привлечь его внимание. Умная девочка. Хочет выжить. Но ей ничего уже не поможет.

     Он не видел, куда она свернула, но догадывался. Она еще так молода: Младшая дочь, балованный ребенок. Она и сейчас маленькая испуганная девочка, которая бежит от ночного кошмара. Но сегодня у сказки не будет счастливого конца – он убьет ее, несмотря ни на что.

     Где-то в глубине дома хлопнула дверь. Талионис недолго блуждал, в поисках самой красивой и милой двери. Конечно, девочка побежала к себе в комнату, прятаться под одеяло.

     Дверь даже была закрыта. Но разве эта тоненькая перегородка сможет его остановить?

     Он выбивает ее и заходит в комнату. Шкафы с одеждой, тумбочки со всяким девчачьим барахлом, несколько зеркал и: О, да кровать. Большая, просторная – как раз подходит для какой-нибудь оргии.

     Само собой, она не такая глупая, чтобы на самом деле прятаться под одеялом. Но вот один его уголок немного задрался, так что девчушка недалеко. Совсем рядом. Совсем-совсем.

     Обойдя кровать с другой стороны, Талионис резко присел и запустил руку под нее. Удача улыбнулась ему, и он вытащил Найлару с первого раза.

     Девушка кричала, отбрыкивалась, но это лишь забавляло убийцу. Эльфийка одновременно пыталась вырваться и прикрыться – вечернее платье на ней задралось и сползло, обнажая заметно больше нежного девичьего тела, чем следовало.

     И тут Талиониса накрыло волной возбуждения – эта девочка: Нет, все-таки девушка! Эти прекрасные груди, которые так подчеркивает глубокое декольте платья! Так еще и ткань сползла вниз, обнажая, совсем немного, сосочек вишневого цвета.

     А уж эти ножки, которыми она так старательно и безрезультатно отбивается! Длинные, гладкие, такие приятные на ощупь, он проводит по ним ладонями от колен до самых бедер.

     Найлара продолжает кричать, но Талионис не обращает на это внимание. Одним рывком он бросает ее с пола на кровать, заводит ей руки наверх и, оторвав кусочек балдахина, привязывает ее запястья к столбику кровати.

     Она уже не зовет на помощь. Из ее нежных уст слышится лишь “нет, не надо, нет” – она поняла, что он будет с ней делать. Но это лишь больше его раззадоривает.

     Как вампир клыками он впивается ей в шею поцелуем, спускаясь губами все ниже, пока не доходит до ее груди. Он отводит вниз чашечки платья и начинает расцеловывать эти приятные и нежные округлости, легонько поддевать языком ее возбужденные сосочки.

     Она кричит, что ей больно, что ей не нравится, чтобы он прекратил, но он слышит другое – паузы между словами все больше, дыхание все глубже.

     Наигравшись с ее грудью, он вновь спускается к ее ножкам, поглаживая их и слегка пощипывая. Он начинает сдирать вниз ее платье, желая добраться до ее намокшей дырочки. Отчего-то он уверен, что, несмотря на ситуацию, девушка хочет, чтобы ее скорее оттрахали. И он не собирается заставлять ее ждать.

     Она сопротивляется, не дает ему подобраться к ее норочке. Он резко разводит ее ноги, а затем начинает рвать руками и зубами платье на ней. Вскоре, ни один лоскут ткани больше не преграждает ему дорогу. Найлара все пытается перекрыть доступ к своему розовому бутончику, но Талионис неумолим. Сначала он ласкает ее языком, а потом и пальцами. В стонах эльфийки слышаться боль и стыд, наслаждение и похоть. Ее уста на лице говорят “нет” , а влажные нижние губки так и шепчут “да”!

     И он, приподняв свое тело повыше, стягивает с себя одежду и входит в нее.

     Она снова кричит, всхлипывает, но уже не пытается вырваться. Он резкими рывками загоняет в нее свой поршень, заставляя тело девушки дергаться туда-сюда.

     Она сейчас как тряпичная марионетка в руках опытного кукловода.

     Но когда он ускоряется, она отворачивает лицо и закусывает губу. Из уголков глаз брызнули слезы – возбуждение прошло, теперь ей просто больно. Талионису не нравится такой ход событий.

     Он выходит из нее, придвигается повыше, а затем насильно открывает ей рот и засовывает в него свой окровавленный инструмент.

     – Соси! Попробуешь укусить или поцарапать – зубы выбью.

     И пускай он так и так убьет ее, после того как кончит, она подчиняется. Сосет неумело, но с энтузиазмом. Боится.

     Но убийце этого мало. Он перехватывает инициативу, хватает девушку за волосы и начинает буквально трахать ее в рот.

     Он близок к блаженству. И он отвлекся.

     В тот миг, когда он кончает, в комнату вбегает стража. Пока Найлара вынуждена глотать то, что льется белой горячей струей из члена Талиониса, его самого сковывает по рукам и ногам заклятие королевского мага. А в следующий миг ему по голове прилетает щитом.

Страницы: [ 1 ]